Уважаемые посетители!
Cайт находится в разработке. По всем вопросам, пожалуйста, обращайтесь по телефону +79857686591 или по электронной почте ekartbureau@gmail.com. Благодарим за понимание.
Об открытии полной версии сайта мы объявим дополнительно.


Информация о проекте


   Сергей Мироненко. Квартирная выставка

   Сергей Мироненко

   Curators :

   30.10.2003

   20.12.2003

   

Фотографии с «Квартирной выставки»





   Авторы



Сергей Мироненко

Мироненко Сергей Игоревич. Р. 1959, Москва. В 1981 окончил постановочное отделение Школы-студии МХАТ. В 1978-1984 член группы "Мухомор". С 1987 член "Клуба авангардистов" (КЛАВА). Живет и работает в Москве.





   Произведения






   Каталоги






   Публикации


iностранец

2003-11-10

http://www.inostranets.ru/archive/2003/1110_42/

Пальчики, быстро!

            31 октября в «ЕК АртБюро» открылась выставка Сергея МИРОНЕНКО под названием «Квартирная выставка». Сергей Мироненко – когда-то член художественной группы «Мухомор», существовавшей с 1978 по 1984 год. В ее состав входили его брат-близнец Владимир Мироненко, Свен Гундлах, Константин Звездочетов и Алексей Каменский. Они занимались провокативным, восхитительным и очень остроумным искусством, находившимся на пограничье высоколобого концептуализма и разнузданного панка. Результатом их деятельности случился разгром в 1984 году «Мухомора» советской властью. Звездочетова отправили в стройбат на Камчатку прямо с больничной койки, где он лежал по поводу общего истощения (запостился) и гипертонического криза. Гундлаха выковыряли из дома среди ночи (его сестра напрасно открыла дверь) и выдворили под красное знамя на Сахалин. Владимир Мироненко пытался откосить в дурдоме, но тоже был отправлен в армию – на военный космодром Капустин Яр. Каменского не тронули: к этому времени он в деятельности «Мухомора» не принимал участия. Сергея Мироненко тоже: он числился главным художником драмтеатра в Воркуте, и ГБ, видимо, решила, что он уже – в вечной мерзлоте.

            Судьба членов «Мухомора» сложилась по-разному. В перестроечное время они активно участвовали в художественном процессе. Потом Владимир Мироненко провел несколько лет в Брюсселе и Париже и переквалифицировался в журналиста. Свен Гундлах стал успешным бизнесменом в области графического дизайна и рекламы. Константин Звездочетов единственный из «Мухоморов» продолжает постоянно заниматься искусством. Он один из самых знаменитых наших современных художников, два раза участвовал в Венецианской биеннале, постоянно выставляется на главных выставках в стране и за границей, а журнал «Афиша» и прочие издания, близкие к глянцу, присвоили ему почетное звание «вечный enfant terrible русского искусства». Сергей Мироненко – тоже успешный бизнесмен, глава компании Image Design Group, занимающейся строительством, оформлением интерьеров, стилевым и полиграфическим дизайном. Интересно, что среди его партнеров – несколько художников, сыгравших в конце 80-х – начале 90-х немаловажную роль в развитии отечественного современного искусства: бывшие члены группы «Чемпионы мира» Гия Абрамишвили и Андрей Яхнин, а также Евгений Митта. Достижений у IDG немало, а Сергей Мироненко в этом году и вовсе осуществил заказ правительственного значения: он был дизайнером важнейшей выставки «Когда в Париже говорили по-русски» в парижском Дворце инвалидов.

            Его выставка может показаться блажью серьезного и богатого человека. Но похоже, это не так. Речь идет об осознанной позиции.

            В 1988-89 годах Сергей Мироненко сделал художественный проект «Президентская кампания», где предлагал себя в качестве президента СССР, а главным слоганом было «Сволочи, во что страну превратили!». Да, артистическая игра в политику. В 1996 он уже принимает реальное участие в политической интриге: в качестве дизайнера и рекламщика участвует в выборной компании Ельцина и получает за это именную благодарственную грамоту с подписью БН. Работа в «Голосуй, или проиграешь!» имела наверняка финансовую мотивацию, но минимум процентов на пятьдесят она была обоснована ясным пониманием: лучше Елкин, чем то, что может случиться вместо него.

