Уважаемые посетители!
Cайт находится в разработке. По всем вопросам, пожалуйста, обращайтесь по телефону +79857686591 или по электронной почте ekartbureau@gmail.com. Благодарим за понимание.
Об открытии полной версии сайта мы объявим дополнительно.


Информация о проекте


   Интерпретация объекта в Московской концептуальной школе

   Группа "Коллективные действия" (КД)
   Группа "Перцы"
   Группа "Чемпионы мира"
   Группа «Инспекция "Медицинская герменевтика"»
   Никита Алексеев
   Юрий Альберт
   Сергей Волков
   Римма Герловина
   Вадим Захаров
   Илья Кабаков
   Георгий Кизевальтер
   Мария Константинова
   Игорь Макаревич
   Андрей Монастырский
   Николай Панитков
   Виктор Пивоваров
   Дмитрий Пригов
   Группа СЗ
   Андрей Филиппов
   Игорь Чацкин
   Иван Чуйков
   Мария Чуйкова

   Curators :
Александра Данилова и Елена Куприна-Ляхович

   20.09.2009

   18.10.2009

   

            Задуманный как выставка-исследование, проект «Интерпретация объекта в московской концептуальной школе» ставит своей целью не только показать на конкретном историческом материале особенности этой сферы художественного творчества, выявить основные принципы его эстетики, но и создать максимально широкий круг возможных историко-художественных ассоциаций для каждого конкретного произведения.

            исследования стала коллекция Музея МАНИ, хронологически первая частная коллекция московского концептуального искусства, созданная по инициативе художника Николая Паниткова, одного из основателей группы «Коллективные действия», в 1988 году. Появившийся почти десятью годами ранее термин «МАНИ» (А.Монастырский) объединил достаточно разнородный круг художников «московского романтического концептуализма» (Борис Гройс). Но, несмотря на стилистическое разнообразие создаваемых в рамках МАНИ произведений, все они объединяются достаточно жесткой методологией, предполагающей аналитический подход к творчеству и визуальную строгость. Уникальность музея МАНИ заключается еще и в том, что он представляет собой коллекцию сформировавшуюся «внутри» московской концептуальной школы и таким образом, представляющую «аутентичный» взгляд на проблемы «нового искусства».

            Образующие в коллекции МАНИ единую пластическую группу, объекты, созданные «Коллективными действиями», Инспекцией «Медицинская герменевтика», Ильей Кабаковым, Андреем Монастырским, Риммой Герловиной и многими другими известными художниками, в самой концентрированной форме воплощают принципы этой эстетики.

            Сама тема объекта как ключевая для настоящей выставки возникла неслучайно. Очевидно, что создание этой художественной формы стало одним из самых радикальных преобразований в сфере культуры минувшего столетия. Именно это открытие позволило переместить акценты внутри поля культуры, сделать повседневные предметы частью сложнейшей интеллектуальной и визуальной игры. Многие ведущие теоретики, обращавшиеся в своих исследованиях к проблеме объекта, приходили к выводу, что «предметность мышления» является одной из характерных черт современного сознания, и в искусстве создается ситуация когда любое явление по сути может быть интерпретировано как объект. С другой стороны, минимализация физических затрат в процессе художественного творчества позволила мастерам различных направлений добиться максимальной широты интерпретаций, и визуальная пустотность, неинтересность пластического образа становится синонимом главенства идеи над материальной реализацией.

            В работе над выставочным проектом кураторы позволили себе продолжить эту начатую художниками игру и увидеть объекты московского концептуализма в контексте предшествующих традиций. Создалась любопытная ситуация, в которой концептуалистский объект «Не надо гадить» (1986) Андрея Монастырского обнаруживает внешнее сходство с бронзовым «Карманным фонарем» («Flash Light», 1958) Джаспера Джонса. «Во всем» (1988) Николая Паниткова забавным образом перекликается с произведениями Моны Хатум и Хаима Стейнбаха, а «Слив» (1987), выполненный группой «Перцы» может быть сопоставлен с портативными раковинами («Instrument of hygiene», 1995) Адриана Пиготта, имеющими своей предысторией знаменитый реди-мейд Марселя Дюшана («Fountain», 1917). Предложенные на выставке параллели, сопровождаемые комментариями художников, искусствоведов и критиков, позволяют по-новому взглянуть на уже известные произведения, выявляют их потенциальные значения и смыслы.

            Таким образом, объект московской концептуальной школы предстает перед зрителем как часть широкой художественной полемики и эстетической риторики, он получает новый контекст и новое пространство осмысления.





   Авторы



Группа "Коллективные действия" (КД)

Создана в 1976 в Москве. В первый состав группы входили Андрей Монастырский, Никита Алексеев, Георгий Кизевальтер, Николай Панитков. К концу 1970-х КД становится одним из центральных явлений московского концептуализма. В практике КД разрабатываются эстетическая программа и теоретические основы этого направления. В 1979 к группе присоединяются Сергей Ромашко, Елена Елагина и Игорь Макаревич, а в 1985 - Сабина Хэнсген.

Группа "Перцы"

Одесситы Людмила Скрипкина и Олег Петренко. Работали вместе в 1982-2000. В середине 80-х участвовали в выставках московского и одесского APTARTa.

Группа "Чемпионы мира"

Создана в 1986 Константином Звездочетовым и Гией Абрамишвили, в состав группы входили также Константин Латышев, Борис Матросов и Андрей Яхнин. Акционистская деятельность группы постепенно сошла на нет в 1988.

Группа «Инспекция "Медицинская герменевтика"»

Создана в 1987 Сергеем Ануфриевым, Юрием Лейдерманом и Павлом Пепперштейном, которые совместно занимались субъективным описанием современной художественной ситуации и вели дружеские беседы. Основной художественный продукт представлял собой интерпретирование и эстетизацию всех этих занятий.

Никита Алексеев

Алексеев Никита Феликсович. Р. 1953, Москва. Окончил Московское художественное училище памяти 1905 года (1972, отделение промышленной графики и рекламы) и Московский полиграфический институт (1976, факультет художественно-технического оформления печатной продукции). Сначала 70-х выпускал самиздатовские книги, альбомы, выступает как художественный критик и публицист. Участник группы "Коллективные действия". Один из основателей галереи APTART, которая функционировала в его квартире (1982-1984). Живет и работает в Москве.

Юрий Альберт

Альберт Юрий Феликсович. Р. 1959, Москва. Учился в Московском государственном педагогическом институте им. В.И. Ленина (художественно-графический факультет, 1977-1980). Член-основатель "Клуба авангардистов" (КЛАВА, 1987). С 2008 член группы "Купидон". Живет и работает в Москве и Кельне.

Сергей Волков

Волков Сергей Евгеньевич. Р. 1956, Казань. В 1980 окончил Казанский инженерно-строительный институт (отделение архитектуры). Участник выставок "Клуба авангардистов" (КЛАВА). Участник первого русского аукциона Sotheby's (1988).

