Уважаемые посетители!
Cайт находится в разработке. По всем вопросам, пожалуйста, обращайтесь по телефону +79857686591 или по электронной почте ekartbureau@gmail.com. Благодарим за понимание.
Об открытии полной версии сайта мы объявим дополнительно.


   Публикация


АРТ Хроника

2010-09-22

http://www.art-moscow.ru/1891.html

«АРТ МОСКВА»: ПО ТУ СТОРОНУ ПРИЛАВКА

            13-я Международная ярмарка «Арт Москва» в Центральном доме художника проходит в этот раз в конце сентября, одновременно с Московской биеннале. Главная российская ярмарка современного искусства, как и все, страдает от кризиса. Достаточно сказать, что самый опасный ее конкурент — Салон изящных искусств в Манеже — в этом году и вовсе был отменен. «Арт Москва» же устояла, отделавшись легким переносом с мая на сентябрь. Впрочем, от участия в ней отказались несколько российских галерей, в их числе галерея Гари Татинцяна, «Риджина», Paperworks. Других «срезал» строгий экспертный совет галеристов-старожилов, следящих, чтобы ярмарка не роняла профессиональную планку. В нынешней «Арт Москве» участвуют сорок галерей (23 из России, 17 из-за рубежа), почти вдвое меньше докризисного числа. Зато отборные. Остались и бонусы — некоммерческие проекты, куда, например попала выставка модного (и весьма дорогого) живописца Питера Дойга, а также бесхитростный перформанс от группы Tajiks-art, которая готова питать посетителей кефиром и лавашом. У «Арт Москвы» впервые появился и сателлит — организованная молодыми художниками в здании «Известий» ярмарка «Универсам», интригующая самими названиями участвующих в ней группировок — «Латентные монументалисты», «Дети перестройки», «Два рекламиста» — и способная перетянуть к себе самых экономных покупателей. «Артхроника» решила узнать из первых рук, у галеристов-участников, какие проблемы у «Арт Москвы», как сделать ее лучше, и наконец, какое искусство, почему и почем они продают.

«Артхроника» попросила участников «Арт Москвы» ответить на вопросы:
1. Что вас привлекает в ярмарке «Арт Москва»?
2. Чего не хватает ярмарке «Арт Москва»?
3. Каков ценовой диапазон работ на вашем стенде?
4. На каких художников вы делали ставку? Учитывали ли вы местный контекст при отборе художников?
5. Какие альтернативы вы видите ярмарке «Арт Москва» на русском рынке и правильно ли решение о ее переносе с весны на время открытия Московской биеннале?

Альбер Бенаму, Galerie Albert Benamou, Париж
1. Моя галерея участвует в «Арт Москве» с первой ярмарки, и для меня всегда удовольствие приезжать на «Арт Москву».
2. Есть многое, что нужно сделать, чтобы ярмарка была лучше, — например, само пространство не очень функциональное и непрактичное. Нужно больше коммуникаций и организация VIP программы.
3.От €2 тыс. до €300 тыс.
4. Я показываю очень талантливую русскую художницу Дашу Фурсей.
5. Это была хорошая идея — сделать ярмарку во время биеннале.

Дора Штифельмайер, RAM RadioArteMobile, Рим
1. Мы в третий раз на «Арт Москве». Мы заинтересованы в обмене между русскими и итальянскими художниками. В прошлом у Италии были крепкие культурные связи с Россией, и было бы полезно и важно возобновить их. В результате нашего участия в «Арт Москве»-2007 мы сделали выставку Микеланджело Пистолетто и Джанны Наннини в ГЦСИ, а в 2008-м — выставку Карлы Аккарди с Джанной Наннини в Музее современного искусства на Петровке.
2. «Арт Москве» необходимо стать более интернациональной.
3. От €3,5 тыс. до €25 тыс.
4. Мы показываем художников Джетулио Альвиани, Карлу Аккарди, Янниса Кунеллиса, Веттора Пизани и Дмитрия Пригова (последний был нашим близким другом и много общался с нашими итальянскими художниками). Мы делим стенд с галереей Impronte из Милана (как и в прошлом году), которая показывает работы Вадима Фишкина, Анастасии Хорошиловой, Андрея Ройтера и Стаса Шурипы. Наш выбор итальянских художников основан на их желании выставиться в Москве, потому что они видят в своем творчестве связь с русским авангардом и современной арт-сценой. И, конечно, для нас важно качество работ.
5. Нам кажется, что идея хорошая, но две организации должны взаимодействовать так, чтобы посетители — местные и иностранцы — передвигались с ярмарки на биеннале. Если этого не будет, то какой смысл проводить параллельно ярмарку и биеннале?