            Сейчас, через много лет почти полного неучастия в художественной жизни, вдруг – выставка, и очень понятная. Открыто напоминающая о событиях двадцатилетней давности.

            Здесь необходимо отступление. В 1982 по 1984 год в Москве существовало нечто, называвшееся «APTART Gallery» (первое значение аббревиатуры – «квартирное искусство»), располагалась она в однокомнатной квартире на улице Дмитрия Ульянова, быть хозяином которой имел счастье или несчастье ваш корреспондент.

            В 83-м советский пилот сбил пассажирский лайнер южнокорейской компании KAL. У участников «АПТАРТа» реакция была рвотной и возмущенной. Мы сделали акцию-выставку «Победы над солнцем». В галерее-квартире были выкручены пробки, посетителей пускали группами по пять человек, снабдив их китайскими электрическими фонариками. В темноте, рассекаемой лучами фонарей, они могли увидеть: сидящих в углу художников Анатолия Жигалова и Наталью Абалакову, меланхолически лузгающих семечки, серию макабрических фотографий Звездочетова «Рожа йога», Свена Гундлаха, плавающего, на манер Офелии, в ванне, набитой белыми хризантемами, и прочее в столь же готическом духе.

            Это можно назвать кукишем в кармане, направленным в сторону мерзкой советской власти. Но ничего другого тогда сделать было невозможно. Не вините нас за то, что не вышли с транспарантами на Красную площадь: мы занимались не политикой, а искусством, и очень важно было чувствовать грань: не сыграть рокамболем в рукав совдепии.

            Сейчас вроде бы другие времена. А вдруг наступают похожие?

            На «Квартирной выставке» Сергея Мироненко в одной комнате висит мухоморская картина 1983 года «Гитлер капут», выполненная красками капут-мортуум, «мертвая голова» (мерзкого фиолетово-коричневого оттенка) и знакомой по покраске военных и правительственных заборов окисью хрома. Другая комната полностью затемнена. Пускают группами, снабдив китайскими фонариками. На десяти табуретках, покрытых белыми скатерками, стоят тазики, наполненные мутной жидкостью. На их дне – увеличенные снимки отпечатков пальцев с надписями «мизинец левой руки Сергея Мироненко», «безымянный палец правой руки Сергея Мироненко», «большой палец левой руки Сергея Мироненко», «указательный палец правой руки Сергея Мироненко» и так далее. В углу – ассистент, предлагающий посетителям произвести дактилоскопию: прокатать палец по чернильной подушечке и оттиснуть его на листе бумаги, а потом расписаться: «Правый безымянный палец такого-то», «Левый средний палец такого-то», «Правый большой палец такого-то»...

            Все, приехали. Мы не отказываемся производить унизительную процедуру идентификации личности, превращающую нас из существ, неповторимых духовно, душевно и физически, в объекты государственной картотеки.

            О чем это – понятно. О том, что между 1983-м и 2003-м, возможно, разница не так велика, как нам хотелось думать. О том, что Россией снова командуют спецслужбы, и они способны к вам вломиться, когда вы в темноте или на свету занимаетесь чем—то совершенно приватным. Это – насчет того, что полезно бы жителям РФ подумать. А то вламываться будут, когда вы занимаетесь всем, не запрещенным законами, то есть разрешенным.

            Снова кукиш в кармане, через двадцать-то лет? А вдруг нет? Что, если у нас все-таки накопился хоть какой-то опыт? Тем более, что выставка Сергея Мироненко очень эстетична, то есть убедительна не только в политическом, но и в художественном смысле. А искусство, как показывает история, иногда играет роль не меньшую, чем самые изощренные или варварские политтехнологии.

Коммерсантъ

2003-11-05

http://kommersant.ru/doc/425874

Своя душа — потемки

Ирина Кулик

            Московская галерея "ЕК 'Арт-Бюро'" представила проект Сергея Мироненко "Квартирная выставка". Это первая за последние десять лет персональная выставка художника, бывшего одной из главных звезд "искусства перестройки". ИРИНА Ъ-КУЛИК почти не удивилась, что успешный дизайнер решился вновь прикинуться "подпольщиком".