Римма Герловина

Герловина Римма Анатольевна. Р. 1951, Москва. Окончила филологический факультет Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова. Занималась авторской книгой. С 1971 работает вместе с мужем Валерием Герловиным. С 1979 живет и работает в Нью-Йорке.

Вадим Захаров

Захаров Вадим Арисович. Р. 1959, Душанбе. Окончил Московский педагогический институт им. В.И. Ленина. В 1980 вместе с Виктором Скерсисом создал группу «СЗ». Участник выставок APTARTа. Член «Клуба авангардистов» (КЛАВА). Участник первого русского аукциона Sotheby’s в Москве (1988). С 1992 издает в Кельне русскоязычный журнал «Пастор», в котором публикует материалы художников московского концептуализма. С 2008 участник группы «Капитон». Живет и работает в Москве и Кельне.

Илья Кабаков

Кабаков Илья Иосифович. Р. 1933, Днепропетровск. Учился в Московской средней художественной школе (1945-1951) и Московском государственном художественном институте им. В.И. Сурикова (графический факультет, 1951-1956). С 1956 работал в качестве иллюстратора в издательствах "Детгиз", "Детская литература", журналах "Малыш", "Мурзилка", "Веселые картинки". В конце 1960-х - начале 1970-х входил в группу "Сретенский бульвар". Один из основоположников московского концептуализма. Участник первого русского аукциона Sotheby's (1988). В 1990-е разработал теорию и практику "тотальной инсталляции". Теоретик искусства, автор мемуаров "60-70-е... Записки о неофициальной жизни в Москве". С 1988 живет и работает в Нью-Йорке. С 1989 выступает в соавторстве с женой Эмилией Кабаковой.

Георгий Кизевальтер

Кизевальтер Георгий Дмитриевич. Р. 1955, Москва. Окончил Московский государственный педагогический институт им. В.И. Ленина (1978). Один из основателей группы «Коллективные действия» и участник большинства акций группы с 1976 по 1989. Участник выставок галереи APTART. В 1988-1996 член «Клуба авангардистов» (КЛАВА). В 1977-1980 жил и работал в Якутии, в 1998-2006 – в Канаде. Автор передач на радио «Свобода», книг, альбомов и других публикаций по современному искусству и истории фотографии. Живет и работает в Москве.

Мария Константинова

Константинова (Алексеева) Мария Михайловна. Р. 1953, Москва. Окончила Московский государственный художественный институт им. В.И. Сурикова. Участница акций группы "Коллективные действия". Участвовала в деятельности галереи APTART. Член "Клуба авангардистов" (КЛАВА). Живет и работает в Москве.

Игорь Макаревич

Макаревич Игорь Глебович. Р. 1943, с. Триалети, Грузия. В 1962-1968 учился на художественном факультете Всесоюзного государственного института кинематографии. В 1976-1986 – активный участник группы «Коллективные действия». С 1987 член «Клуба авангардистов» (КЛАВА). С 1990 работает в соавторстве с женой Еленой Елагиной. Живет и работает в Москве.

Андрей Монастырский

Монастырский (Сумнин) Андрей Викторович. Р. 1949, пос. Печенга Мурманской обл. Окончил филологический факультет Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова (1980). Один из основателей и идеолог группы «Коллективные действия». Один из создателей МАНИ (Московский архив нового искусства). Автор составитель томов «Поездок за город» - сборник документаций акция «КД», «Словаря терминов московской концептуальной школы (1999). Участник выставок APTARTа. Член «Клуба авангардистов» (КЛАВА). С 2008 участник группы «Капитон». Живет и работает в Москве.

Николай Панитков

Панитков Николай Семенович. Р. 1952, Вена, Австрия. В 1983 окончил Московский государственный институт культуры по специальности "библиотечное дело". Один из создателей и участник группы "Коллективные действия". С 1987 член "Клуба авангардистов" (КЛАВА). Основоположник, первый директор и хранитель Музея МАНИ. Живет и работает в Москве.

Виктор Пивоваров

Пивоваров Виктор Дмитриевич. Р. 1937, Москва. В 1951-1957 учился в Московском художественно-промышленном училище им. Н.И. Калинина, в 1962 окончил Московский полиграфический институт. Долгое время работал как иллюстратор детских книг, сотрудничал с журналами "Мурзилка", "Веселые картинки". Один из основоположников московского концептуализма. В конце 60-х - начале 70-х входил в группу "Сретенский бульвар". Автор книг "Влюбленный агент" (2001), "Серые тетради" (2002) и др. С 1982 живет и работает в Праге.

Дмитрий Пригов

Пригов Дмитрий Александрович. 1940, Москва - 2007, Москва. В 1967 окончил Московское высшее художественно-промышленное училище (б. Строгановское). Работал в области визуальной поэзии. В 1970-е активный деятель Клуба скульпторов при Московском отделении Союза художников СССР. В 1986-1987 участвовал в концертах группы симуляционной музыки "Среднерусская возвышенность". С 1987 член "Клуба авангардистов" (КЛАВА). Жил и работал в Москве и Лондоне.

Группа СЗ

Создана Вадимом Захаровым и Виктором Скерсисом в 1980. Первая персональная выставка состоялась в галерее APTART. После распада группы в 1984 Скерсис и Захаров сделали лишь один совместный проект - "Братья Карамазовы" (1990).

Андрей Филиппов

Филиппов Андрей Станиславович. Р. 1959, Петропавловск-Камчатский. Окончил постановочный факультет Школы-студии МХАТ (1981). В 1982-1984 принимал активное участие в деятельности галереи APTART. Один из соорганизаторов и активный участник "Клуба авангардистов" (КЛАВА). С 2008 член группы "Купидон". Живет и работает в Москве.

Игорь Чацкин

Р. 1963, Одесса. Учился в Одесском политехническом институте. В середине 80-х активно участвовал в деятельности группы одесских авангардистов. Принимал участие в выставках APTARTа и "Клуба авангардистов" (КЛАВА). В 1987 переехал в Москву. Работал в мастерских Чистопрудного бульвара. Живет и работает в Одессе и Киеве.

Иван Чуйков

Чуйков Иван Семёнович. Р. 1935, Москва. В 1954-1960 учился в Московском государственном художественном институте им. В.И. Сурикова. В 1960-1962 преподавал в художественном училище во Владивостоке. В конце 60-х - начале 70-х входил в группу "Сретенский бульвар". С 1987 член "Клуба авангардистов"(КЛАВА). Участник первого русского аукциона Sotheby's в Москве (1988). Живет и работает в Москве и Кельне.

Мария Чуйкова

Чуйкова Мария Михайловна. Р. 1960, Москва. В 1985 окончила Московский архитектурный институт. В 1987-2002 принимала участие в деятельности группы "Инспекция "Медицинская герменевтика"". С 1987 член "Клуба авангардистов" (КЛАВА). Живет и работает в Москве.





