Уважаемые посетители!
Cайт находится в разработке. По всем вопросам, пожалуйста, обращайтесь по телефону +79857686591 или по электронной почте ekartbureau@gmail.com. Благодарим за понимание.
Об открытии полной версии сайта мы объявим дополнительно.


Информация о проекте


   Объекты КД

   Группа "Коллективные действия" (КД)

   Curators :
Елена Куприна-Ляхович, Александра Обухова

   01.10.2004

   20.11.2004

   

            В отношении искусства действия существует ряд стереотипов, в число которых входит представление о перформансе как о предельно эфемерном жесте-образе, бесследно исчезающем с течением времени – только непосредственный свидетель события, зритель или участник, хранит в памяти мимолетную картину и способен ретроспективно переживать увиденное. Особенно устойчивым это суждение оказывается, когда речь идет о художественных акциях группы «Коллективные действия» (КД) – классике московской школы концептуализма.

            Обширный корпус акций КД, осуществленных в 1976-2004 годах, окутан плотным коконом детальных описаний, подробнейших комментариев, философских интерпретаций и импрессионистических воспоминаний, черно-белых и цветных фотографий, с разной степенью внятности демонстрирующих то, что именно происходило на подмосковных полях и московских квартирах. В конце 1980-х, с появлением видеокамер, возможности документирования расширились, но даже тщательная видеосъемка не дает представления об эстетическом пространстве акций. Такое впечатление, что за пределами 8-ми томов «Поездок за город» не осталось визуального материала, который позволил бы воссоздать облик «коллективных действий» - хождений по снежной целине, вытягивания многокилометровой веревки через вспаханное поле, созерцания мерцающей вдали токи света, долгих ожиданий на осеннем (весеннем или зимнем) ветру.

            В задачу настоящей выставки не входили поэтапная реконструкция образности акций КД и какой бы то ни было «окончательный анализ» смены эстетических парадигм в практике группы. Это, скорее, начальная стадия лабораторного исследования (в стиле, возникшем на пересечении интересов и экспозиционных возможностей Фонда «Художественные проекты» и галереи Е.К.АртБюро), суть которого в том, чтобы вычленить в структуре перформансов КД уровень «предметности» - фактурного пластического материала, составной части обширного инструментария КД, предназначенного для изучения главного объекта КД- сознания наблюдателя.





   Авторы



Группа "Коллективные действия" (КД)

Создана в 1976 в Москве. В первый состав группы входили Андрей Монастырский, Никита Алексеев, Георгий Кизевальтер, Николай Панитков. К концу 1970-х КД становится одним из центральных явлений московского концептуализма. В практике КД разрабатываются эстетическая программа и теоретические основы этого направления. В 1979 к группе присоединяются Сергей Ромашко, Елена Елагина и Игорь Макаревич, а в 1985 - Сабина Хэнсген.





   Произведения


   

Веревка. Объект к акции «Время действия»

Группа "Коллективные действия" (КД)

Веревка, длина 7 км

Собрание Музея МАНИ

1978-10-15

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. Специальная версия для Фонда Калверт 22, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович, Дэвид Торп

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович

Объекты КД, Елена Куприна-Ляхович, Александра Обухова

Интерпретация объекта в Московской концептуальной школе, Александра Данилова и Елена Куприна-Ляхович






Кольцо. Объект к акции «Перемещение зрителей»

Группа "Коллективные действия" (КД)

Металл, веревка, 130 × 50 × 6

Собрание Музея МАНИ

1989

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. Специальная версия для Фонда Калверт 22, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович, Дэвид Торп

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович

Объекты КД, Елена Куприна-Ляхович, Александра Обухова






Документальное подтверждение присутствия на акции

Группа "Коллективные действия" (КД)

Акция Появление (1 том ПЗГ). 13 марта Бумага, машинописный текст, шариковая ручка. 13х19. Собрание Н.Паниткова.

1976

Объекты КД, Елена Куприна-Ляхович, Александра Обухова






Приглашение на акцию

Группа "Коллективные действия" (КД)

Акция Третий вариант (1 том ПЗГ). 28 мая 1978 Бумага, тушь. 12,5х12,1. Собрание Н.Паниткова.

1978

Объекты КД, Елена Куприна-Ляхович, Александра Обухова






Объект Фиолетовый занавес

Группа "Коллективные действия" (КД)

Акции Третий вариант (1 том ПЗГ). 28 мая 1978; Место действия (1 том ПЗГ). 7 октября 1979 – 31 октября 1979; М (3 том ПЗГ). 18 сентября 1983; Изображение ромба (И.Кабакову) (3 том ПЗГ). 20 октября 1983; Выстрел (3 том ПЗГ). 2 июня 1984; Русский мир (3 том ПЗГ). 17 марта 1985; Бочка (3 том ПЗГ). 31 мая 1985; Обсуждение–2 (4 том ПЗГ). 22 марта 1986. Ткань, шитье. 210х240. Собрание А.Монастырского и И.Макаревича.

1978

Объекты КД, Елена Куприна-Ляхович, Александра Обухова






Фактографический объект Картина

Группа "Коллективные действия" (КД)

Акция Картины (1 том ПЗГ). 11 февраля 1979. Картон, бумага, цветная бумага, бархатная бумага, нитки, машинописный текст. 40,2х42,6 общий размер. Собрание А.Монастырского.

1979

Объекты КД, Елена Куприна-Ляхович, Александра Обухова






Фактографическая документация

Группа "Коллективные действия" (КД)

Акция Десять появлений (2 том ПЗГ). 1 февраля 1981. Бумага, ткань, коллаж, машинописный текст. 3,5 х 10,4 см. Собрание Н.Паниткова.

1981

Объекты КД, Елена Куприна-Ляхович, Александра Обухова






Фактографическая документация

Группа "Коллективные действия" (КД)

Акция Воспроизведение (2 том ПЗГ). 1 марта 1981. Бумага, машинописный текст. 15 х 21 см. Собрание Н.Паниткова.

1981

Объекты КД, Елена Куприна-Ляхович, Александра Обухова






Репродукция картины Фэн Цзы

Группа "Коллективные действия" (КД)

Акция Глядя на водопад (2 том ПЗГ). 12 февраля 1981. Черно-белая фотография, бумага, коллаж, машинописный текст. 29,2 х 13,4 см в сложенном виде. Собрание Н.Паниткова.