            Сергей Мироненко начинал свою карьеру в начале 1980-х в знаменитой группе "Мухомор" и был постоянным участником выставок "Апт-арта" — первой подпольной галереи современного искусства, располагавшейся в квартире художника Никиты Алексеева. В перестройку Сергей Мироненко одним из первых применил стратегии соц-арта к актуальным политическим реалиям. Проект 1988 года "Президентская кампания" предлагал на пост главы СССР самого художника. А наиболее запоминающимся предвыборным лозунгом была фраза "До чего страну довели, сволочи!". В 1990-е Сергей Мироненко почти отходит от искусства, чтобы заняться коммерческим дизайном. В этом качестве ему довелось работать на реальные предвыборные кампании. Сегодня Сергей Мироненко разрабатывает оформление больших выставочных проектов — вроде недавней пафосной парижской выставки "Когда Россия говорила по-французски".

            Поначалу ЕК "Арт-Бюро" предполагало сделать ретроспективу Сергея Мироненко, но в результате выставить удалось только две старые работы: фигурировавшее на апт-артных выставках полотно 1983 года с надписью "Гитлер Капут Мортем" и объект 1993 года "Сокровища юных следопытов" — заключенная в рамку коллекция медных монеток. Основное пространство маленькой, почти домашней галереи заняла инсталляция, придуманная художником специально для новой "Квартирной выставки". В комнату, где расположилась инсталляция, пускали по одному и выдавали карманный фонарик. Луч света нашаривал в темноте десять тазиков, наполненных мутно-белесой жидкостью. Сквозь нее просматривались увеличенные отпечатки пальцев художника. Каждый из десяти тазиков был с протокольной дотошностью подписан — от правого большого пальца и до левого мизинца. Тут же в обязательном порядке снимались отпечатки пальцев у всех посетителей.

            Автор признает, что "Квартирная выставка" — это своего рода реплика на апт-артную акцию "Победа над солнцем", состоявшуюся ровно 20 лет назад, в 1983 году. Тогда "Победа над солнцем" считывалась как реплика на события с южно-корейским "Боингом", сбитым в небе над Камчаткой советским перехватчиком. На той выставке так же надо было бродить по темной квартире с карманным фонариком. И, чтобы ни обнаруживалось в потемках, всем запомнилась сама эта депрессивная темнота — как затемнение в городе под бомбардировкой.

            Вызывающая сходные чувства нынешняя "Квартирная выставка" Сергея Мироненко вовсе не ностальгия по временам героической юности и не хэллоуинская страшилка. Сегодня, когда первыми сюжетами телевизионных новостей оказываются сообщения об очередных арестах и обысках, отпечатки пальцев, слово "капут" и даже монетки, ставшие достоянием "юных следопытов", образуют на редкость злободневный ассоциативный ряд. Да и опыт квартирных выставок, не приведи господь, вполне еще может пригодиться.

Flash Art

2003-11-05

Sergei Mironenko

            Mironenko began his artistic career as a member of the Mukhomor (Toadstool) group, one of the most significant phenomena of late Moscow Conceptualism. The group's member were artists, writers, musicians and performers, publishing manifestoes, hand-written books and even musical recordings. During perestroika, Mironenko presented notable independent artistic projects connected to the political situation. Later, he became a successful businessman, heading a company for construction, interior decoration and design. More recently, he has returned to art and continues to work as a designer in various artistic projects.

Время новостей

2003-11-04

http://www.vremya.ru/2003/207/10/84043.html

Дактилоскопия. Очень своевременная выставка в «ЕК Артбюро»

Фаина БАЛАХОВСКАЯ

            Бедному собраться -- только подпоясаться. Не успели тучи сгуститься, а герой, казалось, канувшего в вечность андерграунда художник Сергей Мироненко, как в худшие дни, уже открыл «квартирную выставку». Давно собирался, три месяца готовился и вот так неожиданно совпал с настроениями почтеннейшей публики. В очередной раз готовой ко всему.

