Уважаемые посетители!
Cайт находится в разработке. По всем вопросам, пожалуйста, обращайтесь по телефону +79857686591 или по электронной почте ekartbureau@gmail.com. Благодарим за понимание.
Об открытии полной версии сайта мы объявим дополнительно.


Информация о проекте


   Гюнтер Юккер

   Curators :

   17.10.2002

   30.11.2002

   

Фотографии с выставки «Гюнтер Юккер»





   Авторы






   Произведения






   Каталоги






   Публикации


АРТ Хроника

2002-10-25

Юккер напоказ

            В Москве открылось новое выставочное пространство или show-room, главной целью которого является показ предметов искусства. Хозяйка нового заведения Елена Куприна является, по ее собственному определению, "консультантом по формированию частных коллекций". В силу профессии ей приходится сталкиваться с весьма редкими и потому неизвестными широкой публике произведениями искусства. Чтобы частично восполнить этот пробел, она и открыла "приватное" выставочное пространство. По словам его владелицы, это не галерея с определенной выставочной программой, а место, где предполагается экспонировать искусство ХХ века, причем не разделяя его ни на периоды, ни на национальную принадлежность.

            Первой выставкой нового show-room'а стала экспозиция, состоящая из восьми работ Гюнтера Юккера 60 - 70-х годов, среди которых фирменный гвоздь с подписью художника. В будущем Елена Куприна предполагает продолжить знакомить публику с работами современных немецких художников. Так, скоро в Москву приедут работы Катарины Фритч, чье творчество стало широко известно благодаря грандиозной скульптуре "Мышиный король", выставленной на позапрошлой Венецианской биеннале

Время МН

2002-10-19

http://www.guelman.ru/culture/reviews/2002-10-25/Kovalev191002/

Искусство и политика по краям

            Московская художественная сцена с какой-то невиданной скоростью обрастает всяческими причудливыми пристроечками и крылечками.

            Самые серьезные выставки вполне музейного замысла и исполнения происходят в местах странных и, казалось бы, маргинальных. Особенно в направлении академической углубленности преуспевают институции, вовсе к музейности не располагающие, — выставочные залы при едально-питейных учреждениях.

            В галерее "Улица ОГИ" можно увидеть выставку старых, еще абстрактно-экспрессионистических работ Николая Филатова, оставшихся со времен перестройки и обнаруженных в мастерской художника Елизаветой Плавинской. В другом пункте релаксации продвинутой художественной интеллигенции, галерее "Муха", открывается выставка из личного архива Анатолия Брусиловского, отличного художника и славного тусовщика эпохи нонконформизма. А выставка графических работ немецкого живклассика Гюнтера Юкера, известного своими гвоздями, открылась в новом офисе "Е.К.АртБюро" в Малом Кисельном переулке. Можно добавить, что и проект с очень точным и адекватным названием "Архивация современности" также задумал и осуществляет на свой кошт в помещении ТВ-галереи предприниматель и владелец галереи Михаил Крокин.

            Но кто должен по штатным обязанностям копаться в окаменелостях прошлых геологических эпох, восстанавливать утраченные фрагменты эволюционного процесса, знакомить сограждан с зарубежными живклассиками? Конечно, большие музеи, а не одиночки, пользующиеся расположением прогрессивных рестораторов, или отдельные частные предприниматели, такие, как Елена Куприна, хозяйка "Е.К.АртБюро", специализирующегося на арт-консалтинге. Но Третьяковка и прочие наши музеи своими прямыми обязанностями, то есть наукой, заниматься категорически отказываются. Ларчик открывается до обидного просто — руководители наших музеев желают получать от каждого своего жеста прямую и ясную прибыль, традиционно ссылаясь на плохое финансирование со стороны государства.

            Но, как оказывается, есть у них и другие интересы. Хороший пример: заместитель министра культуры РФ Павел Хорошилов и генеральный директор Государственной Третьяковской галереи Валентин Родионов сочли необходимым почтить своими приветствиями каталог третьесортного академизма девятнадцатого века, выставленного на продажу антикварной галереей "Старинный интерьер". Никакой науки, чистая коммерция — даже предъявленное публике шикарное репринтное издание книги Ф.И.Булгакова "Наши художники" не содержит никаких намеков на академическое книгоиздание и предназначено исключительно для того, чтобы пудрить мозги богатым буратинам. Вот так, если присмотреться, и выглядит у нас госполитика в области искусства. Почему Елизавета Плавинская, Елена Куприна, Михаил Крокин и Леонид Тишков, куратор галереи "Муха", не могут прийти в госмузей со своими, вполне научными и музейными проектами? Ответ прост — от них наше высококультурное руководство потребует столько денег, сколько есть только у хозяев антикварных лавок. Поэтому я категорически отрекаюсь от всех тех оправданий для существования музея, которые я пытался найти в расслабленном летнем репортаже из Третьяковки. Своей пассивностью, переходящей в стойкую невменяемость, наши музеи ставят нас на грань культурной катастрофы. И тут можно только пожалеть тех последних музейных энтузиастов, которые пытаются хоть что-то сделать, но безнадежно завязли во всем этом плохо пахнущем болоте.

            Но теперь, наконец, можно сказать и о событиях возвышенных, которые все больше перемещаются в места маргинальные. (Хотя нелепо говорить о маргинальности, когда центр сгнил без остатка.) Но, например, про галерею галерею "С'Арт" я ничего положительного сказать не могу, поскольку она, по моим сведениям, всегда занималась каким-то странным, промежуточным и межеумочным искусством. И, надо же, допустила в свои стены самого отмороженного и развязного нашего классика Владислава Мамышева по прозвищу Монро. А величие Влада-Королевича достигло таких масштабов, что теперь ему уже все равно, где произнести очередной свой королевский вердикт. Волей случая выбранная им площадка теперь навеки будет музеефицирована — и может в потенции превратиться в довольно забавное место.

            Все дело в том, что Монро, со всеми его травестиями и эскападами, — художник очень серьезный, каждый его жест точно продуман и всегда точно и элегантно оформлен. Более того, Монро сегодня едва ли не единственный художник, осмеливающийся манипулировать реалиями актуального социального поля. Чего стоит одна его прошлогодняя прогулка в образе бен Ладена по аэровокзалам и рынкам! На этот раз под прицел Мамышева-Монро попали психопатологические разводы, которые производятся мастерами макияжа, украшающими наше столь травматическое Прошлое.

            И, вместо того чтобы рассказать о милых дачных причудах сталинских прихвостней или душевных страданиях брежневских лизоблюдов, что так любит делать наше телевидение, Мамышев просто и изящно попытался придать человечность и жизненность портретам горбачевского Политбюро. Мастерский макияж — и советская фаллократия и геронтократия стала женственной и нежной. Эдуард Амвросиевич Шеварднадзе обратился Пугачевой Аллой Борисовной; Николай Иванович Рыжков, известный как плачущий большевик, оказался героиней садо-мазо-шоу в кожаной спецодежде; в лике Егора Лигачева просматривается лик вдовы под черной вуалью, оплакивающей дорогой и любимый СССР. Только вот беда — прочие персонажи с трудом всплывают из наглухо запечатанной советской подкорки. Кто такой Слюньков — хоть убей, не вспомню, но он почему-то обрел облик самой божественной Мэрилин, аватары художника Мамышева. И без всяких воспоминаний имени бедного старика Фрейда мне почему-то подумалось: "Как славно и прикольно нам жилось в бывшие времена, не то, что в нонешние!".

Андрей Ковалев