1981

Объекты КД, Елена Куприна-Ляхович, Александра Обухова






Лист черной бархатной бумаги с железнодорожной фурнитурой, укрепленной по углам листа (фактография)

Группа "Коллективные действия" (КД)

Акция Звуковые перспективы поездок за город (2 том ПЗГ). 14 февраля 1983. Картон, бумага, бархатная бумага, коллаж, металл. 32,7 х 39,5 см. Собрание М.Константиновой.

1983

Объекты КД, Елена Куприна-Ляхович, Александра Обухова






Конверт

Группа "Коллективные действия" (КД)

Акция Выход (2 том ПЗГ). 20 марта 1983. Бумага, машинописный текст, фломастер. 16,1 х 23,1 см (конверт). Собрание М.Константиновой.

1983

Объекты КД, Елена Куприна-Ляхович, Александра Обухова






Конверт с двумя фотографиями

Группа "Коллективные действия" (КД)

Акция Группа–3 (2 том ПЗГ). 24 апреля 1983. Картон, бумага, фотографии, машинописный текст, фломастер. 16,1 х 23,1 см (конверт). Собрание М.Константиновой.

1983

Объекты КД, Елена Куприна-Ляхович, Александра Обухова






Конверт с карточкой

Группа "Коллективные действия" (КД)

Акция Разделение (2 том ПЗГ). 29 мая 1983. Бумага, библиотечные карточки, коллаж, фломастер, шариковая ручка. 14,8 х 21 см. Собрание М.Константиновой.

1983

Объекты КД, Елена Куприна-Ляхович, Александра Обухова






Объект Серебряный тор

Группа "Коллективные действия" (КД)

Акция Серебряный тор (Т.Блудо) (3 том ПЗГ). 2 августа 1983. Фольга. Диаметр – около 28 см. Собрание А.Монастырского.

1983

Объекты КД, Елена Куприна-Ляхович, Александра Обухова






Объект Малые Золотые крылья

Группа "Коллективные действия" (КД)

Акция М (3 том ПЗГ). 18 сентября 1983. Картон, фольга. 12,4 х 42 см. Собрание Н.Паниткова.

1983

Объекты КД, Елена Куприна-Ляхович, Александра Обухова






Объект Малый Серебряный шар

Группа "Коллективные действия" (КД)

Акция М (3 том ПЗГ). 18 сентября 1983. Фольга. Диаметр – около 8 см. Собрание Н.Паниткова.

1983

Объекты КД, Елена Куприна-Ляхович, Александра Обухова






Конверт с текстами и рисунками (2 листа фактографии)

Группа "Коллективные действия" (КД)

Акция М (3 том ПЗГ). 18 сентября 1983. Бумага, фломастер, шариковая ручка. 16,1 х 23,1 см (конверт). Собрание Н.Паниткова.

1983

Объекты КД, Елена Куприна-Ляхович, Александра Обухова






Папка из оранжевой бархатной бумаги с фурнитурной эмблемой

Группа "Коллективные действия" (КД)

Акция М (3 том ПЗГ). 18 сентября 1983. Бархатная бумага, бумага, металл, фломастер, цветной карандаш, шариковая ручка, машинописный текст. 27,8 х 20,1 см (папка в сложенном виде). Собрание Н.Паниткова.

1983

Объекты КД, Елена Куприна-Ляхович, Александра Обухова






Объект Заяц

Группа "Коллективные действия" (КД)

Акция Изображение ромба (И.Кабакову) (3 том ПЗГ). 20 октября 1983. Бумага. Высота – 55 см. Собрание Н.Паниткова.

1983

Объекты КД, Елена Куприна-Ляхович, Александра Обухова






Фотография акции с текстом

Группа "Коллективные действия" (КД)

Акция Выстрел (3 том ПЗГ). 2 июня 1984. Черно-белая фотография, фломастер, машинописный текст. 18,4 х 23 см. Собрание М.Константиновой.

1984

Объекты КД, Елена Куприна-Ляхович, Александра Обухова






Фактография

Группа "Коллективные действия" (КД)

Акция Русский мир (3 том ПЗГ). 17 марта 1985. Картон, бумага, коллаж, машинописный текст. 4,6 х 6,1 см. Собрание Н.Паниткова.

1985

Объекты КД, Елена Куприна-Ляхович, Александра Обухова






Объект Партитура: 2 листа черной китайской бумаги с фактографическим текстом в прозрачной обложке для школьных тетрадей

Группа "Коллективные действия" (КД)

Акция Ворот (4 том ПЗГ). 27 октября 1985. Бумага, коллаж, машинописный текст, фломастер, полиэтилен. 21 х 16,9 каждый лист см. Собрание Ю.Лейдермана. Собрание М.Константиновой.

1985

Объекты КД, Елена Куприна-Ляхович, Александра Обухова






Текст Партитуры: папка, 7 листов картона с негативными фотоотпечатками текста

Группа "Коллективные действия" (КД)

Акция Партитура (Звуковые перспективы речевого пространства) (4 том ПЗГ). 26 ноября 1985. Картон, бумага, черно-белые фотографии, коллаж, машинописный текст. 34,5 х 27,5 см (папка в сложенном виде). Собрание А.Монастырского.

1985

Объекты КД, Елена Куприна-Ляхович, Александра Обухова






Объект Красный альбом

Группа "Коллективные действия" (КД)

Акция Партитура (Звуковые перспективы речевого пространства) (4 том ПЗГ). 26 ноября 1985. Картон, бумага, калька, фломастер. 29,5 х 42,5 см. Собрание А.Монастырского.

1985

Объекты КД, Елена Куприна-Ляхович, Александра Обухова






Куски веревки с бирками

Группа "Коллективные действия" (КД)

Акция Ботинки (4 том ПЗГ). 15 июня 1986. Веревка, картон, бумага, машинописный текст. Собрание Ю.Лейдермана.

1986

Объекты КД, Елена Куприна-Ляхович, Александра Обухова






Объект Нажимать на гнилые места золотого нимба: синий шелк переплета 4 тома ПЗГ

Группа "Коллективные действия" (КД)

Акция Нажимать на гнилые места золотого нимба (4 том ПЗГ). Март 1987. Ткань. Собрание Н.Паниткова.

