Уважаемые посетители!
Cайт находится в разработке. По всем вопросам, пожалуйста, обращайтесь по телефону +79857686591 или по электронной почте ekartbureau@gmail.com. Благодарим за понимание.
Об открытии полной версии сайта мы объявим дополнительно.


   Публикация


Эксперт

2005-05-30

http://expert.ru/

Арт сделал свое дело

Юлия Попова

"Арт-Москва" собирается превратиться в главную ярмарку современного искусства. Пока же она является его главной выставкой.

           Жанр мероприятия под названием "Арт-Москва", которое в девятый раз проходит в Центральном доме художника на Крымском валу, правильнее всего назвать фестивалем современного искусства. Там есть ярмарка, где искусство продают и покупают. Там есть выставка, где искусство демонстрируют. Там показывают себя во всей красе звезды арт-сцены, а критики собираются на семинары. Но все это фестивальное разнообразие явлено нам в последний раз. По крайней мере, так накануне открытия "Арт-Москвы" заявил Василий Бычков – глава компании "Экспо-парк. Выставочные проекты", являющейся организатором этого арт-форума.

ПРИШЕЛ, УВИДЕЛ И КУПИЛ

            За последние годы "Экспо-парк" довел до совершенства трехчастную структуру "Арт-Москвы". Часть первая, некоммерческая: специальные проекты, которые сродни музейным выставкам, где есть куратор, жесткая концепция и вещи, собранные под эту концепцию из разных мест. Если бы речь шла об искусстве классическом, то можно было бы сказать, что некоммерческие проекты носят просветительский характер. Но в данном случае точнее было бы сказать, что они не столько просвещают публику, сколько позволяют ей привыкнуть к актуальному искусству, которое, как ни интегрировались мы в актуальный художественный процесс, не так уж и давно публично утвердило свое право на существование в наших краях.

            Часть вторая – коммерческая: галереи выставляют современное искусство на продажу. Выставляют все, что считают нужным, и никто им не указ. С той лишь оговоркой, что, участвовать той или иной галерее в "Арт-Москве" или нет, решает не только ее готовность оплатить требующиеся квадратные метры выставочной площади, но и особый экспертный совет из ведущих галеристов и арт-деятелей. Задача совета – зорко следить за тем, чтобы на "Арт-Москву" не пробрался кто-либо с сомнительным, то есть не вполне актуальным товаром.

            Наконец, часть третья – поучительная. Это опять-таки некоммерческий проект под названием "Современное искусство в частных коллекциях". Дань коллекционерам, которые покупают современное искусство, и урок всем остальным: актуальное художественное предложение пользуется вполне реальным потребительским спросом. "Познакомился-купил-украсил свою жизнь" – вот схема, которую из года в год воспроизводит "Арт-Москва", настойчиво внедряя ее в головы тех, кто пока не решил, зачем существует современное искусство.

ОДНИ УБЫТКИ

            Так "Арт-Москва" превратилась в действующую модель кругооборота современного искусства в мире. Только там, в мире, который подольше имел дело с актуальным художественным опытом, искусство показывают одни, а продают другие, причем в разное время и в разных пространствах. Показывают на художественных биеннале в Венеции, Стамбуле, Сан-Паулу. Продают в Кельне и Базеле. У нас же вплоть до нынешнего года за все про все были "Арт-Манеж" и "Арт-Москва". Первый – менее разборчивый в том, чем торговать, вторая – с самого начала заявившая, что ничем, кроме как настоящим актуальным, торговать не будет. И, как бывает с продавцами слишком нового товара, "Арт-Москва" превратилась из продавца в пропагандиста. В результате ярмарка обросла гроздьями выставок и вся превратилась в сплошной некоммерческий, а попросту говоря, убыточный проект, который уже девять лет "вытягивают" другие проекты "Экспо-парка": антикварные салоны и приносящие прибыль специализированные выставки-ярмарки вроде "Дизайна и рекламы".

            Со следующего года все будет не так: с некоммерческими проектами "Арт-Москва" попрощается, а стоимость квадратного метра выставочной площади, застывшая на отметке 105 долларов, стремительно рванет к 200 евро, что на сегодняшний день составляет minimum minimorum даже для "начинающих" ярмарок современного искусства.

            Почему сейчас? Потому что миссию "Арт-Москвы" можно отчасти считать выполненной: современное искусство захватывает все больше пространства и времени в российском календаре художественной жизни. Кроме того, в этом году у современного искусства появился новый агитатор и водовоз – в Москве прошла I Биеннале современного искусства. Так что на "Арт-Москве" наконец можно будет только продавать.

