Уважаемые посетители!
Cайт находится в разработке. По всем вопросам, пожалуйста, обращайтесь по телефону +79857686591 или по электронной почте ekartbureau@gmail.com. Благодарим за понимание.
Об открытии полной версии сайта мы объявим дополнительно.


   Публикация


Профиль

2004-05-31

http://www.profile.ru/items_9339

Обречены на страшные Микки

Владимир Харченко

            В ЦДХ прошла восьмая Международная художественная ярмарка современного искусства "АРТ Москва". Зрелище, несмотря на всю свою веселость, весьма печальное: ярмарки в нем все больше, а вот современности и искусства – все меньше.

            В нынешней "АРТ Москве" приняло участие 45 галерей из 13 стран мира. Все стремятся быть как можно более "современными". Нынче это слово в применении к художественному искусству почему-то стало синонимом провокации, аттракциона и шаблона. Современное искусство отчаялось сразить зрителя мастерством и все последние годы пыталось покорить его идейно-креативной составляющей. Довольно долго это удавалось. На прошлогодней "АРТ Москве" большим успехом пользовались и Che Burashka Дамира Муратова (Чебурашка с "калашом"), и чучело Анны Курниковой от Олега Кулика, и инсталляция "Янтарная комната" Андрея Логвина (комната, все стены которой были заклеены масками Путина), и другие работы на тему Владимира Владимировича, политики и поп-персонажей.

            Нынешняя "АРТ Москва" ярко продемонстрировала: художники выдохлись. Мастерство по-прежнему не в почете, а с креативом начались большие проблемы. Куда ни глянь – все то же: Путин, который как объект поп-арта уже и в прошлом году был не особенно "свеж", Микки-Маусы и прочая анимационная живность – от Буратино до Человека-Паука. Судите сами: в прошлом году показывали статую Ленина с головой Микки-Мауса. В нынешнем уши бедного Микки торчали уже отовсюду. Даже из черепа Мао Цзэдуна (после чего китаец стал Mickey Мао и его оценили в $3000). В другом творении головы Микки и жены его Минни замещают штатные аналоги на плечах скульптуры "Рабочий и колхозница". Такой сплав отечественного и американского брендов тянет уже на $50 000.

            Президент в этом году размножился, как агент Смит. Только Смит был очень однообразен, а Путин много- и благообразен одновременно. То с бакенбардами Пушкина (работа Константина Латышева под названием "Путкин" предлагается за $4000), то рядом с иконой, то сразу одиннадцать Путиных в форме сборной России по футболу наводят ужас на незнакомых с дзюдо бразильцев и французов. Такое впечатление, что круче Путина большинство современных художников не может придумать ничего. Или боятся это выставить на всеобщее обозрение.

            В прошлом году американская семейка Симпсонов успешно вписывалась во "Всемирную историю искусств" Дали. Гомер с родичами довел цену шедевра до $5000. В этом году нас ожидал очередной "идейный прорыв": "Медведь на джипе". Итак, представьте: шишкинский лес с семейством косолапых. А в елях застрял голубой внедорожник Mercedes-benz ml430, по которому лазает медвежонок. Полотно форматом 197х301 см стоит $15 000. В павильоне потенциальному покупателю долго объясняли, что "художник потратил на картину два года своей жизни". Сам Шишкин, увидев голубого "мерина", наверное, постарел бы на столько же. Кстати, как оказалось, главное достоинство картины "Медведя на джипе" в том, что "она четко прописана". Да, "мерс" писался наверняка с натуры, причем мастерски. Правда, копированием классики студенты художественных вузов занимаются уже на младших курсах и особого таланта тут не требуется.

            Вообще, работы, не вызывающие дежа-вю, можно чуть ли не по пальцам перечислить. Это, несомненно, "Шахидка" ("3.2.1. Поехали!") Сергея Денисова и Ивана Колесникова ($1300) и "Идеальный ландшафт" Валерия Кошлякова, написанный правда, пару лет назад.

            Впрочем, ничего удивительного в том, что сюжеты и ходы начали повторяться, нет. Уж больно хорошую динамику продаж давали они в предыдущие годы – наблюдалось ежегодное удвоение итоговой суммы. Если в 2001 году общий итог равнялся $177 тыс., то в 2002-м "АРТ Москва" вышла на показатель $350 тыс., а в прошлом году художники собрали уже $500 тыс. В этом году, по оценкам организаторов и галерейщиков, наторговали на $750 тыс. – 1 млн. Такая сумма не предвещает ничего хорошего: похоже, в следующем году на "АРТ Москву" будет интересно смотреть только тем, кто не успел побывать на выставке годом ранее.

            Андрей Житинкин, режиссер-постановщик, заслуженный деятель искусств России: " Самое страшное для искусства – когда нет отзвука"

"Профиль": Вы были на выставке "АРТ Москва"?

Андрей Житинкин: Да, и мне очень многое понравилось. Я люблю провокацию в искусстве и подпитываюсь за счет провокационных художников. Для того чтобы как-то выйти из мейнстрима, нужно в него погрузиться и понять его. Еще меня порадовало большое число зарубежных художников на выставке. Конечно, я летаю по миру и могу видеть то, что происходит в искусстве в других странах, но все охватить невозможно. А на "АРТ Москве" можно посмотреть на срез мирового искусства – того, что сделано за последний год.

"П.": Кто вас поразил из российских художников?

А.Ж.: Голографическая скульптура Бартенева "Лондон под снегом" и голенькая шахидка. Она ценна для меня как для театрального режиссера – это контрапункт. У нее очень красивое тело, и эта красота собирается себя взорвать – палец лежит на кнопке. А глаза смотрят на тебя с мучительной болью. Это поражает. Вообще, в искусстве ходы должны быть неожиданными.

"П.": А что не понравилось?

А.Ж.: Временами у меня появлялось ощущение дежа-вю. Вначале я думал, что это чисто эстетическое ощущение, но потом понял, что художники представляют те же самые работы, которые я видел на прошлой "АРТ Москве". На месте галерейщиков я бы так не выставлял их. Приходя на "АРТ Москву", я ожидаю увидеть что-то новое. Понимаю, что "АРТ Москва" – это ярмарка. Но нельзя же из года в год выставлять одно и то же, пока оно не продастся.

"П.": Кстати, цены на ярмарке по сравнению с прошлым годом выросли вдвое. На ваш взгляд, это оправдано?

А.Ж.: Да, все логично. Настоящее произведение искусства бесценно. Кроме того, художник не всегда знает, в чьих руках оно окажется. Вопрос цены – это вообще вещь мифическая. Завышая цены, галереи помогают своим художникам. Ведь многие художники зачастую не знают, сколько стоят их произведения. А галереи выбивают за работы приличные суммы, и это нормально. Правда, я почувствовал невероятное расслоение. Есть талантливые художники, которые ходят в драных джинсах, а есть те, кто одевается в дорогих бутиках, но при этом работает на масс-культуру.

"П.": По вашему мнению, изобразительное искусство проигрывает, когда использует идеи массовой культуры?

А.Ж.: Да, если в произведении заложен ход, который предусматривает тиражирование. Это уже не искусство. Или когда люди, увидев что-то, говорят друг другу: "Я дома сделаю то же самое". Если просто повторить работу художника, это тоже не искусство.

Однако если есть стеб и он укладывается в мою систему провокации, то мне нравится. Например, "Путкин" (Путин и Пушкин). Я видел подобные вещи, но, скажем, есть тинейджеры, которые знают Путина и слышали в школе про Пушкина, – они хохочут. Значит, эффект достигнут. Самое страшное для искусства – когда нет отзвука.