1987

Объекты КД, Елена Куприна-Ляхович, Александра Обухова






Объект Картина

Группа "Коллективные действия" (КД)

Акция Произведение изобразительного искусства – картина (5 том ПЗГ). 24 октября 1987. Холст, масло. 130 х 180 см. Собрание Н.Паниткова.

1987

Объекты КД, Елена Куприна-Ляхович, Александра Обухова






Фотография акции Третий вариант, наклеенная на географическую карту

Группа "Коллективные действия" (КД)

Акция Произведение изобразительного искусства – картина (5 том ПЗГ). 24 октября 1987. Картон, бумага, географическая карта (Исландия), цветная фотография, коллаж, машинописный текст, фломастер. 21,1 х 30,6 см. Собрание Н.Паниткова.

1987

Объекты КД, Елена Куприна-Ляхович, Александра Обухова






Объект Трость

Группа "Коллективные действия" (КД)

Акция За КД–2 (5 том ПЗГ). 16 января 1988. Трость (металл, пластик, бумага), полиэтилен, шнурок. Высота 79,5 см. Собрание Н.Паниткова.

1988

Объекты КД, Елена Куприна-Ляхович, Александра Обухова






Жестяные бирки с текстом

Группа "Коллективные действия" (КД)

Акция "Перемещение зрителей" (5 том ПЗГ). 11 июня 1989. Жесть, бумага, коллаж, машинописный текст, шариковая ручка, леска. 3 х 12,2 см. Собрание Ю.Лейдермана.

1989

Объекты КД, Елена Куприна-Ляхович, Александра Обухова






Приглашение на акцию

Группа "Коллективные действия" (КД)

Акция Прогуливающиеся люди вдали – лишний элемент акции (5 том ПЗГ). 2 сентября 1989. Бумага, шариковая ручка. 4,2 х 8,5 см. Собрание Ю.Лейдермана.

1989

Объекты КД, Елена Куприна-Ляхович, Александра Обухова






Фактографический объект Электрический звонок в конверте с надписью

Группа "Коллективные действия" (КД)

Акция Прогуливающиеся люди вдали – лишний элемент акции (5 том ПЗГ). 2 сентября 1989. Электрический звонок (металл, пластик), бумага, коллаж, машинописный текст, шариковая ручка. 17,8 х 24,5 х 4 см. Собрание Н.Паниткова.

1989

Объекты КД, Елена Куприна-Ляхович, Александра Обухова






Конверт с приглашением

Группа "Коллективные действия" (КД)

Акция Звонок в Германию (А.Монастырскому) (5 том ПЗГ). 30 сентября 1989. Бумага, коллаж, черно-белая ксерокопия, фломастер. 16,4 х 23 см (конверт). Собрание Н.Паниткова.

1989

Объекты КД, Елена Куприна-Ляхович, Александра Обухова






Объект Черная тетрадь

Группа "Коллективные действия" (КД)

Акция Открывание (Н.Паниткову) (6 том ПЗГ). 7 марта 1993. Бумага, металлические скобы, черно-белые ксерокопии, графитный карандаш. 60 х 43 см. Собрание Н.Паниткова.

1993

Объекты КД, Елена Куприна-Ляхович, Александра Обухова






Объект Лозунг–96

Группа "Коллективные действия" (КД)

Акция М.Рыклину (Лозунг-96) (7 том ПЗГ). 6 апреля 1996. Ткань, краска, шитье. 300 х 400 см. Собрание Н.Паниткова.

1996

Объекты КД, Елена Куприна-Ляхович, Александра Обухова






Фактографический объект Конфета

Группа "Коллективные действия" (КД)

Акция Лихоборка (7 том ПЗГ). 24 сентября 1996. Дерево, ткань, бумага, печать, канцелярская кнопка. 3 х 20 х 1,5 см. Собрание А.Альчук и М.Рыклина.

1996

Объекты КД, Елена Куприна-Ляхович, Александра Обухова






Объект Часы

Группа "Коллективные действия" (КД)

Акции Библиотека (7 том ПЗГ). 28 августа 1997; Мешок (8 том ПЗГ). 15 сентября 2001. Часы (2 штуки), металлическая фольга, пластик, вар. Диаметр часов – 8 см. Собрание Н.Паниткова.

1997

Объекты КД, Елена Куприна-Ляхович, Александра Обухова






Фрагмент полотнища

Группа "Коллективные действия" (КД)

Акция Шведагон к акции "Место действия" (7 том ПЗГ). 31 марта 1999. Ткань, краска. Около 21 х 21 см. Собрание А.Альчук и М.Рыклина.

1999

Объекты КД, Елена Куприна-Ляхович, Александра Обухова






Объект Магнитная пленка

Группа "Коллективные действия" (КД)

Акция Рыбак (8 том ПЗГ). 20 марта 2000. Аудиокассета, резинка. 6,3 х 10 х 1,2 см. Собрание Н.Паниткова.

2000

Объекты КД, Елена Куприна-Ляхович, Александра Обухова






Фактография (4 листа)

Группа "Коллективные действия" (КД)

Акция Гаражи (8 том ПЗГ). 29 июля 2000. Бумага, черно-белая ксерокопия, фломастер. 29,8 х 21 см каждый лист. Собрание Н.Паниткова.

2000

Объекты КД, Елена Куприна-Ляхович, Александра Обухова






Фрагмент объекта Бумажная лента

Группа "Коллективные действия" (КД)

Акция 625-520 в Берлине (8 том ПЗГ). 9 июня 2001. Бумага, черно-белая ксерокопия, шариковая ручка, фломастер. 118,5 х 12,3 см. Собрание Н.Паниткова.

2001

Объекты КД, Елена Куприна-Ляхович, Александра Обухова






Фрагмент мешка

Группа "Коллективные действия" (КД)

Акции Мешок (8 том ПЗГ). 15 сентября 2001. Полиэтиленовая ткань, фломастер, земля. 23,8 х 22 см. Архив современного русского искусства Фонда "Художественные проекты".

2001

Объекты КД, Елена Куприна-Ляхович, Александра Обухова






Элемент инсталляции: табличка с цифрой

Группа "Коллективные действия" (КД)

Акция 51 (Археология света-2) (8 том ПЗГ). 27 сентября 2002. Бумага на картоне, черно-белая печать.19,1 х 22 см. Собрание Н.Паниткова.

