Уважаемые посетители!
Cайт находится в разработке. По всем вопросам, пожалуйста, обращайтесь по телефону +79857686591 или по электронной почте ekartbureau@gmail.com. Благодарим за понимание.
Об открытии полной версии сайта мы объявим дополнительно.


   Публикация


Ведомости

2005-05-26

http://www.gif.ru/themes/culture/art-moscow-2005/tempted/

Искушенные рынком

            Современное искусство в этом году, после первой Московской биеннале, перестало считаться у нас маргинальным занятием пассионарной группы художников и критиков. Оно стало хорошо продаваться и, как следствие, отчаянно коммерциализироваться.

            На следующей неделе в Центральном доме художника пройдет девятая "Арт-Москва" – не только ярмарка современного искусства, но и главная выставка года.

            "Арт-Москва" всегда была не столько местом продажи нашего contemporary art, сколько его смотринами. Первые ярмарки сопровождались публичными рассуждениями о том, что современное искусство надо продвигать, потому что оно в художественной форме вскрывает актуальные проблемы сегодняшнего общества. Что оно, как врач, может сделать больно и неприятно, и потому пациенты-зрители его недолюбливают. Что это искусство интеллектуально, и его надо уметь понимать.

            Что провокация – один из методов этой терапии, и эпатировать публику художник просто обязан. А о рынке такого искусства говорить не обязательно, есть у современного искусства более важные задачи, чем продаваться. Теперь оказалось, что других задач нет.

            На прошлогодней "Арт-Москве" трехметровая картина "Битлз в Москве" Дубосарского и Виноградова продавалась галереей XL за $60 000, рядом Stella Art Gallery оценила выставленные работы Ильи Кабакова в $350 000. Мелкая тиражная графика американского классика Энди Уорхола шла по $30 000, как рядовой товар из семейства роскоши. За пару тысяч долларов – нормальной цене памятного прошлого – на ярмарке уже ничего нельзя было купить.

            Художники, так долго не ценимые публикой, наконец познали зрительскую любовь в денежном выражении и перестали творить искусство неприятное и умное.

            Тем более это стало опасным занятием – суды, инициированные исками групп граждан, чьи национальные и религиозные чувства были оскорблены искусством, выносили нешуточные приговоры устроителям выставок и художникам. В результате отечественное современное искусство перепрофилировалось – никакой политики и критики, доставляем людям удовольствие. За удовольствие платят.

            В произошедшем нет ничего плохого и много хорошего. Рынок расширяется, растут ряды коллекционеров, публика идет на выставки, художники радуются успеху. Есть только одно мелкое неудобство – всегда казалось, что произведения contemporary art, как и всякого искусства, могут стоить много или мало, но независимо от этого они разделяются на коммерческие и некоммерческие. В российском случае словосочетание "современное искусство" было синонимом искусства некоммерческого. Теперь эта синонимия разрушилась. И на выставках кажется, что некоммерческого современного искусства просто не осталось. Но известно, не деньги губят, а неразумное стремление к ним.

            За нормальность процесса развития искусства (а значит, и арт-рынка) отвечают соответствующие инстанции – музеи должны покупать и выставлять социально и художественно значимое некоммерческое искусство, кураторы отделять плодоносные арт-семена от мертвых, но дорогостоящих плевел, галеристы выстраивать разумные стратегии, чтобы не пришлось торговать только мусором. Но наши музеи современное искусство не жалуют, а художники все чаще самостоятельно делают выставки, к кураторам относятся, как подростки к нудным родителям, а к галеристам – как к магазинным продавцам.

            "Арт-Москва" никогда не была просто коммерческой ярмаркой. Экспертный совет, часто обвиняемый в снобизме, строго отбирал участников и ради денег никогда не брал сомнительных. Некоммерческая часть могла быть больше коммерческой и часто интереснее. В этом году ярмарка выросла почти вдвое. Но некоммерческая часть осталась. В ней большой проект Марата Гельмана с вызывающим названием "Питерские" (имеются в виду художники) и международной программа видеоарта "Комедия положений" (куратор Екатерина Деготь). Организаторы "Арт-Москвы" твердо решили оставаться не только ярмаркой, но и законодателем правил на нашей арт-сцене, а почему рассказали "Ведомостям".

            Василий Бычков, глава "Экспо-парка" – организатора "Арт-Москвы": В этот раз на ярмарку подали заявки 110 галерей, мы приняли половину, и половина из принятых – иностранные. Предмет моей особой гордости – что мы отклонили заявки 12 иностранных галерей, они оказались недостойны нашей "Арт-Москвы"! За границей знают, сколько наших миллионеров в списке "Форбса" и что на Sotheby's две антикварные вазы за 2 млн фунтов покупают русские люди, – и стремятся выйти на наш рынок. Конечно, большую роль сыграла Московская биеннале – Россия впервые открылась внешнему миру своим современным искусством. Наши художники, пока она проходила, были счастливы – Кулик сиял и говорил, что получает в день по 25 мейлов с предложениями, цены росли. Еще ужесточился рекламный рынок. Коллекционировать современное искусство стало модным, это новый приятный способ продвигать свою компанию и себя любимого.

            В названии этой "Арт-Москвы" предупреждение: "Территория искусства. Без цензуры".

            Мы с Маратом Гельманом сейчас находимся под судом за "Россию-2". Оказывается, этой выставкой мы оскорбили чьи-то чувства.

            Вот и предупреждаем особо чувствительных граждан, что на территории искусства можно увидеть что-то шокирующее, пусть воздержатся от посещения.

            Екатерина Деготь, критик, член экспертного совета: "В последнее время ярмарка "Арт-Москва" приобрела очень большое значение для художников, что, конечно, повысило потребительские стандарты их продукции – она стала больше похожа на товар, как и должно быть на ярмарке. Ситуация входит в профессиональные рамки, и это хорошо. С другой стороны, я слышу разговоры среди художников о том, что ОНИ (а не галеристы) собираются показать на ярмарке, какие НОВЫЕ работы они к ярмарке делают, – то есть ярмарка рассматривается ими как ежегодная отчетная выставка, где у каждого по одной работе, практически как в советские времена. Московская биеннале, построенная – как и принято сейчас во всем мире – как раз по принципу такой отчетной выставки без ярко выраженной темы, только укрепила художников в этой идее. Теперь они будут интенсивно делать новые проекты раз в год в середине мая (к "Арт-Москве") и раз в два года в середине декабря (к Московской биеннале). Рынок диктует первенство произведения искусства над самим искусством, на рынке это нормально, но рынком художественная ситуация не ограничивается...