Уважаемые посетители!
Cайт находится в разработке. По всем вопросам, пожалуйста, обращайтесь по телефону +79857686591 или по электронной почте ekartbureau@gmail.com. Благодарим за понимание.
Об открытии полной версии сайта мы объявим дополнительно.


   Публикация


Коммерсантъ

2006-05-23

http://www.kommersant.ru/

Выгодная партия

            В Москве завершилась десятая международная ярмарка современного искусства "Арт-Москва". Как можно было предположить, свой юбилей ярмарка отметила не только рекордным размахом – в ней приняли участие 68 галерей. Общая сумма продаж составила $3 150 000 плюс резервации на $1 270 000 – против прошлогодних $2 138 000 продаж и $677 000 резерваций. О том, кто и что продал на "Арт-Москве", рассказывает ИРИНА Ъ-КУЛИК.

            Несмотря на рекордное в этом году участие иностранных галерей, которых было даже чуть больше, чем отечественных – целых 35, наиболее выгодной ярмарка оказалась все же для российских галерей – их совокупная выручка составила $1 970 000, в то время как гости продались на $1 180 000. Впрочем, не стоит спешить с выводом, что в России не желают покупать ничего, кроме отечественного арт-товара. Лидером продаж в этом году стала московская галерея Гари Татинцяна, торгующая, однако, западным искусством самого звездного порядка. Существенную долю общей прибыли ярмарки составила стоимость проданных этой галереей наборов шахмат от звезд британского искусства Дэмиена Хирста и братьев Чепмен. Хирст имеет репутацию не только самого скандального, но едва ли не самого дорогого из живущих художников – его инсталляция с акулой была куплена магнатом Франсуа Пино у коллекционера Чарльза Саатчи за $10 млн. Точная сумма, в которую инсталляция со стенда Гари Татинцяна, включающая стол с доскою, стулья и аптечный шкафчик для фигур-пузырьков с таблетками, обошлась амбициозному московскому коллекционеру Александру Смузикову, не оглашается, но можно предположить, что шахматы-аптечка все же значительно дешевле, чем акула. Что понятно – шахматный сет не уникален, эта вещь тиражная. Впрочем, галерея Татинцяна вполне успешно реализовала и пока что мало известного на родине российского абстракциониста Евгения Чубарова.

            Среди иностранных галерей, вошедших в десятку лидеров по продажам, присутствует парижская Orel Art, на чьем стенде блистали звезды российского искусства, например Валерий Кошляков с выклеенной из скотча картиной, репликой веласкесовской "Инфанты Маргариты". Но парижских любителей русского искусства все же опередила занявшая вторую строчку рейтинга миланская галерея B&D, предлагавшая русским коллекционерам работы западных суперстар – парижанки Орлан и Дэвида Лашапеля. Впрочем, отечественное искусство также продается весьма стабильно. Третью строчку в списке лидеров занимает неизменно присутствующая в первой десятке "Арт-Москвы" галерея XL, предложившая узнаваемое искусство от проверенных звезд российского арт-рынка – Олега Кулика, Владимира Дубосарского и Александра Виноградова, Игоря Макаревича. Не проданным на стенде галереи остался разве что мультимедийный объект Аристарха Чернышева с электронными бегущими строками из произведений русских классиков.

            Мультимедийное искусство пока что кажется слишком экстравагантным для местного рынка, предпочитающего станковый формат. Зато другому российскому завсегдатаю "золотой десятки", Марату Гельману, удалось среди прочего продать и новенькое видео "Синих носов" "Революционные иконы", главным героем которого оказался Иосиф Сталин. Двойника генералиссимуса художники нашли там же, где и снимавшегося для одной из их инсталляций Ленина – на Красной площади. Свою позицию в рейтинге сохранила и Айдан-галерея.

            В десятку лидеров также попал торгующий нонконформистами-шестидесятниками Red-art (на чьем стенде были работы Оскара Рабина и Дмитрия Краснопевцева, весьма поднявшиеся в цене, почти до $100 000 за картину, на апрельских "русских торгах" Sotheby's в Нью-Йорке). И работающая с неоакадемической эстетикой Якут-галерея. Правда, самое впечатляющее произведение на ее стенде – инсталляция самого галериста Александра Якута с русской версией дзенского сада, где камень с надписью, гласящей, что куда ни пойдешь – пропадешь, соседствует с зарывшимся в гальку космическим спутником, так и осталась непроданной. Новички нынешней ярмарки – галереи "АРТСтрелка-projects" и RuArt – в лидеры не вышли, хотя и не попали в число неудачников, не продавших ничего (таких на нынешней ярмарке было 16, причем 10 из них – иностранные). "АРТСтрелке", например, удалось продать два произведения столь модных перестроечных лет – работы Гора Чахала и Сергея Воронцова.

            Вся ярмарка убедительно доказала, что в России сложился надежный, стабильный и не чреватый никакими особыми рисками рынок, настолько устоявшийся, что художникам уже пора бы безо всяких опасений начать с ним бороться. Как известно, именно такого рода борьба делает художественную жизнь интересной и непредсказуемой, а непредсказуемости нынешней ярмарке явно не хватало. Едва ли не самым ярким произведением на "Арт-Москве" оказался, как в старые добрые времена, проект некоммерческий, сделанный безо всякой оглядки на рыночную реализуемость, хотя и отнюдь не малобюджетный. Это видеоинсталляция "Книга IV. Центральное телевидение", сделанная как парадоксальное продолжение издательской программы "Интерроса", чьи предыдущие вполне бумажные книги были посвящены русскому театру, советскому кино и отечественной мультипликации. ("Интеррос" также выступил партнером другого некоммерческого проекта "Арт-Москвы" – конференции "Образовательные аспекты издательской деятельности в области современного искусства"). Инсталляция представляет собой две стоящие друг напротив друга стены из телевизоров – телевидение впервые не только вещает зрителю, но и смотрит и слушает самого себя. Задумчиво внимает ритуальным "продолжительным аплодисментам" Леонид Брежнев, советские дикторы новостей браво рапортуют друг другу об уборке урожая, многочисленные международные обозреватели, перекрикивая друг друга, говорят о борьбе за мир во всем мире. Учительские голоса давно канувшего в небытие образовательного канала объясняют правила французской грамматики на примерах, выбранных не иначе как к "Арт-Москве": "В этой картине слишком много черного. Это стоит слишком дорого". А иностранный корреспондент с ужасом рассказывает о капиталистическом телевидении, где есть реклама, перебивающая эфир, и оболванивающие массы игровые шоу. В конце "передачи" экраны заполнят несметные ряды балерин из "Лебединого озера" времен ГКЧП. "Маленьких лебедей" экран за экраном вытеснит та самая реклама – что и ознаменует конец советского телевидения и приход эпохи того самого рынка, где фразы про картину и про стоимость уже воспринимаются не как разрозненные грамматические примеры, а как часть вполне связного диалога.