2002

Объекты КД, Елена Куприна-Ляхович, Александра Обухова






Схема акции (2 листа)

Группа "Коллективные действия" (КД)

Акция 51 (Археология света-2) (8 том ПЗГ). 27 сентября 2002. Бумага, цветная ксерокопия, черно-белая печать, фломастер. 29,8 х 21 см каждый лист. Собрание Н.Паниткова.

2002

Объекты КД, Елена Куприна-Ляхович, Александра Обухова






Объект 51 (Черный диск)

Группа "Коллективные действия" (КД)

Акция 51 (Археология света-2) (8 том ПЗГ). 27 сентября 2002. Бумага. Диаметр – около 10 см. Собрание Н.Паниткова.

2002

Объекты КД, Елена Куприна-Ляхович, Александра Обухова






Объект Северно-Корейская картина

Группа "Коллективные действия" (КД)

Акция На просвет (8 том ПЗГ). 6 ноября 2002. Оргалит, масло. 55,2 х 82. Собрание Н.Паниткова.

2002

Объекты КД, Елена Куприна-Ляхович, Александра Обухова






2 ламинированные фотографии из книги

Группа "Коллективные действия" (КД)

Акция 14:07 – 15:13 (8 том ПЗГ). 19 апреля 2003. Цветные ксерокопии, пластик, серебряный фломастер, шариковая ручка, синтетический шнур. 12,6 х 9,9; 10,6 х 12,7 см. Собрание А.Альчук и М.Рыклина.

2003

Объекты КД, Елена Куприна-Ляхович, Александра Обухова






Фрагменты объекта Палка

Группа "Коллективные действия" (КД)

Акция Деревни (8 том ПЗГ). 11 октября 2003. Дерево, цветные ксерокопии. 4,5 х 48,5 х 1,8 см (Олино); 4,5 х 42,4 х 1,8 см (Абрамцево); 4,5 х 69 х 1,8 см(Пестерюгино). Собрание Н.Паниткова.

2003

Объекты КД, Елена Куприна-Ляхович, Александра Обухова






Объект Звезда

Группа "Коллективные действия" (КД)

Металл, гравировка. Высота 30,8 см.

1996

Объекты КД, Елена Куприна-Ляхович, Александра Обухова






Объект Кодя

Группа "Коллективные действия" (КД)

Ткань, полиэтилен, шитье, фольга. Высота – около 180 см.

1998

Объекты КД, Елена Куприна-Ляхович, Александра Обухова










   Каталоги



Обьекты КД

Александра Обухова (ред.-сост.)

М. 2004.





   Публикации


Независимая газета

2004-10-14

http://www.ng.ru/culture/2004-10-14/6_art.html

Археология

Павел Голубев

            Галерея «Е.К. АртБюро» интересна тем, что значительная часть ее выставочных проектов представляет классику отечественного contemporary art. Актуальный художественный процесс всегда пробьет себе дорогу – от новых работ старых художников (равно как от новых работ – новых) и так дрожат стены галерей, а под разнообразные фестивали можно смело отдавать все без исключения водоемы европейской России: одной «Арт-Клязьмы» нам уже явно мало. О «мастодонтах» давным-давно все сказал известный теоретик и критик современного искусства Борис Гройс, который, правда, воочию наблюдал эту кипучую деятельность эпохи последнего «ледникового периода», получившую название «московский концептуализм». Проблема в одном – с тех пор, как известно, прошло достаточно много времени и вдохнуть полной грудью атмосферу «московского романтического» образца, допустим, 1979 года, довелось далеко не каждому; хотя бы просто в силу возраста. Благодарным потомкам остались тысячи страниц обзоров и фундаментальных исследований, пожелтевшие фотографии перформансов, да ностальгические воспоминания самих «мастодонтов».

            Другое дело, если появляется «третье измерение». Выставка «Объекты КД (Объекты в акциях группы «Коллективные действия»)» посвящена именно этому. Знаменитые «Коллективные действия» (Монастырский, Алексеев, Панитков, Ромашко, Кизевальтер, Макаревич, Елагина) еще в 70-х прославились главным образом благодаря своим акциям, так что, естественно, нигде теперь не достанешь ни палатки, специально оставленной где-то в лесу близ Одинцова, ни звонка, звучащего под снегом и т.д. Правда, сохранилось немало объектов – часть из них, собственно, выставлена в «Е.К. АртБюро». «Объекты КД» – проект археологический, архивный; скорее он представляет собой результат некоего длительного лабораторного исследования, нежели просто первично отобранный материал, помещенный в колбу музейных витрин и стеллажей. Разумеется, объекты сами по себе не «читаются» без определенного комментария (описаний акций, фотографий etc.), хотя даже его присутствие не добавляет экспозиции живости. Однако было бы грубейшей ошибкой требовать неуместного здесь драйва, ведь искусство «Коллективных действий» всегда отличали определенная медитативность, легкий лиризм. И первое, и второе присутствует в объектах, они ценны именно этим.

            Хотя в 70-х видеодокументация перформансов КД была невозможна (в то время в Советском Союзе, как известно, не было любительских видеокамер), любопытно взглянуть, что представляют собой акции «Коллективных действий» сегодня – около часа записи демонстрируется в «Е.К. АртБюро». Художники все так же испытывают привязанность к пасторальным пейзажам: акции в большинстве своем проводятся в Подмосковье. Не оставили КД тем пространства и времени: настенные часы растягиваются на четырех веревках, привязанных к стволам деревьев. Монастырский и К? уничтожают килограммы помидоров (одетый в красную рубашку Алексеев топчет их в пешеходном переходе над МКАД), мешок картошки (картофелинами приглашенные на акцию «Мешок» пытаются сбить часы, прикрепленные к столбу), буханки хлеба (они должным образом разрезаются, становясь объектами акции «Полет на Сатурн»). И хотя в некоторых акциях нынешних КД сквозит ностальгия, но если уже немолодые художники готовы собственноручно вырубить добрых два десятка квадратных метров («На просвет») пусть и не самого дремучего леса, это уже стоит многого.