Катарина Байер, Сaprice Horn Galerie, Берлин
1. Мы не в первый раз в Москве, здесь невероятно изощренный арт-рынок, включая как само искусство, так и утонченный вкус коллекционеров.
2. «Арт Москве» необходимо стать более интернациональной, то есть ей нужны крупные международные галереи плюс непременное присутствие иностранных коллекционеров и кураторов.
3. От €10 тыс. до €150 тыс.
4. Фернандо Ботеро, Роберт Раушенберг, Константин Бессмертный, Александр Тимофеев. В целом мы не учитываем местный контекст и везде показываем одни и те же работы.
5. Определенно это было правильное решение перенести ярмарку.

Эрнст Хилгер, Galerie Ernst Hilger, Вена
1. Некоторое время назад мы начали работать с такими важными русскими художниками, как Александр Петлюра и Анастасия Хорошилова, и мы в контакте с крупными русскими коллекционерами, например, с Александром Резниковым. Так что участие в «Арт Москве» свидетельствует о нашем интересе к ней и вере в русскую арт-сцену.
2. Мне не хватает большего количества иностранных галерей, хотя русские галереи выглядят впечатляюще.
3. Мы сосредоточились на молодых художниках — это Анастасия Хорошилова и Брайан Макки (оба участвуют в нынешней Московской биеннале). Кроме того, мы покажем рисунки 1990-х Брониславы Дубнер («пани Броня» (1924–2004), художница, актриса, модель дизайнера Александра Петлюры. — «Артхроника»), которые очень любим.
4. Ничего дороже €10 тыс.
5. Это была главная причина нашего нынешнего участия. Мы ожидаем интересных посетителей — российских и иностранных — и на стенде, и на нашей презентации коллекции Александра Резникова.

Ханс Кноль, Knoll Galerie, Вена
1. Для меня на «Арт Москве» важны контакты с коллекционерами и участниками художественной сцены. Knoll Galerie участвует в ярмарке с 1990-х годов, и для нас «Арт Москва» всегда была источником новой информации.
2. «Арт Москва» нуждается в других хороших международных ярмарках и в большем количестве хороших коллекционеров. Это, конечно, не означает только деньги — коллекционеры важны прежде всего своим интересом, симпатией и участием в художественном процессе.
3. Цены от €1,6 тыс. (живопись Пола Хорна) до €194 тыс. (бронзовая скульптура Тони Крэгга).
4. Мы показываем на «Арт Москве» британца Тони Крэгга, австрийца Пола Хорна, венгра Чабу Немеша. Конечно, мы думаем о местном контексте, я учитываю свой опыт участия в прошлых ярмарках и то, что я видел на выставках в Москве. Но для меня важно и развитие художников — например, для молодых вроде Пола Хорна важны показы на ярмарках.
5. Я был против перенесения сроков ярмарки — это плохой знак для международного арт-сообщества и коллекционеров (и по правде говоря, многие в Европе спрашивали меня, существует ли еще «Арт Москва»), и я не рассчитывал, что к осени что-то изменится. Но, конечно, для ярмарки большой плюс, что в Москву приезжает много иностранных гостей, поскольку Москве, к сожалению, не хватает международного обмена опытом, и современное русское искусство и художников недостаточно хорошо знают в мире. Точно так же, как в Москве неизвестно многое из того, что показывают в мире.

