Уважаемые посетители!
Cайт находится в разработке. По всем вопросам, пожалуйста, обращайтесь по телефону +79857686591 или по электронной почте ekartbureau@gmail.com. Благодарим за понимание.
Об открытии полной версии сайта мы объявим дополнительно.


Информация о проекте


   Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века

   Группа "Коллективные действия" (КД)
   Группа "Перцы"
   Группа "Чемпионы мира"
   Группа «Инспекция "Медицинская герменевтика"»
   Группа «Мухомор»
   Наталья Абалакова
   Андрей Абрамов
   Клуб авангардистов
   Никита Алексеев
   Юрий Альберт
   Сергей Ануфриев
   Эрик Булатов
   Олег Васильев
   Николай Вечтомов
    Владимир Вейсберг
   Сергей Волков
   Дмитрий Врубель
   Валерий Герловин
   Римма Герловина
   Эдуард Гороховский
   Елена Елагина
   Анатолий Жигалов
   Вадим Захаров
   Константин Звездочетов
   Анатолий Зверев
   Юрий Злотников
   Франциско Инфанте
   Илья Кабаков
   Георгий Кизевальтер
   Николай Козлов
   Виталий Комар
   Мария Константинова
   Светлана Копыстянская
   Александр Косолапов
   Дмитрий Краснопевцев
   Лев Кропивницкий
   Ростислав Лебедев
   Юрий Лейдерман
   Игорь Макаревич
   Лидия Мастеркова
   Борис Матросов
   Александр Меламид
   Владимир Мироненко
   Сергей Мироненко
   Андрей Монастырский
   Ирина Нахова
   Владимир Немухин
   Николай Овчинников
   Борис Орлов
   Игорь Пальмин
   Николай Панитков
   Павел Пепперштейн
   Виктор Пивоваров
   Дмитрий Плавинский
   Дмитрий Пригов
   Оскар Рабин
   Лариса Резун-Звездочетова
   Михаил Рогинский
   Андрей Ройтер
   Михаил Рошаль
   Лев Рубинштейн
   Группа СЗ
   Виктор Скерсис
   Юрий Соболев
   Леонид Соков
   Юло Соостер
   Надежда Столповская
   ТОТАРТ
   Борис Турецкий
   Андрей Филиппов
   Игорь Чацкин
   Михаил Чернышов
   Иван Чуйков
   Мария Чуйкова
   Сергей Шаблавин
   Игорь Шелковский
   Эдуард Штейнберг
   Александр Юликов
   Владимир Яковлев
   Владимир Янкилевский

   Curators :
Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович

   

Фонд культуры ЕКАТЕРИНА


   23.10.2010

   10.12.2010

   

            Пространство искусства – это всегда поле действия разных сил, место пересечения творческих стратегий, сложная картина взаимодействия доминирующих тенденций и маргинальных явлений. Проект рассматривает «поле действия» одного из самых ярких и сложных периодов отечественной культуры второй половины ХХ столетия – время становления московской концептуальной школы. Московский концептуализм – единственное направление в отечественной культуре последних пятидесяти лет, чье значение сопоставимо с утопическим проектом русского авангарда или социальным пафосом передвижников. Сформулированные еще в 70-е годы методы и художественные стратегии концептуализма не потеряли своей актуальности и сегодня, продолжая оказывать влияние на развитие современного искусства. По замечанию Бориса Гройса, концептуализм изменил саму роль художника, сделав его не «кустарным производителем, а скорее потребителем, аналитиком и критиком текстов и изображений, производимых современной культурой».

            Почти полвека, прошедшие с момента появления первых произведений концептуализма, позволили по-новому взглянуть на события тех лет. Можно сказать, что концептуализм сегодня покидает территорию «временного зазора», традиционно разделяющего актуальную художественную критику и академическую науку об искусстве. Тем не менее, несмотря на значительный интерес как российских, так и зарубежных специалистов и наличие серьезного корпуса теоретических и критических работ, московский концептуализм как целостное явление практически не изучен. Эта парадоксальная ситуация связана с тем, что в этой среде, по определению Екатерины Деготь, «нормативными являются не исследовательские тексты, а тексты художников о самих себе».