Время новостей

2004-10-11

http://www.vremya.ru/2004/185/10/109500.html

Архивация заживо

Фаина Балахонская

            Ностальгия по недавнему прошлому вошла в моду и в изобразительном искусстве. Сразу несколько проектов показывают совсем недавно прошедшее, мелькнувшее. Толком не осознанное и не увиденное. В Третьяковской галерее один за другими подводят итоги шестидесятники – они творили в тиши мастерских, показывались на квартирных выставках, изредка скандалили на открытых. Едва вырвавшись из-под глыб, разлетелись по заграницам. Теперь им за семьдесят лет – чем не повод для ретроспективы. Не слишком интересной, не совсем осмысленной. Картины на стены – и получилась выставка. Жаждущим зрелищ тут делать нечего. Неофициальное искусство стараниями главного национального музея должно остаться в своей резервации. Видимо с тем, чтобы не оставлять контраст постоянной экспозиции, где оно представлено более чем бедно, - главные работы давно разбрелись по более активным зарубежным сокровищницам. Третьяковка пребывает в вечности – время течет здесь вяло, без акцентов и ударений. Пивоваров, Штейнберг, Плавинский, Васильев, следующая станция – Целков. Единственный прорыв – инсталляция Кабакова.

            Значение последнего для мирового и отечественного искусства – усилиями не Третьяковской галереи, но Государственного Эрмитажа и столичной галереи Stella Art Gallery – осознало правительство Москвы. Потому, не смотря на неспособность московских музеев договариваться с независимыми и потому требовательными партнерами, москвичи увидят выставку Кабакова. Как сообщили в Stella Art Gallery, художник приедет все-таки в Москву, чтобы получить премию «Соотечественник года» и открыть в галереи свою выставку. Совсем скоро – в декабре.

            Галерея «Крокин» уже несколько лет ведет проект «Архивация современности», посвященный в основном «темным» застойным и перестроечным годам. Прошлое воспринимается в этом проекте дискретным, разрезанным на отрезки. В проект «Крокина» попадают странные, чудом не сгинувшие архивы в основном тех, кто резко изменил свой творческий путь. Как Семен Файбисович, давно уже расставшийся с живописью ради фотографий. Некоторые галеристы до сих пор об этом жалеют. Но Файбисович тверд в своем намерении. Живопись – пройденный этап. И хоронить его можно с легким сердцем. Поэтому и демонстрирует старые работы с видимым удовольствием. Равно как и описывает прошлое в своих книгах. Картины и графика – много-много личного и ничего общественного. Но в личной жизни Файбисовича не было ничего такого, что он бы хотел оставить в тайне. Поделиться с публикой удивительными наблюдениями – например, тем, что видит человек, сидящий на унитазе, если опустит голову вниз, ему удавалось не всегда. Как и отчего строгому цензору не понравился вид голых ног, трусов и кафеля, Файбисович с удовольствием отписал в сопроводительном тексте к выставке. Со свойственной ему любовью к деталям, к важным для истории нравов подробностям: как покрасили рамы его картин на выставке в далекой черной Африке, как сохли цветы в банках, как стояли на полочке в ванной зубные щетки. Что вижу, то пою. Всеми возможными способами. Другие без шуток не проходят мимо тещиного дома – а Файбисович и его тщательно запечатлел тушью на бумаге, а затем еще тщательнее сохранил листочек вместе со многими другими. Настоящий человек-архив. Самое странное, что действующий.

            «Е.К.Артбюро» совместно с архивом современного искусства фонда «Художественные проекты», то есть хозяйка галереи Елена Куприна с исследователем процесса и куратором выставки Александрой Обуховой, поступают точно наоборот. Делают архивы выставками. Легенды, литературу, знание превращают в образ. Из остатков фарша собирают корову. Предпоследний подвиг: из немногих сохранившихся деталей воспроизвели группу «Мухомор», о которой и короткий-то период ее существования больше людей слышали, чем видели. А теперь еще и группу «Коллективные действия» - классику московского концептуализма. Строго говоря, выставка посвящена объектам «КД». То есть тому, что было не самым важным в процессе перформанса. Но немедленно по его истечении стало единственным материальным носителем памяти о прошедшем событии (если не считать литературы: многочисленных описаний; опубликованной в пяти томах «Поездки за город» документации; а также несовершенной в те недалекие годы видеосъемки). Приняв на свое небогатое, не слишком заметное тело неподъемную тяжесть значений – интеллектуальную, культурную, сакральную, - самые разные предметы засияли отраженным светом минувших перфомансов. Перегруженные ассоциациями «Семикилометровая веревка», «Фиолетовый занавес», «Серебряный топор», «Звезда» приняли на себя тайну почти конспирологического общества и странных, понятных лишь посвященным в тайны концептуального искусства событий. И стали теми самыми предметами. Участниками тех самых перформансов. Вошли в историю и теперь требуют трепетного, почтительного отношения. И никакой фамильярности. Время и художественный процесс поцеловали отпечатанные на плохой бумаге под копирку приглашения на акцию, документальные подтверждения об участия в ней, конверты с фотографиями.

            Выставка «Объекты КД» получилась такой же совершенной и загадочной, как деятельность коллектива. Придуманной, и продуманной до мелочей. При том что от многолетней деятельности (1976 – 2004) сохранилось немного объектов (тряслись в основном над рукописями, описаниями перформансов), сгруппированы экспонаты тесно, один к другому. Лишь нескольким досталось побольше пространства – на стенах и подиумах. Почти все предметы заключены в высокие узкие витрины. Две комнаты и небольшой коридор – довольно, чтобы передать ощущение пространства и времени. Необычайно плотного в одних местах, разреженного, свободного - в других. Еще одно украшение выставки – каталог, небольшой, но ясный, точный и совершенно необходимый любому заинтересовавшемуся процессом в настоящем и особенно в будущем.