Емельян Захаров, галерея «Триумф», Москва
1. Мне важна возможность представить новые проекты — например, последняя работа АЕС+Ф до сих пор не выставлялась в Москве. Показать художников, с которыми у галереи пока не было больших проектов, но которые с одной или другой работой были в галерее, — например, на нашем стенде будут скульптуры Игоря Макаревича, «Черный костяной мавзолей» Юрия Аввакумова. Разумеется, интересно познакомиться с новыми клиентами. Увидеть людей — коллекционеров, критиков, музейщиков, которые приезжают на ярмарку, а в этом году и на биеннале.
2. Цены никак не отражают сегодняшних экономических реалий.
3. Работы от €10 тыс. до €150 тыс.
4. Делаем ставку на талантливых художников. Никакого местного контекста быть не может. Это ярмарка искусства, а не народного творчества.
5. Пока это лучшее, что есть на рынке. Появится кто-то, кто сможет организовать ярмарку более профессиональную, кто сможет привлечь больше галерей, клиентов и зрителей — о’кей, но пока альтернативы «Арт Москве» я не вижу.

Елена Куприна-Ляхович, Е.К.АртБюро, Москва
1. Это основная локальная ярмарка современного искусства, мы обязаны в ней участвовать, так сказать помахать ручкой: «Мы живы, мы здесь!»
2. Нет деления искусства на старое и современное, есть искусство и арт-индустрия. Ярмарка в том виде, в котором она существует сейчас, не способствует привлечению «новых интересующихся» в полной мере, круг посетителей был предсказуем все эти годы. Ярмарка сильно смахивает на «междусобойчик». Если вспомнить самую первую «Арт Москву» в ЦДХ, когда одновременно выставлялось и старое, и современное искусство, — этот формат кажется удачным для расширения круга интересующихся, но утопичным. (Ярмарка Бувье в Манеже (Московский международный салон изящных искусств. — «Артхроника») не совсем такая, там все-таки акцент на старом.) По крайней мере хронологические рамки ХХ века можно было бы расширить в виде эксперимента.
3. В этом году в связи с «новыми условиями ведения бизнеса» большинство выставляемых на ярмарке работ находится в ценовом диапазоне до $10 тыс. Будут и до $1 тыс., но, может быть, парочка подороже — $50–60 тыс. В связи с теми же «новыми условиями», как ни странно, могут появиться новые люди, которые не слишком потеряли в деньгах, но приобрели свободное время и могут отвлечься на что-то, кроме работы.
4. Так как в нашем собственном помещении мы обычно делаем некоммерческие проекты, то на ярмарке стараемся представить «коммерческую эссенцию» из проектов наших художников за сезон.
5. Решение проводить ярмарку во время биеннале мне кажется абсурдным. У биеннале плотная программа: у специалистов не будет времени, а вся московская «целевая группа» также стройными рядами двинет смотреть биеннале, а не ярмарку.

Сергей Попов, галерея pop/off/art, Москва
1. За «АртМоскву» я испытываю гордость как за единственную легитимную ярмарку в самом центре огромной Евразии, но в то же время имею предубеждения насчет нее — неизменно самой бедной и окраинной арт-ярмарки Европы.
2. «Арт Москве» не хватает динамики и эволюции. Вычистив все неудобные галереи год назад, она фактически возвратилась к тому же формату, что был в самом начале. Что само по себе неплохо, но в чем же тогда результат тучных 2000-х? Нужна сильная художественная программа за пределами коммерческой зоны, необходимо превращение врагов и конкурентов в помощников и сателлитов, нужны интересные разговоры и образовательные программы по арт-бизнесу в рамках ярмарки, нужно приглашение групп коллекционеров из разных стран. Нужно, чтобы все понимали, что рынок — общее дело, а не множество разделенных стенами клеток.
3. Работы на стенде представлены с учетом «кризисного» ценового диапазона — например, крохотные уникальные объекты стоимостью от €800 до €1,5 тыс. (Виталий Пушницкий), фотография в пределах €2 тыс. Но основные работы по-прежнему в основном ценовом сегменте — от €10 тыс. до €20 тыс. (наиболее дороги объект Анатолия Осмоловского из дерева и керамический объект Татаринцевых).
4. Сейчас не время для экспериментов, поэтому ставка делается на проверенных рынком мастеров – Анатолий Осмоловский, Виталий Пушницкий, Кирилл Челушкин. Единственное исключение — Дмитрий Каварга с экспериментальной интерактивной скульптурой. Их показ, конечно же, делается в основном в расчете на местную аудиторию, просто потому что доля зарубежной аудитории «Арт Москвы» ничтожна. За любой рубеж поехала бы совершенно иная выборка авторов и вещей.
5. Это «Арт Москва» должна следить за тем, чтобы у нее не было альтернатив, как у ARCO в Испании, но поскольку короля делает свита, было бы неплохо окружить «Арт Москву» цепочкой милых камерных коммерческих затей по всему городу, что, впрочем, кажется, уже происходит — объявлена ярмарка «Универсам»; ярмарку мелкого дизайна на «Винзаводе» тоже было бы правильно привязать к big event.