            Когда-то, описывая свой творческий метод, американский художник Роберт Раушенберг сказал, что он стремится работать «в промежутке между искусством и жизнью». Этими словами можно определить и суть данной выставки. Несомненно, в ближайшем будущем появятся фундаментальные исследования московского концептуализма, и место журнальных статей займут объемные монографии, посвященные как явлению в целом, так и творческим практикам его отдельных участников. Мы, оставаясь в формате эссеистики, отстраненно взглянули на события уже прошлого века и увидели гигантский архипелаг, называемый «московской концептуальной школой», наметили основные векторные силы художественного поля, очертили контуры самых ярких феноменов, связанных с историей московского концептуализма. То есть, пользуясь терминологией самих концептуалистов, определили «текст» и «контекст» данного явления. В этом смысле образовавшийся «временной зазор» помог нам преодолеть ранее существовавшую для куратора ситуацию «нахождение в материале», и уже полноправное использование прошедшего времени позволило рассмотреть «контекст» как совокупность «вещевых источников» определенного исторического периода.

            Разговор о концептуализме – непростое дело, и не только потому, что, провозгласив первенство идеи, мастера этого направления акцентировали интеллектуальное, а не эстетическое, нередко отказываясь даже от визуализации своих произведений. В определенном смысле концептуализм – «теоритический пик» всего искусства ХХ столетия. Следуя требованию своего основателя Джозефа Кошута, концептуализм переходит «от морфологии к функции, от видимости к идее». Ценность произведения теперь заключена не в визуальной оболочке, а в той ситуации, которую произведение создает в контексте культуры. И на Западе, и в России произведения, которые можно определить как «чистый» концептуализм, создавались узким кругом авторов и в ограниченный промежуток времени. По мнению Андрея Монастырского, при всем обилии и многообразии создаваемых в России в 70-80-е произведений искусства, лишь около пятидесяти из них могут быть описаны как основные для московской концептуальной школы. Однако кажущаяся локальность этого явления оказалась более чем обманчива, а последствия интеллектуального взрыва, называемого концептуализмом, как выяснилось, слишком серьезны. Он радикальным образом изменил сам процесс восприятия искусства. Перенеся акцент с «видимого» на «понимаемое», концептуализм обозначил начало эпохи проектного мышления, когда художник должен учитывать всю совокупность факторов, влияющих на интерпретацию его произведения. От зрителя теперь требуется не только разбираться в вопросах философии, культурологии, лингвистики, но и определенное настроение ума, готового к анализу. Нет ничего удивительного, что именно в России, традиционно «самой читающей» стране, ментальность которой построена на постоянной рефлексии, концептуализм получил столь широкое распространение, став основополагающим направлением в искусстве 70-80-х годов. По сути, концептуализм наложил свой отпечаток едва ли не на все явления неофициального искусства нескольких десятилетий.

            Ситуация усложняется еще и тем, что в этот период в России исторические реалии активно вторгались в сферу искусства. Жесткое регламентирование художественного творчества подразумевало полную невозможность любых форм инакомыслия. Все, не соответствующие советской доктрине, вынуждено оказываться в зоне «другого», неофициального. Это непризнание государством сплачивало художников самых разных методов и практик, создавало удивительную ситуацию единства, когда, по замечанию Леонида Бажанова, «все сталкивались, приходили друг к другу и дружили по каким-то неисповедимым причинам». В результате, не зависимо от метода творчества, неофициальные художники ощущали себя неким единым художественным сообществом, в котором человеческое общение и разговоры на кухне значили не меньше, чем диалоги в пространстве искусства.

            Именно поэтому в проекте «Поле действия» мы говорим не только о концептуализме как художественной стратегии, но и о контексте московской концептуальной школы, выявляя присущее ей «личное измерение», лирическую романтическую ноту.

            Двойственность поставленной нами задачи объясняет наличие в выставочном пространстве двух взаимосвязанных, но вместе с тем независимых частей. Первая – это «взгляд изнутри», погружение в контекст эпохи, основанное прежде всего на разного рода документальных материалов – на фотопортретах художников и фотографиях их мастерских, где внимательный зритель без труда обнаружит многие из работ сегодняшней выставки. Не менее интересна и документация выставок (официальных или квартирных), сохранившиеся в личных архивах видеозаписи. Но, конечно, акцент мы делаем на «прямой речи» - высказывания художников о собственном творчестве, о художественной ситуации и работах коллег. Чтобы подчеркнуть этот архивный аспект, мы сознательно ограничились только публикацией уже существующих текстов. Тем более что различного рода материалов, связанных с этим периодом, имеется великое множество, но большая их часть либо вообще не публиковалась, либо выходила в самиздате по 2-4 экземпляра. Стремясь создать у зрителя объективную картину «поля действия», мы также использовали в качестве сопроводительного материала отрывки из уже опубликованных ранее воспоминаний и интервью, а также целые статьи и фрагменты текстов известных авторов - Иосифа Бакштейна, Екатерины Бобринской, Бориса Гройса, Александры Обуховой, - которые выходили в свет либо в малотиражных, либо только в зарубежных изданиях.