Афиша

2004-10-11

http://www.afisha.ru

Объекты КД

            Если кому-нибудь покажется, что перед ним просто комок старой бутербродной фольги; обклеенная золотой бумагой загогулина, отрез несвежей фиолетовой материи, моток посеревшей от времени бельевой веревки или навершие от новогодней елки – это не так. Все это – объекты. Объект «Малый Серебряный шар», что висел на груди у художника Андрея Монастырского во время акции «М», объекты «Малые Золотые крылья» с груди Николая Паниткова. Фиолетовая материя – это балахон персонажа из акции «Третий вариант», а бельевая веревка, та самая, длинной семь километров, которую участники акции «Время действия» полтора часа тащили из леса. И веревка, и балахон, и шарик из фольги размером с кулак, и прочее, что собрала куратор Александра Обухова, - раритетные вещи. Московские концептуалисты, группа «Коллективные действия», с конца семидесятых начали выезжать в Подмосковье – на полевые опыты. Демонстрировали зрителям объекты и слоганы, будто неожиданно появившиеся в осеннем лесу, заставляли их часами в тишине стоять на краю поля возле деревни Киевы Горки, режиссировали перемещения по лесу, сопровождаемые отдаленными шумовыми эффектами, поздравляли тех, кто приехал по приглашению на киевогородское поле, с «окончанием акции». В общем, морочили себе и людям голову, растянув произведение во времени, сделав объектом самого зрителя, его сознание, силящееся объяснить нарушения пространственно-временного континуума. Такое искусство в принципе невозможно репродуцировать. Что в таком случае остается музеям и учебникам, ведь КД прочно вросли в историю современного искусства – в мировом масштабе? Остаются документы. С самых первых акций КД обрастало объектами, бланками, справками, впечатлениями, фото и видео хрониками. Выстроить какую-либо иерархию в этом ворохе крайне сложно. Монастырский, например, завел специальную книгу «BUCHHALTERIUM», где высчитал доли участия всех членов группы в проведении акций, для удобства взаиморасчетов в случае продажи того или иного объекта. Нужная вещь сразу превратилась в магический объект. Вообще, любой материальный фрагмент, любая строчка на фоне действий КД приобретает сакральные свойства. А общее количество текста указывает на невыразимость главного – того, что Монастырский назвал «неслучайной пустотой». Сколько бы ни было в описании отсылок к Хайдеггеру и дзену, описания не отвечают на вопрос о сути так, как может сделать это пустое поле с линией черного леса в разреженном мартовском воздухе.

Время новостей

2004-10-06

http://www.vremya.ru/2004/182/10/109170.html

Завтрак на траве forever

Георгий Литичевский

            Две выставки открылись в Москве одна за другой – персональная Олега Васильева и группы «Коллективные действия». Выставки разного формата – Васильев в Государственной Третьяковской галерее, «КД» - в частной галерее «Е.К.Артбюро». И вообще они очень разные. Выставка в Третьяковке по преимуществу изобразительная – живопись, рисунки, а на выставке «КД» изображения почти отсутствуют. Но все-таки говорить о них вместе можно не только потому, что они проходят в одно и то же время. И Олег Васильев, и «КД» (А. Монастырский, Н. Алексеев, С. Ромашко, Н. Панитков, Е. Елагина, И. Макаревич и др.) принадлежат к одному кругу московского концептуализма, хотя к разным его поколениям. Олег Васильев начал работать в шестидесятые, художники группы «КД» первый свой перформанс устроили в 1976 году.

            Выставка Васильева персональная, и не потому только, что все представленные на ней работы исполнены персонально самим автором. Она персональна и даже персоналистична, можно сказать, по идеологии своей – настолько все изображенное и высказанное художником пропущено через его личный опыт, пережито и выстрадано «наедине с самим собой». Но удивительным образом это «наедине» происходило в то же самое время в компании, безусловно теплой, таких же, как он, персоналистов – художников Ильи Кабакова и Эрика Булатова, поэта Всеволода Некрасова и других. И это видно в работах, в которых при всей индивидуальности и неповторимости васильевской живописи угадываются и влияние друзей, и прямые цитаты, портреты, тексты. Кстати, к «КД» тоже применим оксюморон – коллектив индивидуалистов.

            Выставка Васильева называется «Память, говори», и художник действительно достигает какой-то невероятной степени приближения к этому удивительному феномену, предельно индивидуальному и в то же самое время общему для всех, для каждого чувствующего существа, всех объединяемой памяти. В ход идут все мыслимые и немыслимые прямо-таки магические средства (искусство – это же магия!). Тут и конструирование поверхности холста, и магия черного и белого, магия светлых мазков, вырывающих припоминаемые образы и идеи из черной бездны беспамятства. Все так же остро, пожалуй, как в «Земляничной поляне» Бергмана.

            Нет гарантии, что сравнение так уж корректно, но невозможно удержаться. Так же, как среди множества мотивов васильевского анамнезиса невозможно не выделить один мотив – завтрак на траве. Так называется картина, на которой он изобразил себя с друзьями во время одного из регулярных походов на природу. Но рядом представлены работы, посвященные другому завтраку, а именно незаконченной картине Клода Моне. Возникают ассоциации и со скандальным «Завтраком на траве» Эдуарда Мане. Включается коллективная культурная память.

            Художник провоцирует воспоминание о том, «с чего все началось». И тут же графика, в которой сталкиваются «Черный квадрат» Малевича и его же не менее известный полушутливый , еще фигуративный рисунок, на котором какой-то галантный пикничок, дамы в кринолинах сидят у скатерти, какой-то джентльмен в белом фраке писает в сторонке. И всех их Васильев толи вырывает из черного квадрата, толи черный квадрат их поглощает. Тут же стихотворение Всеволода Некрасова про все и ничто. Еще один завтрак на лоне природы…

            Группа «Коллективные действия» тоже занималась своего рода магией. Но это уже совсем не магия картины или образа. Начиная со второй половины 70-х годов и практически по сей день группа художников-единомышленников отправлялась, как правило, в леса и поля, где занималась практикой расширения сознания. Звучит странно, но все художественные акции, к которых специально приглашенные зрители неизбежно становились участниками, предельно детально продумывались, заранее или в ходе самих акций создавались объекты, велась фотографическая, видео и текстовая документация. Что очень важно, акция не заканчивалась после своего завершения – она продолжалась в виде обсуждения, обмена субъективными воспоминаниями, из которых реконструировалась общая память, хотя никто в отдельности не был свидетелем всего события в целом. Все знают, что что-то было, но что это было на самом деле, никто никогда окончательно не сможет сказать, как ни расширяй сознание, как ни вспоминай. И лишь немые свидетели, художественные объекты, фотографии, документы, представленные в галерее «Е.К.Артбюро», то ли насмехаются, толи сочувствуют своим создателям.

            На следующий день хозяйка галереи Елена Куприна даже организовала очередную поездку в город. Но, впрочем, это была не акция, а выставка под открытым небом, на поляне в лесу рядом с ее дачей. Вплетенные в повешенную на кронах деревьев над поляной сетку двуглавые орлы Андрея Филиппова парили и растворялись в небе над соснами, а бесчисленные матрешки Сергея Ануфриева с выжженными на них картинками из личных и общих историй (одну украшал все тот же черный квадрат) стояли кругами на траве, уменьшаясь к центру, превращаясь в маленькие грибочки и как бы закапываясь в землю.