Лариса Гринберг, Photografer.ru Москва
1. Привлекает возможность приобретать новых клиентов, которые, может быть, не дошли бы до нашей галереи (так как не воспринимали фотографию как часть современного искусства). Важны возможность сделать свой галерейный стейтмент и быть увиденными/оцененными как любителями, так и профессионалами. «Арт Москва» привлекает большое количество людей, не собирающих искусство, но интересующихся им — это будущие наши покупатели, они должны увидеть искусство не как что-то «музейное», но что-то такое, что можно купить и повесить на стену и сделать свою жизнь лучше.
2. На фоне нас, торгующих, хотелось бы видеть мощные кураторские некоммерческие проекты. Хотелось бы больше кураторского присутствия в самой организации ярмарки, — чтобы ярмарка сама по себе уже была заявлением.
3. От €600 до €7 тыс. на верхней границе диапазона — авторы с мировым именем. Очень недорого, если подумать.
4. Мы делали ставку на тех, с кем традиционно работаем. Одной из наших долгосрочных задач является создание связной истории современной российской фотографии, контекста для ее восприятия; показать важнейших авторов 1960–1980-х и продемонстрировать, как наиболее сильные молодые авторы вырастают из этого контекста. Так что будут авторы молодые и авторы заслуженные.
5. Прямых альтернатив пока не видим. Разве что Салон изящных искусств в Манеже, но он совсем другой. Правда, хотелось бы видеть больше такого рода ярмарок — возможно, более специализированных и менее масштабных. Но это дело будущего.

Мария Попова, Diehl+Gallery One, Берлин-Москва
1. «Арт Москва» — лучшая из возможных профессиональных ярмарок; соответственно, что касается встречи с существующими и будущими клиентами, профессионального общения — в нынешних условиях она индикатор состояния рынка современного искусства.
2. «Арт Москва» хорошо организованна, ей просто не хватает профессиональных галерей, но, как мы все понимаем, — это не проблема организаторов: русский рынок так и не стал интересен крупным западным галеристам.
3. Мы выставляем в основном работы «средней» ценовой категории, от $8 тыс. до $35 тыс., только работу Чжана Хуана можно назвать дорогой.
4. Чжан Хуан, Томас Флоршиц. Мы, несомненно, делаем ссылку на местный контекст и на особенности периода — русские коллекционеры все-таки предпочитают живопись, и она должна быть «приятной».
5. Думаем, что это эксперимент — нужно попробовать, и все поймут, стоит ли его повторять. Не надо иллюзий — немногие иностранные дилеры и коллекционеры приезжали специально ради «Арт Москвы». Но есть очевидный минус: тем, кто сидит на ярмарочных стендах, будет трудно «разорваться» и попасть на открытия в рамках биеннале.

Елена Селина, XL галерея
1. Нет выбора. Она у нас одна.
2. Спонсоров, арт-директора и грамотной pr-подачи. Два последних пункта связаны с первым.
3. На эти вопросы мы отвечаем только коллекционерам.
4. Любая ярмарка — это рядовая рабочая задача. Помимо «Арт Москвы» мы участвуем еще в четырех ярмарках, и в категориях «ставка на художника» и «местный контекст» уже давно не рассуждаем. Есть интересные работы — показываем. Старые, новые — неважно. Важно, как они связываются между собой.
5. Пока никаких.