            В черной-черной комнате в заполненных белым-белым молоком тазиках при зыбком-зыбком свете карманного фонарика можно разглядеть большие-большие отпечатки пальцев художника Сергея Мироненко. На вернисаже зрители помимо радости увидеть инсталляцию могли поучаствовать в проекте и оставить копии собственных уникальных узоров на кончиках пальцев для общественного просмотра. Не чувствуя при том вроде бы никакого дискомфорта, ведь несколько неожиданная актуальность к отпечаткам пальцев пришла на этот раз не со стороны репрессивных структур (оставим ассоциации хоть на время). Наоборот, их теперь предлагают предъявлять при визите в образцово свободную Америку. Что автоматически переводит и грязноватую процедуру, и полученный в результате объект из тюремно-уголовного, негативного контекста (от которого в России никогда не зарекаются) в демократический, совершенно нестыдный и более чем приличный. Это вам не какой-нибудь «1984» или «1937». Просто пришла пора вывести отпечатки на свет, с гордостью и без лишней скромности предъявить их жаждущим правоохранительным, антитеррористическим и консульским органам, а также всему цивилизованному человечеству. Чтобы лучше знали и дольше помнили. Мироненко сначала хотел размноженные и увеличенные подтверждения идентичности демонстративно повесить на стены. Но атмосфера в стране сгустилась в аккурат до концентрации мутного белого разбавленного водой молочного порошка, и чуткий к вибрациям окружающей среды художник установил дистанцию и предложил рассматривать узоры сквозь плещущиеся молочные волны. В темноте. Подальше от греха и вездесущих органов.

            Сергей Мироненко -- человек яркой судьбы. И его неожиданное появление на давно покинутом небосклоне отечественного искусства нельзя воспринимать иначе как знаковое. Мироненко, дитя крутого андерграундного посола, сформировался в бодрящей атмосфере противостояния советской власти, казавшейся тогда незыблемой: квартирные выставки; фига, вынутая из кармана; актуальные тексты и отъявленные подтексты стоили студенту Школы-студии МХАТ досрочного завершения образования и непредвиденной службы в армии -- годы на дворе стояли уже/еще вегетарианские. В перестройку искусство Мироненко было не просто, а очень востребовано. Но затем пришли другие, скучные, времена. Художество на глазах становилось занятием серьезным и потому теряло запал. Целых десять лет Мироненко вел мирный образ жизни, подвизаясь со свойственным ему тщанием на ниве выставочного дизайна. И вот решился наконец.

Афиша

2003-11-04

Сергей Мироненко

Мария Кравцова

            Старая добрая диссидентская забава под названием "квартирная выставка" была неожиданно реанимирована успешным московским дизайнером Сергеем Мироненко. Поверить трудно, но в личном деле изящно поседевшего джентльмена имеется запись об участии в недобро настроенной к советской действительности группе "Мухомор" и о репрессиях за близкие к антисоветчине художества - однако теперь из прошлой жизни осталось разве что громкое и абсолютно ненужное в жизни сегодняшней звание классика андерграунда. Возвращение художника Мироненко, в общем-то, никто не ждал, и, возможно, чтобы освежить в памяти публики свои былые подвиги, он решил представить не новые работы, а двадцатилетней давности живопись и аттракцион, придуманный в мутные андроповские сумерки. На входе в квартиру выдают фонарик, а потом заталкивают в темную комнату, где, ощупывая незнакомое пространство, нервный луч очень скоро натыкается на ряды оцинкованных тазиков, на дне которых в мутной воде покоятся огромные отпечатки мироненковских пальцев. Выглядит очень эффектно. К тому же увлекает сама возможность попартизанить в чужой квартире, поиграть в грабителя и следователя или в пограничника и диверсанта. Но очень скоро из идущего по следу шпиона посетитель выставки сам превращается в подозреваемого. Хозяин галереи, как заправский опер, на выходе из помещения ловко снимает со всех участников игры отпечатки пальцев и требует поставить личную подпись внизу страницы - никто не возражает, как, впрочем, и не задумывается, под чем подписывается и для каких таких надобностей дает себя дактилоскопировать. Времена-то уже не те, и жалеть о том, что где-то расписался, что-то видел, трогал руками или посетил подозрительное мероприятие, не приходится.