            Погружаясь в этот уникальный фактологический материал, мы не без удивления обнаружили, что художники концептуального круга, образуя довольно замкнутое сообщество, все же воспринимали себя как часть более широкого контекста неофициальной жизни Москвы. В наших беседах многие из них неоднократно подчеркивали, что именно модернизм 60-х годов стал стимулом для новых творческих поисков, той традицией, с которой художники 70-х вели постоянный живой диалог. Поэтому первый раздел экспозиции «Предыстория. Поиски языка» мы посвятили тому контексту, в котором происходило зарождение московской концептуальной школы. Взяв за основу созданные в начале 80-х годов Вадимом Захаровым и Георгием Кизевальтером альбомы «По мастерским», мы обозначили ключевые фигуры рубежа 60-70-х годов, времени формирования «концептуального круга». Именно как часть документального материала и появляются на выставке полотна Владимира Вейсберга, Анатолия Зверева, Дмитрия Краснопевцева, Оскара Рабина, Юрия Соболева и многих других замечательных мастеров рубежа 60-70-х годов. Окруженные фотографиями и авторскими высказываниями, они призваны передать удивительную творческую атмосферу той эпохи. Любопытно в этом контексте увидеть и ранние работы художников 70-х Валерия Герловина, Виталия Комара, Александра Косолапова, Леонида Сокова.

            К концу 60-х годов художественные проблемы, волновавшие старшее поколение, постепенно утрачивают свою актуальность. На смену «личностному высказыванию» пришло «холодное» искусство 70-х, в котором, по словам Ильи Кабакова, «место Я заняло МЫ». Своеобразным рубежом, разделившим две эпохи, может быть названа «бульдозерная» выставка 1974 года – героический выход неофициальной культуры из подполья и начало процесса ее легализации. Вместе с тем, именно «бульдозерная» выставка и образование в следующем, 1975 году Горкома графиков стали причиной появления в Москве нового круга неофициальных художников, вновь не вписавшегося в рамки «легализованного модернизма». Этим сообществом стала московская концептуальная школа.

            Резкая смена эстетики и художественной стратегии, произошедшая в начале 70-х годов, естественно, потребовала принципиально иного взгляда, другого способа экспонирования. Используя столь популярную в концептуализме позицию «стороннего наблюдателя», мы также попытались дистанцироваться от рассматриваемого материала. В одном из своих интервью Илья Кабаков уподобил себя и своих коллег «энтомологам, изучающим другой мир». Это замечание подтолкнуло нас к принципиально иному экспозиционному решению. Практически отказавшись от хронологического принципа, мы отдали предпочтение типологии, выделив несколько ключевых или даже стилеобразующих понятий искусства этого периода, обозначив главные тенденции, зародившиеся внутри московской концептуальной школы и продолжавшие развиваться в пространстве концептуального искусства последующих десятилетий.

            Первое из таких понятий, объединяющее творчество Андрея Абрамова, Эрика Булатова, Олега Васильева, Эдуарда Гороховского, Ильи Кабакова, Виктора Пивоварова, Ивана Чуйкова, Сергея Шаблавина, мы обозначили как «Пространство», подразумевая под этим не сюжетную характеристику представленных произведений и даже не описание определенного композиционного приема, но, скорее, особое метафизическое ощущение времени и места действия, свойственная работам этих мастеров. Это специфическое состояние искусства отметил Эрик Булатов, утверждая, что теперь живописное полотно «даже не картина мира, а стремление за ее пределы». Понимание внутренней свободы как проблемы пространственной позволило художникам «подняться» над видимым миром, отстраниться от него. Эта позиция наблюдателя, отмечающего мельчайшие детали происходящего или, напротив, воспринимающего мир как единый универсум, позволяет превратить обыденные предметы или слова в некие универсальные категории-знаки.

            Знаковое прочтение мира, поиск разнообразных закономерностей и структур, отношение к окружающему как к тексту, нуждающемуся в анализе и интерпретации, можно назвать одной из главных особенностей эстетики концептуализма. Именно в такой чистой форме и предстает это направление в экспозиции следующего раздела - «Знаки/структуры». Визуальный минимализм работ Риммы и Валерия Герловиных или Андрея Монастырского, длящееся действие акций группы «Коллективные действия», подчеркнутый интерес к тексту, слову, высказыванию приводят к появлению целого ряда произведений, находящихся на границе жанров.