   Произведения


   

Слив

Группа "Перцы"

Объект, 73.5 × 46 × 20

Собрание Музея МАНИ

1987

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. Специальная версия для Фонда Калверт 22, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович, Дэвид Торп

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович

Интерпретация объекта в Московской концептуальной школе, Александра Данилова и Елена Куприна-Ляхович






Дикие песни нашей родины

Группа "Чемпионы мира"

Смешанная техника, 45 × 26 × 23

Собрание Музея МАНИ

1987

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. Специальная версия для Фонда Калверт 22, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович, Дэвид Торп

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович

Интерпретация объекта в Московской концептуальной школе, Александра Данилова и Елена Куприна-Ляхович






Душа

Римма Герловина

Объект, картон, текстиль, текст, 8x8x8 см.

1975-1976

Интерпретация объекта в Московской концептуальной школе, Александра Данилова и Елена Куприна-Ляхович






Магнитофон в сундуке

Илья Кабаков

Объект, смешанная техника, 60x90x52 см.

1987

Интерпретация объекта в Московской концептуальной школе, Александра Данилова и Елена Куприна-Ляхович






Не надо гадить

Андрей Монастырский

Объект, смешанная техника, 8x25x4 см.

1986

Интерпретация объекта в Московской концептуальной школе, Александра Данилова и Елена Куприна-Ляхович






Все художники данного направления хромые

Игорь Чацкин

Объект, 138 x 87 x 19

Собрание Музея МАНИ

1989

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. Специальная версия для Фонда Калверт 22, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович, Дэвид Торп

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович

Интерпретация объекта в Московской концептуальной школе, Александра Данилова и Елена Куприна-Ляхович






Умри

Андрей Филиппов

Смешанная техника, 250 × 85

Собрание Музея МАНИ

1986

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. Специальная версия для Фонда Калверт 22, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович, Дэвид Торп

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович

Интерпретация объекта в Московской концептуальной школе, Александра Данилова и Елена Куприна-Ляхович






Веревка. Объект к акции «Время действия»

Группа "Коллективные действия" (КД)

Веревка, длина 7 км

Собрание Музея МАНИ

1978-10-15

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. Специальная версия для Фонда Калверт 22, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович, Дэвид Торп

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович

Объекты КД, Елена Куприна-Ляхович, Александра Обухова

Интерпретация объекта в Московской концептуальной школе, Александра Данилова и Елена Куприна-Ляхович






40W

Сергей Волков

Смешанная техника, 30 x 111 см.

1987

Интерпретация объекта в Московской концептуальной школе, Александра Данилова и Елена Куприна-Ляхович






Тупик

Вадим Захаров

Смешанная техника, 5,5 x 18 x 11,5 см.

1997

Интерпретация объекта в Московской концептуальной школе, Александра Данилова и Елена Куприна-Ляхович






Средство для получения полного эстетического удовлетворения

Георгий Кизевальтер

Смешанная техника, 33 x 22 x 23 см.

1987

Интерпретация объекта в Московской концептуальной школе, Александра Данилова и Елена Куприна-Ляхович






Знаки отличия

Мария Константинова

Текстильный объект, 79 x 79 x 11,5 см.

1990

Интерпретация объекта в Московской концептуальной школе, Александра Данилова и Елена Куприна-Ляхович






№ 152. Иванов А.А. Рисунок. Свинцовый

Игорь Макаревич

Смешанная техника, 15 x 20 x 5 см.

1989

Интерпретация объекта в Московской концептуальной школе, Александра Данилова и Елена Куприна-Ляхович






Агитационная машина

Группа СЗ

Смешанная техника, 73 x 80 см.

1980

Интерпретация объекта в Московской концептуальной школе, Александра Данилова и Елена Куприна-Ляхович






Правая - левая

Иван Чуйков

Смешанная техника, 40 x 30 см. каждая.

1979

Интерпретация объекта в Московской концептуальной школе, Александра Данилова и Елена Куприна-Ляхович






Длинная

Мария Чуйкова

Смешанная техника, 31 x 15,5 см.

1991

Интерпретация объекта в Московской концептуальной школе, Александра Данилова и Елена Куприна-Ляхович






Антропологический этюд

Дмитрий Пригов

Смешанная техника, 24 x 20 x 22 см.

1979

Интерпретация объекта в Московской концептуальной школе, Александра Данилова и Елена Куприна-Ляхович






Белая уточка, белый старичок

Виктор Пивоваров

Смешанная техника, 36 x 29 x 16 см.

1989

Интерпретация объекта в Московской концептуальной школе, Александра Данилова и Елена Куприна-Ляхович






Во всем

Николай Панитков

Объект. Кастрюля, фотография

Музей МАНИ

1988

Николай Панитков. Не художественная выставка

Интерпретация объекта в Московской концептуальной школе, Александра Данилова и Елена Куприна-Ляхович






Белый куб - красный шар

Римма Герловина

Смешанная техника, 10 x10 x 10 см.

1975-1976

Интерпретация объекта в Московской концептуальной школе, Александра Данилова и Елена Куприна-Ляхович






Предметы обихода-2. Туалетная бумага. Из серии "Поэзия вещей"

Никита Алексеев

Смешанная техника, 22 х 18 см.

1976

Интерпретация объекта в Московской концептуальной школе, Александра Данилова и Елена Куприна-Ляхович










   Каталоги






   Публикации


Коммерсантъ

2009-10-17

http://kommersant.ru/doc/1256249

В промышленных масштабах. Спецпроекты 3-й Московской биеннале на «Фабрике»

            "Проект Фабрика" занимает третье место по количеству спецпроектов 3-й Московской биеннале после "Винзавода" и "Красного Октября". Комментирует ВАЛЕНТИН Ъ-ДЬЯКОНОВ.

            Завод по изготовлению бумаги в Переведеновском переулке перевоплотился в "Проект Фабрика" несколько лет назад. Поначалу "Фабрику" воспринимали как конкурента "Винзавода" за внимание появившейся примерно в то же время аудитории современного искусства. Постепенно, однако, стало ясно, что никакой внятной концепции у организаторов не было, коммерческое использование площадей тоже не входило в их планы, и "Фабрика" постепенно превратилась в площадку для редких, не связанных между собой концертов и выставок.

            Недостатки менеджмента во время 3-й Московской биеннале стали плюсами. Отсутствие бюрократии и дешевизна выставочных площадей позволила "Фабрике" принять под свое крыло несколько интересных спецпроектов. В силу невзрачности архитектуры "Фабрика" оказалась идеальным выставочным пространством: кураторам и художникам не надо было побеждать красные стены и живописные своды "Винзавода" или "Красного Октября", отчаянно соревнующиеся с произведениями за внимание зрителей.