            В обоих проектах не только обостренная память или прорыв к сверхсознанию, но и нормальная ностальгия. Искусству вообще ностальгия вполне даже свойственна. Ностальгия по детству, по первоначалу, по чистому воздуху, по траве, по гармонии, по идеальному завтраку. Такое, то уходящее в никуда, то взрывающееся из ниоткуда искусство, собственно, и действует как глоток чистого воздуха, как противоядие от рейтингов, от параноидальной озабоченности мейнстримами и маргинальностями.

Коммерсант daily

2004-10-06

http://kommersant.ru/doc/512342

Концептуализм на веревочке

            В московской галерее «Е.К.Артбюро» открылась подготовленная совместно с фондом «Художественные проекты» выставка «Объекты КД». ИРИНА КУЛИК обнаружила, что впервые собранные реликвии, связанные с перформансами группы «Коллективные действия» - влиятельнейших представителей московского концептуализма, - имеют самостоятельную художественную ценность.

            Свои концептуальные акции, проходившие чаще всего за городом, группа «Коллективные действия» проводит с 1976 года. Среди членов группы помимо бессменного лидера Андрея Монастырского в разное время значились Николай Панитков, Георгий Кизельватер, Никита Алексеев, Елена Елагина и Игорь Макаревич, а участниками или зрителями акций успели побывать художник Илья Кабаков, писатель Владимир Сорокин, саксофонист Сергей Летов, философ Михаил Рыклин, куратор Иосиф Бакштейн. «КД» почти не работали с излюбленной московским концептуализмом темой советского, зато интересовались дзен-буддизмом и духовными практиками. Акции «КД» напоминали то магические ритуалы, то научные эксперименты. На тщательно законспирированные встречи не допускались случайные зрители. Хотя многие перформансы снимались на фото и видео, эта документация никогда не мыслилась как конечный художественный продукт, рассчитанный на музеи и галереи. Сами акции «КД» могли быть и весьма эффективными: плывущими по реке гигантский разноцветный шар, внутри которого звенит электрический звонок, стоя посреди осеннего леса палатка, сшитая из картин, или примотанные к березам разнокалиберные радиоприемники, настроенные на статические помехи. Но насладиться этим помимо избранных гостей могли разве что случайно забредшие в лес грибники, которых никто не предупредил, что это искусство, а не козни пришельцев или выходки детишек. Остальным же до недавнего времени приходилось довольствоваться черно-белыми снимками да штудированием описаний и комментариев, вошедших в книгу «Поездки за город».

            Выставка в «Е.К.Артбюро» впервые предлагает исследовать не документацию «КД», но предметный мир этих акций. В витринах и стеллажах – загадочные вещдоки весьма запутанного дела. Лиловое с белой каймой полотнище, вырезанный из бумаги силуэт зайца, картина на которой изображены два человека в кардинальских мантиях. Еще свитая бесчисленными кольцами семикилометровая веревка, оплетенное красной бечевой стальное кольцо, оплавленный комок серебряный фольги и многочисленные бумажки и конверты, карты и карточки, партитуры и репродукции, словно бы изъятые у участников шпионской сети. Конечно, можно, вооружившись томом «Поездок за город», выяснить, что, скажем, одна из бумажек является поистине историческим приглашением на самую первую акцию «КД» - «Появление». Что участники акции «Время действия» вытягивали из леса семикилометровую веревку, в которой Илья Кабаков некогда увидел «прекрасный символ бытия»: один конец здесь, в руках, другой же – в пустоте и неизвестности.

            Выставка «Объекты КД» являются чем-то вроде краеведческого музея некоего племени , специально старавшегося не ставить по себе никакого материального наследия. никакого материального наследия. Но все же эти предметы не доказательства, но свидетельства, не улики, но реликвии. Куратор экспозиции Александра Обухова говорит, что сегодня современное искусство стало чересчур понятным и выставить объекты «КД» следовало хотя бы для того, чтобы вернуть вкус к поискам неочевидных смыслов. И действительно начинаешь задумываться о том, что же находится на другом конце веревки, даже если вся она мирно покоится в музейной витрине.

Артхроника

2004-10-06

Объекты КД

Юлия Лебедева

            Группа «Коллективные действия» - пожалуй, самый долгоиграющий московский коллектив, сформировавшийся еще во времена андерграунда. Начав свою деятельность целую вечность назад, в 1976 году, члены «КД» с переменным успехом делают акции до сих пор. За много лет состав участников группы варьировался, но все же можно назвать главных действующих лиц «КД» в разные времена – Никита Алексеев, Андрей Монастырский, Елена Елагина, Игорь Макаревич, Георгий Кизевальтер, Николай Панитков, Сергей Ромашко, Сабина Хенсген. Основная деятельность этих корифеев московского концептуалиста – акции, их обсуждение до и после. Одна из особенностей группы – полное отсутствие работы на публику. На акциях «КД» не бывает случайных людей: даже необходимые для воплощения идеи зрители и то получают специальные приглашения. Поэтому со стороны группа воспринимается как тайное сообщество нескольких посвященных. Раньше интересующиеся могли видеть акции группы только на фотографиях, чуть легче стало с появлением видео.

            Все действия «КД» были абсолютно абстрагированы от социального контекста и полностью сосредоточены на вопросах искусства как такового. Интерес «КД» - изучение элементарных пространственно-временных переживаний (ожидание, воспоминание), которые возводятся в ранг эстетического акта. Их многочисленные перформансы называются «Поездки за город», т.к. происходили и происходят на природе - в лесу или поле. «КД» не вырабатывают никакого закона, по которому можно было бы воспринимать сделанное ими.