            Сказать по правде, не очень-то верится, что после стольких лет беззаветной поддержки актуального искусства "Арт-Москва" вот так, разом, избавится от всех своих некоммерческих попутчиков. Но рано или поздно это произойдет, и тогда лицо "Арт-Москвы" изменится. Станковое искусство вытеснит инсталляции и видео. Прошедшие за последние пять лет выставки из частных собраний не позволяют усомниться: коллекционеры покупают то, что висит на стенах. Видео- и предметным инсталляциям остается рассчитывать разве что на желание Церетели пополнить собрание своего Музея современного искусства на Петровке.

            Но пока этого не произошло, и на нынешней "Арт-Москве" некоммерческие проекты жили припеваючи. На открытии публику встречал десяток белых коров из какого-то полимера, которые к концу работы ярмарки были расписаны разными художниками. Так положили начало московскому "Параду коров" – мероприятию безотходному и образцово-показательному. История эта из разряда "лучше поздно, чем никогда" – "Парад коров" за десять лет своего существования уже осчастливил десятки городов на всех континентах. Обязаны мы этим художникам, швейцарцам по происхождению, Вальтеру и Паскалю Кнаппам. Девять лет назад они придумали соорудить нескольких коров в натуральную величину и расписать их для выставки в Цюрихе. Идея так понравилась их спонсорам, что они дали им денег на целое стадо, и художники стали возить его по разным городам и весям. На два-три месяца расписанные местными художниками коровы разбредаются по городу, забавляя публику, потом уходят с молотка, а вырученные деньги тратят на благотворительность. Так современное искусство служит делу регенерации городской среды, социальной терапии и просвещения публики, которая вовлекается в художественный процесс прямо по дороге на работу. Что и будет происходить в Москве до самого октября.

            Прямо над коровами наши художники праздновали десятую годовщину выхода в свет русского "Плейбоя". Праздновали и дарили любимому журналу подарки. Подарки эти были исполнены пуританской нежности и душевного тепла. Семь футов тебе под килем, дорогой Playboy, плыви по волнам наших желаний! Как "Корабль" Сергея Шеховцева – тесная ванна, в которой под "Веселым Роджером", то есть "веселым зайчиком", бултыхается в пене компания с дамочкой, у которой на голове то ли ушки торчат, как у playmate, то ли платок повязан, как у Солохи. А в общем-то, какая разница – наяву она, может, и Солоха, а во снах своих самый настоящий "зайчик" с ушками и меховым шариком на копчике. И все мы, благодарные потребители Playboy, мысленно, концептуально, так сказать, всегда там, где "про это", а телесно все больше в офисах и на вернисажах. Потому-то мы к нему с такой теплотой. И он отвечает нам тем же, наш уютный домашний журнал, который после присоединения к издательскому дому Burda того и гляди оживит снимки голых девиц советами по уходу за малышами, кулинарными рецептами и узорами для вышивки крестиком.

ГОСТИ СТОЛИЦЫ

            А над праздником "Плейбоя" – "Питерские". Выставка вроде бы об искусстве северной столицы, а на самом деле о торжестве глобализации в современном искусстве. Огромное пространство заняли питерские художники, которые, как мы привыкли думать, очень отличаются от московских. У них там Тимур Новиков и "Новая академия", играющая, как на лире, на изобразительных мотивах и смыслах классического искусства, они там мастера переодевания и проникновения в глубь художественных традиций. Но теперь Тимура Новикова нет, и стоило питерцев выставить Марату Гельману, как оказалось, что разница между "питерскими" и "непитерскими" не так уж и велика.

            Да и как вообще провести границу между "питерскими", "московскими" и еще какими-нибудь, если в нашем выставочно-галерейном пространстве за последние годы все смешалось и перепуталось? Гельман и сам принял в этом участие, выставляя у себя в Москве "питерских", а в Питере, в Русском музее, – "московских" и "южнорусских" (выставка "Южнорусская волна"). Да что там Москва и Питер! В этом году половина участников "Арт-Москвы" – зарубежные галереи. Вот что они привезли: Базельская Leonard Ruethmueller, кроме снимков Йоко Оно, – Валерия Кошлякова и Владислава Мамышева-Монро. Причем того Монро, которого мы только что видели в Москве на фестивале "Мода и стиль в фотографии". Парижская Orel Art Presenta – Арсена Савадова, Комара & Меламида и того же Кошлякова. В общем, торжество глобализации в одном отдельно взятом выставочном пространстве.

            В то время как художественный процесс становится все более единым, его главные события поляризуются. Если "Арт-Москва" собирается превращаться в ярмарку и только ярмарку, наша художественная жизнь обретет два полюса: биеннале, где показывают и смотрят, и "Арт-Москву", где продают и покупают. Если бы Московская биеннале современного искусства была бы столь же строга концептуально и так же хорошо организована, как "Арт-Москва", такой порядок вещей стоило бы признать идеальным.