            На выставке "Интерпретация объекта в московской концептуальной школе" искусствовед Александра Данилова решила сравнить отечественное искусство концептуалистского круга с западными аналогами, от дада в исполнении Марселя Дюшана до поп-арта (объектов Джима Дайна). Естественно, организаторы выставки — Музей МАНИ и галерея "Е. К. АртБюро" не привезли работы с Запада, но распечатанных иллюстраций вполне достаточно. Идея "Объекта" только кажется простой. Разговоры о том, что отечественное искусство вторично (первично, просто другое — нужное подчеркнуть) по отношению к западному, ведутся весь XX век. Но аргументы вместо эмоций приводят немногие. Материал концептуализма сложен вдвойне. Во-первых, все художники живы, и большинство из них крайне напряженно относится к параллелям с зарубежным опытом. Во-вторых, концептуальный круг обладает монополией на разговоры о себе самом. В советское время эта монополия была нужна потому, что у продвинутого искусства практически не было сторонников среди официальных лиц. Соответственно, любая критика была еще и политикой. Куратору удалось пройти между Сциллой нежной дружбы, которая в России по традиции связывает интерпретаторов с художниками, и Харибдой объективности.

            Что останется, если вычесть из московского концептуализма интернациональный контекст? Сами по себе объекты не столь важны: они попали бы в историю искусства любой страны под лейблом "минимализм", "концептуализм" или "поп-арт". В сухом остатке будут тексты: волшебные сказки о дзене в подмосковном лесу от Андрея Монастырского и "Коллективных действий", соц-артовская мифология Дмитрия Александровича Пригова. А еще советская жизнь: сетка повседневности, в которой любой абсурдный жест делается не для посетителей галереи или музея, нейтральной "публики", а для узкого круга умных и понимающих людей, всегда готовых привязать к нему исторический экскурс или эссе.

            На вопрос "Что есть истина в искусстве?" пытается ответить куратор музея "Другое искусство" в РГГУ Юлия Лебедева. В ее проекте "Правдами-неправдами" отечественное искусство проходит по линии постмодернизма. Художник, соответственно, это человек, который врет, как очевидец: Константин Звездочетов сталкивает Пуссена и русских академиков на поле боя, Сергей Шутов с мрачной ухмылкой (она за кадром, но чувствуется) препарирует в серии графических работ мишку с оторванной лапой из стихотворения Агнии Барто. Вывод прост: искусство не информация, а потому вольно вести себя с фактами и мифами так, как ему заблагорассудится.

            Другие "фабричные" выставки не претендуют на научность. Молодые художники Герасим Кузнецов, Анна Руссова и Мария Потапенкова высказались на тему Москвы выставкой "М". Работы тройки должны вызвать слезы умиления на глазах художников за сорок: молодежь твердой рукой продолжает линию "новой волны", легкого стеба в духе сквотов 20-летней давности. Питерский живописец Виталий Пушницкий при поддержке галереи Pop/off/art соорудил громадную инсталляцию про города и культурные слои. На крыше невзрачной пристройки к заводу разместилось посвящение наркоманской саге "Жидкое небо" от художницы Вики Бегальской. Бегальская пишет на матрасах, и в отсутствие других проектов под открытым небом они выглядят эффектно. Александр Сигутин и Владимир Анзельм объединились под эффектным названием "Гастарбайтеры духа" и сделали современные вариации на темы религиозной живописи и скульптуры. Анзельм лепит из угля символы типа всенепременного черепа. Громадные монохромные холсты Сигутина похожи на иллюстрации Пикассо к "Дон Кихоту" Сервантеса, только сюжеты взяты из Библии. Работы неплохо бы смотрелись в интерьерах настоящей постройки культового назначения. Но так далеко Московская биеннале еще не зашла.

Телеканал

2009-09-30

http://www.tvkultura.ru/news.html?id=375528&cid=946

Специальные проекты Третьей Московской биеннале

            История искусства XXI века ещё только начинается, но Жан-Юбер Мартен уже вывел закон, согласно которому она будет развиваться. Закон звучит так же, как и девиз Третьей московской Биеннале современного искусства, которую курирует знаменитый француз – «Против исключения». Право занять место в анналах дано каждому, кто имеет особый взгляд на окружающий мир, и смелость создать собственный. Художники дискутируют с прошлым, пытаются описать настоящее и пишут сценарии будущего… Подробнее о специальных проектах Третьей Московской биеннале современного искусства - «Новости культуры».

            Самолет Александра Пономарева напоминает скелет гигантской обглоданной рыбы.

            Александр Пономарев, художник: «Скелет некоего большого чудовища, кита. Как больной в госпитале, он лежит, весь опутанный какими-то проводами».

            Этим летом Пономарев всплыл на подводной лодке прямо посреди Гранд-канала в Венеции. Теперь на «Винзаводе» Пономарев запускает полисистемную инсталляцию «Обратные связи».

            Александр Пономарев, художник: «Вот кабина пилота. Сюда приходит энергия, и эта энергия должна нас возвысить, поднять в небо».

            Полет в советское прошлое. «Было же что-то положительное в нашей жизни. Люди любили друг друга, они женились, обнимались и т.д.», - вспоминает Александр Пономарев.

            Сейчас мы все вместе предпринимаем попытку реанимировать идею Советского Союза. Здесь 15 велосипедистов, которые являются представителями 15 бывших Советских республик. И прямо сейчас, по команде художника Александра Пономарева, запускается генератор дружбы и любви между народами.

            Александр Пономарев, художник: «Они раскручивают этот генератор любви и дружбы, который запускает народные танцы вместо турбин. Все закручивается, закручивается и после этого улетает в воронку, в которую нас засосало время».

            Выставка русского концептуального искусства. Предметы, которые не говорят сами за себя. Проект - не менее амбициозный. Но требующий объяснения. Текст в концептуальном искусстве так же важен, как и сам объект. Слово авторам.

            По словам художника Сергея Волкова, очень важно помнить, что его произведения – не объекты, а скульптуры. «Однажды мы подумали: а почему бы нам не сделать макет таблицы Менделеева? Войти в роль сумасшедшего учителя», - рассказывают художники арт-группы «Перцы».

            «Фотография Сталина – из журнала. Я думал - сделать сервиз с этим изображением, но потом остановился на кастрюле. Она самая банальная» - объясняет свой замысел художник Николай Панитков.

            Классифицировать и разложить по полочкам 70-е и 80-е. Карманный фонарик, веревка и стоптанные мужские ботинки 42-го размера. Это - устройство для агитации.

            Выставка «Правдами-неправдами». Где здесь ложь, а где правда – вот в чем вопрос.

            Еще один спецпроект биеннале. «Ложь в искусстве». Гитара, на которой нельзя сыграть; пианино, которое закрыто на замок, и этюдник с нарисованными красками. Художники обманывают зрителей – зрители и сами рады обманываться.

            Георгий Литичевский, художник: «Я говорящий попугай, и мне есть, что сказать. Говорит на этой картине-комиксе попугай, у которого другой попугай берет интервью, так же как вы (корреспондент), берете интервью у меня. Это общая черта всего, что есть на этой выставке – здесь объекты искусства, которые выдают себя за что-то другое. В данном случае, это комикс, который не является комиксом».

