Уважаемые посетители!
Cайт находится в разработке. По всем вопросам, пожалуйста, обращайтесь по телефону +79857686591 или по электронной почте ekartbureau@gmail.com. Благодарим за понимание.
Об открытии полной версии сайта мы объявим дополнительно.


   Публикация


Коммерсантъ

2010-10-26

http://www.kommersant.ru/Doc-rss/1528644

Полевые исследования

Анна Толстова

            Кубики с буквами и словами из "кубопоэм" Риммы Герловиной (музей "Другое искусство" при РГГУ) и консервные банки, в том числе душераздирающая "Банка отринутых стихотворений" со скомканными бумажками внутри, Дмитрия Александровича Пригова (собрание семьи покойного). "Живопись для слепых" Юрия Альберта (музей МАНИ), где на черной доске выведена таинственная надпись шрифтом Брайля, и "Палец, или Указание на самого себя как на предмет внешний по отношению к самому себе" Андрея Монастырского, интерактивный объект в виде черной коробки с отверстием для перста (собрание Николая Паниткова). "Коллекция 1976 года. Вредители хлебного дерева" Валерия Герловина, ящичек-витрина со слепленными из хлебного мякиша псевдопалеонтологическими штуковинами (собрание Елены Елагиной и Игоря Макаревича) и рисово-буквенный объект-шарада "УНОК" Игоря Макаревича (собрание Екатерины и Владимира Семенихиных). Все эти вещи давно не встречались друг с другом, хотя по статусу им полагалось бы быть выставленными вместе в каком-нибудь важном общенациональном музее.

            В фонде "Екатерина" долго мучились, пытаясь понять, под каким углом подавать собрание супругов Семенихиных, а это преизрядная, во многом музейного достоинства коллекция русского искусства XX-XXI века, особенно сильная в части нонконформизма, и с некоторыми вкраплениями искусства западного. Поначалу показывали все и сразу, прикрываясь ничего не значащими темами вроде "Движение. Эволюция. Искусство" и "Лицо. Образ. Время". Но, наконец, фонд отважился на серьезный музейного уровня проект, которым занялись хозяйка галереи "Е.К.АртБюро" Елена Куприна-Ляхович и специалист по американскому искусству из ГМИИ имени Пушкина Александра Данилова. На счету этой кураторской пары уже имеется один большой успех — специальный проект 3-й Московской биеннале "Интерпретация объекта в московской концептуальной школе", показанный год назад на "Фабрике".

            Колоссальная — около 300 экспонатов — выставка "Поле действия" занимает все три этажа фонда и дает предельно широкую панораму московского концептуализма с прото- и постисторией, от оттепельных истоков до впадения в современность. Сюда вошло практически все из семинихинского собрания, что может быть отнесено к концептуальной школе, ее предшественникам и наследникам, а естественные в любой частной коллекции лакуны восполнены в основном за счет МАНИ и других художнических архивов, которые не часто покидают мастерские. Все разделы сопровождаются большим количеством видеозаписей и фотографий Игоря Пальмина, Игоря Макаревича, Георгия Кизевальтера и Вадима Захарова, снимавших мастерские и квартирные выставки, и эти документы свидетельствуют, что разные кружки и группировки художественного андерграунда были, по сути, одной большой коммунальной кухней.

            Экспозиция — по заветам Аристотеля — делится на три части: начало, середину и конец. В начале — предыстория, пантеон концептуализма, куда попали и "лианозовцы", выстроившие подпольную инфраструктуру неофициального искусства со своими коллекционерами и публикой, и родственные по миросозерцанию метафизики, и даже несколько неожиданный здесь Анатолий Зверев. В конце — "новая волна" 1980-х, молодая шпана, собиравшаяся стереть концептуализм с лица земли его же ластиком, круг галереи APTART, СЗ, "Мухоморы" и "Чемпионы мира", выставки Клуба авангардистов в Сандуновских банях и Бутырке, выход из подполья на рынок. А середина — "классический" концептуализм собственной персоной, разобранный по идеологическим и формальным признакам на рубрики, в каждой из которых полно остроумных сопоставлений и оригинальных рифм, так что кажется, что громогласному "Слава КПСС" Эрика Булатова того и гляди ответит аплодисментами "Агитационная машина" Виктора Скерсиса.

            Эпилогом к выставке служит инсталляция Андрея Филиппова "Поле действия", собственно и давшая ей название. Она сделана по мотивам одной акции "Коллективных действий": десяти ее участникам было предписано расходиться, утопая в снегу, в разные стороны с опушки леса, пока не будут размотаны нити с оставшихся в исходной точке катушек. И это прекрасная метафора московского концептуализма, где при всей разнонаправленности движений отдельных персонажей всегда сохранялось представление о некоем, пусть и иллюзорном единстве.