АРТ Хроника

2003-11-03

Сергей Мироненко. Квартирная выставка

            Новая глава в личной мифологии Сергея Мироненко - первая за долгие годы персональная выставка в галерее "ЕК АртБюро". Мало кто из молодежи догадывается, что изящно поседевший столичный денди в советском прошлом имел лавры героя и пальмовую ветвь мученика-авангардиста (он был одним из участников легендарной группы "Мухомор"). От прошлой жизни осталось разве что громкое и абсолютно ненужное в его сегодняшней профессиональной деятельности звание классика андерграунда. Целых десять лет он был сторонним наблюдателем столичного художественного действа.

            Выставка в "ЕК АртБюро" - по жанру тотальная инсталляция, замаскированная под аттракцион "Комната страха". На входе в галерею смельчакам выдают электрические фонарики и заталкивают в темную комнату. Дрожащий луч ползет по помещению и расплывается в мутной воде, в которой покоятся гигантские отпечатки пальцев (самого художника, естественно). В конце аттракциона происходит обязательное дактилоскопирование всех действующих лиц в присутствии автора и куратора.

            Открытие выставки совпало по времени с ужесточением получения виз дл желающих лицезреть статую Свободы. Вместе с целым ворохом необходимых для получения визы документов в американское посольство еще нужно предоставить и отпечатки пальцев. Именно это обстоятельство придало аттракционному сюрреализму Мироненко некоторую злободневность и позволило интерпретировать проект через категории власти и ее стратегий принуждения. Подобная версия вполне состоятельна в контексте героического прошлого нонконформиста, в личном деле которого есть запись о том, что за неосторожное обращение с советской властью юный Мироненко был репрессирован и отбывал наказание в советской армии. Однако с тем же успехом Мироненко можно обвинить в дадаизме, вспомнив игры со спичками в темной комнате тусовщиков из "Кабаре Вольтер" и мечтательные опусы авторов советского самиздата, провидивших в развязных "мухоморах" новых адептов Дада.

            Возможно также, что художник сознательно сконструировал эдакую машину по порождению смыслов, а потом собирал для личного архива интерпретации и объяснения наивной и легко поддающейся на провокации публик.

Коммерсантъ Weekend

2003-10-31

http://kommersant.ru/doc/423781

Сергей Мироненко в «Е.К.АртБюро»

            Сегодня вечером в "ЕК АртБюро" открывается выставка Сергея Мироненко, первый персональный проект художника за последние десять лет. Сказать, что господин Мироненко вовсе "отошел от дел" contemporary art`а — нельзя. Так, например, этим летом в парижском Доме инвалидов проходила выставка "Когда Россия говорила по-французски...", где художник выступил в качестве дизайнера экспозиции, придумав двухметровой вазе "Россия" (а также мебели, портретам, орденам и оружию, принадлежавшим Наполеону и Александру I) отличную аранжировку из стекла и света, которая одновременно напоминала проекты современных архитекторов и витрины дорогих бутиков. Дизайн Мироненко обсуждали столь горячо и встревоженно, что это наводило на мысль о том, что Сергей Мироненко сделал из дизайнерской работы настоящее художественное высказывание.

            Выставка в "ЕК АртБюро" разделена на две части. В одном зале покажут старые картины художника, некогда входившего в группу "Мухомор". Работ конца XX века у Мироненко осталось немного: большинство из них на волне русского бума были приобретены западными музеями и коллекционерами. Однако и того, что будет выставлено в галерее, вполне достаточно, чтобы воскресить в памяти радикальный дух 1980-х годов.

            Вторая часть — это абсолютно новый проект. На стенах галереи будут висеть десять отпечатков различных пальцев рук самого господина Мироненко. Каждый из них нанесен на белые мраморные таблички (такие обычно бывают на кладбищенских памятниках). На вопрос, о чем этот мрачноватый жест, художник, улыбаясь, отвечает: "Да, обо всем: о памятниках, об искусстве, о политике, о культуре. Каждый пусть понимает, как хочет. Я ведь к современному искусству серьезно никогда не относился".