            И только художник Игнат Данильцев никого не обманывает, он честно признается – что это такое – он не знает. О появлении своей инсталляции «Секретик» говорит так: «Купил в 90-м году на Тишинском рынке, он тогда назывался блошиным – блох конечно не было». В чем секретик – Игнат спросил у своих друзей… Среди возможных версий были названы - объект для отвлечения таможни от таможенного контроля, приманка для крупной рыбы, самодельный кипятильник. На самом деле, художник не хотел, чтобы мы раскрывали секрет. И «Новости культуры» сохранят его тайну.

Студенческая газета

2009-09-27

http://www.proektfabrika.ru/press.php?nid=121

Правды и неправды московского концептуального объекта

            «НЕУЖЕЛИ ВЫ ДУМАЕТЕ, ЧТО ИСКУССТВО – ЭТО ТО, НА ЧТО ВЫ СЕЙЧАС СМОТРИТЕ?»- если вам интересно найти ответ на вопрос Юрия Альберта, а заодно и разобраться с прочими вопросами повышенной концептуальности, вам непременно следует посетить ПRОЕКТ_FАБRИКА где недавно открылись целых две отлично дополняющие друг друга экспозиции: «Правдами-неправдами» и «Интерпретация объекта в московской концептуальной школе». Никита Алексеев, Илья Кабаков, Юрий Альберт, Вадим Захаров, группа "Инспекция "Медицинская герменевтика", Дмитрий Александрович Пригов, Андрей Монастырский, Виктор Пивоваров, Константин Звездочетов, Георгий Литичевский, Сергей Воронцов - и это еще не полный список имен московских художников-концептуалистов, чьи работы можно увидеть на этих выставках! Куратор «Правдами-неправдами» Юлия Лебедева констатировав идейную основу проекта: «пожалуй, только в искусстве ложь является и правдой одновременно», представила интересную подборку лучших образцов московского концептуализма. Очень разные и непохожие друг на друга произведения объединяет одно - поиск той другой, особой «правда» возможной лишь в реалиях художественного творчества. Арт-объект Игната Данильцева представляет собой целый паркет с изображениями и предположениями о том, чем же может в действительности являться маленькая пластиковая фигурка, некогда купленная художником на блошином рынке. Инсталляция Сергея Шутова рассказывает о неудачах плюшевого мишки в поисках священного грааля. Поразмыслить о правдивости слова в искусстве предлагает работа Виктора Скерсиса «Partial Truth». Никита Алексеев (по следам интеллектуального наследия Кошута и Витгенштейна) представляет серию комиксов «Философия после исkuzkin.jpgкусства», равноправными героями которых становятся Бертран Рассел и шкаф, Лев Толстой и улитка, Джексон Поллок и словарь Даля и т.п. Константин Звездочетов любезно показывает, как выглядит действо, совмещающее любовь и войну одновременно. Андрей Кузькин демонстрирует фальшивую магию чисел. Сергей Воронцов отстаивает правду своего «пианино», «этюдника» и других псевдо-объектов, а Юрий Альберт вновь напоминает о том, что он «не Базелиц», «не Кабаков» и даже «не Уорхол»…У каждого художника своя правда и неправда ;).

            Размышление над проблемами истинного и ложного в искусстве находит свое продолжение в выставке «Интерпретация объекта в московской концептуальной школе» расположенной этажом ниже. Механизмы эстетизации объекта, арт-объект как самостоятельный жанр, взаимокорреляция различных художественных систем, искусство как триединство слово-изображение-объект – именно эти вопросы вдохновили кураторов на создание этого проекта. Представленные работы - часть коллекции музея МАНИ (Московский архив нового искусства) которую на протяжении лет собирал Николай Панитков. Экспозиция получилась необычайно интересной, но требующей от зрителя некоторой сосредоточенности мысли и хорошего чувства юмора. Здесь Сталин машет рукой со дна алюминиевой кастрюли, красный кассовый аппарат всего лишь за 30 копеек обещает самые «дикие песни нашей родины», из таинственного черного ящика доносятся какие-то настораживающие звуки, а излишне чистоплотный карманный фонарик настойчиво рекомендует «Не надо гадить!». Интересно и то, как эти объекты преподнесены зрителю: к каждому из них помимо словесного описания прилагаются фотографии известных произведений западного искусства XXго века с которыми данный арт-объект имеет идейное или визуальное сходство (от «Фонтана» Марселя Дюшана до полотен Дали). Обе выставки оставляют очень хорошее впечатление и богатый материал к размышлению. А все попытки найти решение проблемы «правды-неправды» приводят лишь к одному выводу: искусство – сфера лежащая вне категорий истинного и ложного. Единственный вопрос, который остается без ответа: почему экспозиции музейного качества до сих пор не обрели свое место в ГТГ ХХ век?

Time Out

2009-09-23

http://www.timeout.ru/journal/feature/6914/

Интерпретация объекта в московской концептуальной школе

Андрей Ковалев

            Почему-то считается, что московский концептуализм — это страшное занудство.

            Выставка, название которой выдержано в риторике курсовой работы, должна опровергнуть это ложное убеждение. Взять, например, брутальный развлекательный объект «Дикие песни нашей родины„ группы “Чемпионы мира„ — раскрашенный в веселенький красный цвет кассовый аппарат из древнего автобуса. Ручка издает страшный скрежет, зато на том месте, куда положено было совать денежку — объявление “Припев — 30 коп.„ Простенько и со вкусом. Или философская аллюминьевая кастрюля, на дно которой без особых затей вклеена вырезка из “Огонька„ с тов.Сталиным, помахивающим ручкой. А сбоку — бирочка, на которой на машинке напечатано “Во всем„. Объект этот принадлежит архивисту и археологу московского концептуализма Николаю Паниткову, который на протяжении многих десятилетий собирал МАНИ (Московский архив нового искусства), выдирая из рук товарищей по концептуальной партии все эти почеркушечки и штуковины. Для представления широкой публике или (страшно подумать) к продаже они не предназначались, единственная их функция заключалось в том, чтобы “свои„ пришли, посмотрели. И сказали что-нибудь веское. Но теперь настало и наше время повеселиться. Или приужаснуться от зрелища таинственных глубин, которые открываются в объекте Инспекции “Медицинская Герменевтика„: на простенькой коробочке лежит милый медвежонок, рядом надпись: “Его глаза никогда не выражали ненависти».

Интерфакс

2009-09-23

http://www.interfax-religion.ru/print.php?act=print_media&id=10466

«НОВЫЕ ИЗВЕСТИЯ»: «Черное на белом. Художники попытались объединить иконопись и модернизм»

Сергей СОЛОВЬЕВ

            В Москве открылись специальные проекты Биеннале современного искусства. Самыми интересными оказались те выставки, где перерабатывались идеи и образы прошлого: с одной стороны – древнерусские иконы, с другой – иконы концептуализма ХХ века.