            Вот два абсолютно не сходных примера. Во время акции «Время действия» 15 октября 1978 года с катушки, спрятанной на дереве в лесу, через поле в течение полутора часов было перетянуто 7 км веревки. А акции «М» 18 сентября 1983 года зрители должны были пройти через поле и, под звуки записанной на магнитофон фонограммы вагона московского метро взяв на столе, накрытой фиолетовой скатертью, бинокль, увидеть в него героев акции Паниткова и Монастырского с золотыми крыльями и серебряным шаром на груди. Предметы, оставшиеся от этих взрослых игр, организованных с предельной серьезностью, стали «героями» выставки «Объекты КД» в галере «Е.К.Артбюро». В витрине большой кучей лежат 7 км веревки (оказывается, это так мало!), золотые крылья из картона, серебряный шар из фольги. На стене висит фиолетовый занавес, который в некоторых акциях использовался как скатерть. Хотя есть и зрелищные вещи (бумажный силуэт зайца из акции «Изображения ромба. И. Кабакову», созданный для акции «Произведение изобразительного искусства», 1987, объект «Картина», на котором изображен герой акции «Третий вариант», 1978, с воздушным шаром вместо головы), в основном экспонаты выставки – текстовый материал. Поэтому нужно понять, что представляет собой каждый трофей, словно случайно найденный заложенным в старой книжке или зашкафной коробке у разных участников «КД». Сами рассказы об акциях, конечно, гораздо более захватывающи, нежели те, выражаясь фигурально, черепки и осколки, оставшиеся от почти уже тридцатилетней деятельности группы. Поэтому сделать такое посвящение деятельности «Коллективных действий» - задача совсем не из легких.

            Все объекты можно поделить на четыре группы, первая – бумажные и фотографические, раздававшиеся участникам акции после ее окончания и служившие подтверждением участия, вторая – произведения, созданные специально для акций, третья – редимейды, участвовавшие в акциях, и четвертая – объекты, сделанные в процессе акций. Как говорит куратор выставки Александра Обухова, когда Никита Алексеев и Андрей Монастырский задумывали «Коллективные действия», речь сразу же шла об акциях, связанных в первую очередь с предметом в пространстве. Показать этот предмет – в этом и состояла задача выставки. Такие экспозиции могут являться стартом серьезной работы вроде монографии или каталога резоне. И «КД» очень хорошо позаботились о будущих исследователях: существует восемь самиздатовских томов описаний перформансов «Поездок за город» за все годы существования группы. Так что теперь дело за переосмыслением и визуальным рядом.

            На следующий день традиция поездок за город была продолжена организаторами галереи. Правда, действо происходило уже не в чистом поле или лесу, а в 50 метрах от дачи хозяйки галереи Елены Куприной. И добирались мы туда не на электричке, а на комфортабельном микроавтобусе, и ожидала нас не акция, участниками которой мы обязаны были стать, а уже готовая выставка. «Душа матрешки» - совместный проект художников Сергея Ануфриева и Андрея Филиппова. Как по волшебству вынутый из брезентового рюкзака, он заполнил собой всю поляну, а в конце пикника, прямо при гостях был туда же и упакован. Штук 50 не расписанных деревянных болванок-матрешек, словно грибы, хаотично расположились среди травы. По словам Сергея Ануфриева, выставка отражает иерархию трех миров. Душа художника – это подземный мир, грибы-матрешки (средний мир) показывают бесконечность нашего разворачивающегося бытия. На светлом дереве болванок с помощью выжигания выполнены ювелирной тонкости рисунки, иллюстрирующие ту самую бесконечность бытия. Дом, человек перед телевизором, кошка с котенком, дельфин, ящерица, цветок, летящая птица. А где же у матрешки душа? Если поднять голову вверх, то между березами на тонкой сетке летают по кругу черные птички Андрея Филиппова. Матрешки стареют и трескаются, душа выпархивает в щели и улетает в бесконечность (третий мир). Когда однодневная выставка закончилась, матрешек стали собирать и складывать одна в другую. Делать это на публике было стратегически неверно. Какая у матрешки в таком случае может быть душа, если все показали, что на самом деле внутри у нее пусто?

Досуг и развлечения

2004-09-23

Перформансу продлили жизнь

Федор Ковский

            Группа «Коллективные действия» - важнейшая часть теории и практики московской концептуальной школы. Их отлично продуманные и тщательно документированные перформансы – это художественные ритуалы для подготовленных и посвященных и странные, почти абсурдные поступки для случайных свидетелей. Группу организовали в далеком застойном 1976 году четыре художника: Андрей Монастырский, Лев Рубинштейн, Никита Алексеев и Георгий Кизевальтер. Вскоре к ним присоединился Николай Панитков. К своим акциям они привлекали коллег, зрителей, предусматривали и случайных свидетелей. Время от времени повзрослевшие, но не утратившие былого пыла «Коллективные действия» продолжают действовать в прежнем духе. Это единственная из неофициальных групп, которая не утратила былого единства. Выставка в «Е.К.Артбюро» (галерея плотно занимается искусством недавнего прошлого) посвящена объектам, которые использовались в акциях «Коллективных действий», прежде всего разного вида и смысла бумажкам. Поначалу – отпечатанным на машинке через копирку, потом – размноженным на ксероксе, наконец, самым новым – набранным на компьютере. Уведомления, приглашения – все необходимое, чтобы собрать народ в лесу, на полянке, дорожке, в разное время года, под дождем или снегом. На выставке будут и настоящие предметы (чуть диковатого вида), возможные для драматургии перформансов: фиолетовое с белой каймой полотнище размером два на три метра – участник десяти акций группы; семикилометровый канат, который таскали по грязи во время акции «Время действия» в 1978 году. Мероприятие поможет изменить обычное восприятие перформанса как искусства временного, следы которого (до появления видеокамер) теряются в недавнем прошлом. Куратор выставки Александра Обухова пытается повернуть это время вспять, с помощью сохранившихся предметов показать навсегда ушедшее – совершенно материальный микрокосм московской концептуальной школы. Большая часть предметов отлично сохранилась, как будто их сделали вчера. А печать времени – желтизна на бумаги, удивительные, но еще узнаваемые технологии тридцатилетней давности – лишь украшает произведения искусства, придает им ценность, моральную и материальную.

            Большая часть предметов хранилась у Николая Паниткова в Музее МАНИ, что-то сберегли авторы, что-то зрители. Никогда раньше этот богатый материал не собирали вместе и не показывали. Для большинства предметов выставка станет вторым за многие годы выступлением на публике. Она будет полной – но не всеобъемлющей. Многие предметы, попавшие в западные коллекции, оказались недоступны для организаторов. Некоторые можно увидеть лишь в книжке: они оставались на месте акций, и судьба их неизвестна. Например, лозунги с абсурдными поэтическими высказываниями так и остались в лесах, где были развешаны.