            Сегодня невинное слово "гастарбайтер" приобрело неприятно криминальный оттенок. Оно ассоциируется с дешевой рабочей силой, с нелегалами, с московским авралом (когда нужно возвести бизнес-центр за считанные дни). Поэтому, когда Владимир Анзельм и Александр Сигутин назвали свою выставку "Гастарбайтеры духа", многие могли подумать, что речь идет о солидарности с "понаехавшими". К тому же экспозиция развернулась в фабричных корпусах.

            На самом деле главное ударение здесь падает на второе слово, а гастарбайтерами выступают сами художники. Они "въехали" на чужую территорию и выполняют там подрядные работы. Чужая страна – это религиозное искусство, с которым, как мы знаем, у современных художников отношения драматичные: все чаще эти отношения заканчиваются в судах. В творениях Сигутина – Анзельма провокации не больше, чем в любой репродукции иконы. Александр Сигутин создает религиозные композиции на холстах. На белом фоне проступают черные прориси, в которых угадываются иконные типажи: фигуры святых и евангельские сцены. Словно церковные, мастер готовит стену для фрески, нанося предварительные наброски (в Италии такие линии называются синопиями). Хотя сам художник предпочитает сравнивать свои живописные опыты с рисунками Пикассо. Владимир Анзельм успешно работает с антрацитом, если говорить проще, с прессованным углем. Из него он производит черные переливающиеся объекты. В данном случае такими "драгоценностями" стали ангельское крыло, церковная чаша и эффектный череп (который на иконах символизирует могилу Адама).

            Попытки соединить икону и модернизм предпринимались не раз. К тому же и само открытие иконы в среде художников связано с рождением модернизма. В конце XIX века в иконе увидели альтернативу академическому реализму. Но случай с прорисями Сигутина показателен и в другом плане. Он демонстрирует, где в сегодняшнем искусстве "витает дух". А он, как выясняется, витает в пустоте, в абсолютно белом пространстве, там, где исчезают любые намеки на плоть и кровь. Хотя, опять же, идея не новая – еще Малевич выставлял свой "Черный квадрат" в виде иконы. За черноту в нашем случае отвечают угольные скульптуры.

            То, что в искусстве практически нереально сказать новое и большинство произведений рождаются в диалоге с прошлым, красноречиво показывает другой фабричный проект.

            У него высокоумное название – "Интерпретация объекта в московской концептуальной школе". Однако выставка по-своему уникальная: у нее необычный для нашей сцены жанр – это проект изобретательных искусствоведов. Серьезность здесь замешана на отстраненной иронии. По дизайну экспозиция напоминает музей минералов или даже доисторических останков: на витринах за стеклом разложены объекты, которые надо исследовать на предмет их возникновения и развития. Особенно располагает к сравнению с естественно-научной коллекцией "Антропологический этюд" Д.А. Пригова – рождение партийного бюста из доисторического черепа.

            Главное здесь не художник и даже не экспонат, а переклички, ассоциации, сложные связи. Почти для каждой работы российских концептуалистов (будь это Кабаков, Монастырский или группа "Коллективные действия") находится аналог на Западе – нечто напоминающее по форме и содержанию. Берем, например, раковину Моны Хатум и Хаима Стейнбаха ("Слив", 1987 год) – вполне естественно, что этот туалетно-кухонный предмет вызывает в памяти знаменитый "Фонтан" Марселя Дюшана (1917 год) – писсуар, выставленный в качестве произведения искусства.

            Ни у кого даже мысли не было обвинять российских концептуалистов в плагиате. Скорее, наоборот – выставка подчеркивает курсирование идей, вечную "переработку духа" художниками-гастарбайтерами в отличие от переработки плоти – холста и масла, которой занимались старые мастера.

Коммерсантъ Власть

2009-09-21

http://kommersant.ru/doc/1235807

Сундуки и железяки

            25 сентября начинается 3-я Московская биеннале современного искусства. Лучшие проекты фестиваля выбрала корреспондент "Власти" Анна Толстова.

            Эта биеннале проходит в год кризиса, на который многие деятели культуры возлагали определенные надежды: дескать, мыльные пузыри лопнут, а настоящее останется. К сожалению, из-за кризиса и по другим причинам лопнуло несколько важных проектов. В Москву не приедет итальянское arte povera, "бедное искусство", которое могло бы прекрасно срифмоваться с "Русским бедным". Не приедут и два специальных гостя, Бертран Лавье и Энтони Гормли*,— последний хотел установить скульптуры "Горизонта событий" на крышах зданий в районе Театральной площади, но не смог найти общий язык с московскими властями и домовладельцами.

            Тем не менее грядущая биеннале обещает быть едва ли не интереснее предыдущих двух. Это касается как специальной и параллельной программ, так и основного проекта: впервые в истории Московской биеннале он может оказаться главным хитом.


Против исключения

Центр современной культуры "Гараж", 25 сентября-25 октября

            "Против исключения" — кредо знаменитого куратора Жан-Юбера Мартена, который вот уже 40 лет по-донкихотски борется с предрассудками и узостью во взглядах на то, что есть искусство. Доказывает, что афганская ковровщица, вплетающая в традиционные узоры современные мотивы, по-своему не менее актуальная художница, чем воспитанные на идеях Йозефа Бойса мастера политического перформанса. Мартеновские социальные и географические открытия ввели в мир фестивалей и биеннале художников Африки, Азии и Латинской Америки, австралийских аборигенов и московских концептуалистов. Настоящий интернационал в составе 80 художников со всего света соберется и в Москве. Единственное, что всегда исключается из мартеновских проектов, это кураторская и рыночная мода. И если в основной проект 3-ей Московской биеннале включены Спенсер Туник, Аниш Капур, Вим Дельвуа, Йинка Шонибаре или группа "АЕС+Ф", то можно не сомневаться, что Мартен ценит их не только за модный статус.


Мастерская ван Лисхаут. Город рабов. Cradle to Cradle

Центр современного искусства "Винзавод", 22 сентября-25 октября

            Мастерская, основанная в 1995 году в Роттердаме Юпом ван Лисхаутом, делает проекты на грани архитектуры, дизайна, современного искусства, социальной революции и скандала. Доведя до абсурда принцип "человек — венец творения", голландские провокаторы конструируют антропоморфную среду: бар в виде прямой кишки, дом в виде матки, кресло-кабинет для уединенных размышлений в форме черепа. Проекты "Город рабов" и "Cradle to Cradle" — это антиутопия в форме тотальных инсталляций чудовищных размеров и содержания. Издевательская сатира на трубадуров хай-тека, корпоративной культуры и прочих социальных оптимистов: в идеальном футуристическом городе — этакой замечательной замкнутой эко- и энергосистеме — человек пожирает сам себя, выступая в роли производительной силы, пищи и топлива.


Люк Тойманс. Наперекор дню

Baibakov Art Projects, 25 сентября-22 ноября

            Первая в России персональная выставка именитого бельгийского художника Люка Тойманса**: 20 больших полотен, бледная, почти монохромная живопись — не столько картина мира, сколько картина виртуальной реальности, увиденная на экране телевизора, компьютера и мобильника.


Ольга Чернышева. Настоящее — Прошедшее

Музей архитектуры, 25 сентября-15 октября

            Москвичку Ольгу Чернышеву можно назвать еще одним заграничным гостем биеннале: ее выставки, похоже, чаще происходят на Западе, чем в России. В МУАРе показывают новые работы: фотографии из серий "Охранники", "Продавец кактусов" и "Подарок депутата", видео "Перебои сердца" и "Без названия. Посвящение Сенгаю". Монотонная повседневность, ее ритуалы и ее мученики — куратор Борис Гройс полагает, что искусство Ольги Чернышевой обнаруживает, где и как в постоянно ускоряющейся современности сохраняется средневековая vita contemplativa, созерцательная жизнь. А проще — русская хандра.


Михаил Гробман. Метаморфозы коллажа

Московский музей современного искусства на Петровке, 26 сентября-1 ноября

            Михаил Гробман, легенда, летописец и архивист московского андеграунда, эмигрировал в Израиль в 1971 году. Что для художника, который с самого начала ощущал себя именно еврейским концептуалистом, существующим в пространстве между абсурдом обэриутов и кабалистической логикой "Книги Зогар", было вполне естественно. Предтеча соц-арта, изобретатель экспериментальных жанров, основатель группы "Левиафан", в Москве Михаил Гробман известен сейчас главным образом стихами и прозой, изданными в середине 2000-х. Единственная персональная выставка на родине была лет десять назад в Русском музее. В биеннале, совпавшей с 70-летним юбилеем художника, он участвует новой серией коллажей.


Борис Михайлов. Место, время...

ЦВЗ "Манеж", 21 сентября-25 октября

            Харьковчанина Бориса Михайлова, живого классика, единственного лауреата "фотографической Нобелевки", премии Хассельблад, из рожденных в СССР, в общем — главного фотографа постсоветской эпохи, хорошо знают во всем мире, за исключением России. Где не было ни одной его приличной ретроспективы, а выставлять михайловских бомжей — социальные язвы, обнажившие свои покрытые язвами тела,— считается чем-то вроде идеологической диверсии. Бориса Михайлова у нас выдают небольшими, неопасными для психического здоровья порциями. Очередную дозу можно получить на выставке Московского дома фотографии.


Товарищество "Искусство или смерть"

Государственный музей современного искусства на Гоголевском, 26 сентября-25 октября

            Члены товарищества "Искусство или смерть", возникшего в 1988 году в Ростове-на-Дону в результате, как вспоминают очевидцы, долгой и продолжительной пьянки, составили ударную силу той южнорусской волны, что захлестнула Москву в начале 1990-х. Их пути потом разошлись причудливым образом. Одни (Николай Константинов, Василий Слепченко) вернулись в Ростов и там сгинули. Другие (Валерий Кошляков, Юрий Шабельников, Александр Сигутин) ходят в звездах столичной сцены и выставляются по всему миру. А лидер группы, Авдей Тер-Оганьян, стал после легендарного перформанса "Юный безбожник" с рубкой икон первым постсоветским художником-политэмигрантом. Любителям современного искусства будет интересно узнать, чем занимались герои сквотов в Трехпрудном и на Бауманской до переезда в столицу. А противники оного с удивлением обнаружат, что современные художники, оказывается, кисть в руках держать умеют: все они выпускники Ростовского художественного училища имени Грекова, а "безбожник" Тер-Оганьян вообще первый ученик.


Пространственная литургия

ЦУМ, 25 сентября-25 октября

            История русского акционизма по версии Олега Кулика: повторения самых известных перформансов 1990-х, сделанные самими авторами или их дублерами, сняты на видео через белую простыню — в жанре театра теней. Похождения человека-собаки, рубка икон, рисование знака $ на картине Малевича в Стеделийке — все в призрачных силуэтах на экранах, из которых выстроен замысловатый лабиринт. Смысл выставки в ЦУМе, как обычно у Олега Кулика, неоднозначен: то ли проводы акционизма в мир загробных теней, то ли демонстрация того, что искусство, по крайней мере в своих самых радикальных формах, плохо продающийся товар.


Бумажная архитектура: Мавзолей

Третьяковская галерея на Крымском валу, 23 сентября-25 октября

            Летом 1984 года в редакции журнала "Юность" на площади Маяковского открылась выставка под названием "Бумажная архитектура": отчаявшаяся молодежь, которой не приходилось надеяться на настоящую работу, выставила утопические проекты маниловских масштабов — нечто на грани архитектурного проектирования и концептуального искусства. Пораженные критики констатировали, что у них на глазах совершается вторая после конструктивистской революция в отечественной архитектуре. Правда, на бумаге. Сейчас "бумажники" Юрий Аввакумов, Александр Бродский, Илья Уткин, Михаил Филиппов, Михаил Лабазов, Михаил Белов, Тотан Кузембаев вошли в истеблишмент как небумажной архитектуры, так и современного искусства. К 25-летнему юбилею движения его идеолог Юрий Аввакумов выстроит в Третьяковке мавзолей из ранних работ своих соратников.


Александр Бродский. Ночь перед наступлением

Центр современного искусства "Винзавод", 26 сентября-25 октября

            Тотальной инсталляцией в шестом корпусе "Винзавода" Александр Бродский отвечает Юрию Аввакумову, что хоронить "бумажную архитектуру" в мавзолее пока еще рано.


Интерпретация объекта в московской концептуальной школе

ПRОЕКТ FАБRИКА, 20 сентября-18 октября

            Искусство объекта, незаконнорожденного сына скульптуры и текста, рассмотрено на материале московского концептуализма. Материал же происходит из Музея МАНИ (Московский архив нового искусства) — уникальной коллекции, которую в конце 1980-х начал собирать ветеран "Коллективных действий" Николай Панитков. В списке участников все герои движения по алфавиту, от Никиты Алексеева до Ивана Чуйкова. В экспозиции — поющие сундуки, ученые раковины, брезгливые фонарики, словом, все, что вытекло из "Фонтана" Марселя Дюшана.


Не игрушки!?

Третьяковская галерея на Крымском валу, 23 сентября-8 ноября

            Это первый с момента увольнения начальника отдела новейших течений Андрея Ерофеева проект Третьяковской галереи, посвященный современному отечественному искусству. Рассматривается частный случай объекта и инсталляции — с использованием игрушек. Шедевры авангарда — игрушки, разработанные НИИ в 1930-х годах, но так и не запущенные в производство, соседствуют с шедеврами соц-арта, нью-вейва и самых последних течений, от Виталия Комара с Александром Меламидом до Анны Ермолаевой и Ирины Кориной.


Русское бедное

Фабрика "Красный Октябрь", 25 сентября-25 октября

            Кураторский проект Марата Гельмана, которым открылся PERMM, Пермский музей современного искусства, наконец доберется до Москвы. Не то чтобы художников, участвующих в выставке, не знали в столице — это все первые лица: Игорь Макаревич, Юрий Альберт, Леонид Соков, Авдей Тер-Оганьян, Анатолий Осмоловский, Дмитрий Гутов, Валерий Кошляков, Николай Полисский, Александр Бродский, Ольга и Александр Флоренские, Владимир Козин, Сергей Шеховцов, Ирина Корина, Алексей Каллима, "Синие носы" и другие. Просто под таким соусом и вместе их еще не подавали: искусство, бедное по материалам (ржавые железяки, неотесанные поленья, поролон и целлофан), но богатое по форме и содержанию.


Кудымкор — локомотив будущего

Галерея ПРОУН, 27 сентября-18 октября

            Еще один импортированный из Перми проект посвящен давно забытому пермскому авангардисту, уроженцу пермяцкого села Кудымкор Петру Ивановичу Субботину-Пермяку (1886-1923). Вместо сухой музейной ретроспективы куратор Екатерина Деготь и художник Леонид Тишков соорудили тотальную инсталляцию, рассказывающую о судьбах наивного революционера Субботина-Пермяка, понесшего в родную деревню идеи "новых систем в искусстве", его учеников и всего русского авангарда в целом.


Спальный район

Улица Краснодонская, 28 сентября-1 ноября

            Самую веселую выставку биеннале, адресованную самой широкой публике, придумала художница Марина Звягинцева. В самом что ни на есть спальном районе Люблино, возле станции метро "Волжская", прямо на Краснодонской улице, вдоль бетонного забора выстроятся в ряд объекты современного искусства. В качестве экспозиционного модуля каждому участнику была предложена обыкновенная железная кровать. Выставляться на кроватях согласились и прогрессивная молодежь левацких убеждений, и обласканные лучшими музеями и галереями "Синие носы", и даже ветеранка "левого МОСХа" Татьяна Назаренко. Этот идеально соответствующий теме биеннале — "Против исключений" — народнический проект вряд ли включит жителей окраины в число завсегдатаев "Винзавода", но, может быть, пробудит их от культурной спячки.

Афиша

2009-09-16

http://www.afisha.ru/exhibition/56666/review/293331/

Интерпретация объекта в московской концептуальной школе. Из собрания Музея МАНИ

            Задуманный как выставка-исследование, проект «Интерпретация объекта в московской концептуальной школе» показывает на конкретном историческом материале особенности этой сферы художественного творчества, дает представление не только о многообразие типологии объекта как жанра, но и выявляет основные принципы его эстетики.

            Материалом исследования стала коллекция Музея МАНИ, хронологически первая частная коллекция московского концептуального искусства. Уникальность этого собрания заключается в том, что оно было сформировано «внутри» московской концептуальной школы. Инициатива ее создания принадлежала художнику Николаю Паниткову, одному из основателей группы «Коллективные действия». Таким образом, именно коллекция МАНИ способна представить аутентичный взгляд московских концептуалистов на проблемы «нового искусства».

            Сама тема объекта как ключевая для настоящей выставки возникла неслучайно. Очевидно, что минувшее столетие предложило множество новых видов и жанров изобразительного творчества; оно значительно расширило границы художественного и трансформировало само понятие произведение искусства. Одним из самых радикальных преобразований в сфере культуры стало создание такой художественной формы как объект. Именно эта форма позволила решительно переместить акценты внутри поля культуры, сделать повседневные предметы частью сложнейшей интеллектуальной и визуальной игры. За почти столетнюю историю объект стал не просто формальной категорией, обозначающей типологию определенной группы произведений. Можно говорить о том, что он стал самостоятельным жанром, имеющим свои законы и развивающимся в соответствии с определенными стилистическими и внутривидовыми принцами; более того постепенно он создал собственную эстетическую систему, пытающуюся распространить свои принципы на всю сферу искусства. Многие ведущие теоретики, обращавшиеся в своих исследованиях к проблеме объекта, приходили к выводу, что «предметность мышления» является одной из характерных черт современного сознания, и в искусстве создается ситуация когда любое явление по сути может быть интерпретировано как объект. С другой стороны, минимализация физических затрат в процессе художественного творчества позволила мастерам различных направлений добиться максимальной широты интерпретаций, и визуальная пустотность, неинтересность пластического образа становится синонимом главенства идеи над материальной реализацией. Неслучайно одной из самых ярких страниц в истории развития объекта в ХХ столетии стал именно концептуализм.

            Образующие в коллекции МАНИ единую пластическую группу, объекты, созданные «Коллективными действиями», Инспекцией «Медицинская герменевтика», Ильей Кабаковым, Андреем Монастырским, Риммой Герловиной и многими другими известными художниками, способны не только просто представить этот один из важнейших жанров современного художественного творчества, но и в самой концентрированной форме воплотить идеи «новой» эстетики. Кроме того, концептуальный объект во многом оказывается наследником предшествующих традиций. Нередко, работы художников имеют визуальных «двойников» или идейные аналоги, существующие в других художественных системах. Так, например, «Не надо гадить» (1986) Андрея Монастырского обнаруживает внешнее сходство с бронзовым «Карманным фонарем» («Flash Light», 1958) Джаспера Джонса, «Слив» (1987), выполненный группой «Перцы» может быть сопоставлен с портативными раковинами («Instrument of hygiene», 1995) Адриана Пижо, имеющими своей предысторией знаменитый реди-мейд Марселя Дюшана («Fountain», 1917), а работа Николая Паниткова «Во всем» (1988) забавным образом перекликается с произведениями Моны Хатум и Хаима Стейнбаха. Снабженные комментариями кураторов и художников, данные объекты позволят проследить, как изменялось отношение к предмету в искусстве. Таким образом, концептуальный объект, представленный как часть широкой художественной полемики и эстетической риторики, получит новый контекст и новое пространство осмысления.

Хулиган

2009-09-14

С 20 сентября «Гастарбайтеры духа», «Интерпретация объекта в московской концептуальной школе»

            С этого времени стартуют сразу несколько открытий Третьей Московской Биенналле. Мы обратились к проектам, которые пройдут на "FАБRИКЕ". "Гастарбайтеры духа" представляют собой выставку работ Александра Сигутина и Владимира Анзельма. Сигулин представил живопись с евангельскими мотивами, Анзельм - скульптуры, склеенные из кусков антрацита с аллюзиями на новое британское искусство. "Интерпретация объекта в московской концептуальной школе" включает в себя работы целого ряда авторов: Ильи Кабакова, Андрея Монастырского, Риммы Герловиной, "Коллективных действий", инспекции "Медицинская герменевтика" и многих других. Основной целью проекта стало исследование арт-объекта в качестве жанра в рамках коллекции музея Московского архива нового искусства.