            «Нематериальность» концептуализма, его ориентация на интеллектуальную игру, на угадывание игрового импульса, а не на эмоциональное восприятие, став центральным явлением в культуре 70-х годов, была принципиально по-иному осмыслена художниками следующего поколения, которые, сохраняя «минималистическую» эстетику, часто превращают «структуру/знак» в фигуру абсурда.

            Прямой противоположностью «ученому» искусству чистого концептуализма кажется на первый взгляд экспозиция раздела «Поверхности». Эта категория, понимаемая в самом широком смысле, позволяет описать поиски художников разных поколений, в искусстве которых, несмотря на восприятие картины как объекта, живопись как художественная система не утратила актуальности. В произведениях Александра Юликова, Светланы Копыстянской, Сергея Волкова, Надежды Столповской интеллектуальная игра, интерес к слову, тексту, знаку сочетаются с богатством фактуры, свободой мазка, сопоставлением различных текстур.

            Раздел «Мифологии» посвящен соц-арту и его более поздним версиям. Возникнув в творчестве Виталия Комара и Александра Меламида как концептуальная стратегия, использующая в качестве художественного высказывания заидеологизированный язык советского искусства и пропаганды, соц-арт достаточно быстро получил широкое распространение в творчестве Александра Косолапова, Ростислава Лебедева, Бориса Орлова, Леонида Сокова. Однако большинством из них он был воспринят не только как концептуальный прием, но как пластическая метафора, позволяющая в свободной игровой форме оперировать клишированными образами. Эта художественная стратегия была подхвачена и художниками следующего поколения – Марией Константиновой, Андреем Филипповым, Николаем Козловым, Дмитрием Врубелем. В их творчестве работа с мифологемами становится частью более сложной концептуальной или постмодернистской игры.

            Отдельный раздел выставки посвящен так называемому периоду «новой волны», которая в России ассоциируется с деятельностью групп «Мухомор», С3 и содружеством галереи АРТART. Хотя визуальная яркость и «карнавальность» искусства этого поколения воспринимается как полная противоположность аскетической строгости концептуализма 70-х годов, деятельность художников «новой волны» исследуют в своем творчестве «краевые» слои культуры. Только теперь они вводят в оборот высокого интеллектуального искусства дворовую эстетику. Исследованию теперь подвергаются общественные действия и внутригрупповые отношения, различные формы совместного творчества и даже взаимоотношения автора с собственным произведением. Хулиганская бесшабашность «новой волны» оказывается концептуальным симуляционистским жестом. Квинтэссенцией этой тактики можно назвать раннее творчество Вадима Захарова или деятельность Никиты Алексеева, который, сознательно уходя от «серьезности» прошлого десятилетия, в 80-е объявляет себя «ньювейвером» и превращает свою квартиру в галерею АРТART, а потом принимает участие в создании группы симуляционной музыки «Среднерусская возвышенность».

            Пестрое многоцветие «новой волны», давшее импульс развитию разнообразных тенденций, сделало ситуацию в Москве 1988 года похожей на бурлящий котел. Все жаждало признания и выплескивалось наружу в формах перформансов и выставок – достаточно вспомнить экспозиции объединения «Эрмитаж» и «Клуба авангардистов», концерты «Среднерусской возвышенности» или показы альтернативной моды. Художественные произведения в тот момент приобретались иностранцами как горячие пирожки. На волне зарубежного интереса к перестройке и гласности аукционный дом Sotheby’s решил провести в Москве торги, на которых представлено не только искусство классического авангарда, но и современные художники. По сути, именно на этом аукционе впервые официально и легально была заявлена «стоимость» непонятного «неофициального искусства», по много раз превысившая вообразимые обывателем пределы.

            Для художников началась совсем другая эпоха, обозначенная в нашем проекте как «Эпилог. Эпоха счастья». Отмена жесткой регламентации искусства, появившиеся средства, а главное, чувство свободы, охватившее страну на рубеже 80-90-х годов, дали возможность авторам воплощать свои художественные замыслы с «монументальным размахом», не оглядываясь ни на политическую власть, ни на конъюнктуру рынка. Этому очень короткому периоду упоения свободой и ощущением сбывающейся мечты о независимом творчестве и посвящен раздел, завершающий экспозицию.





   Авторы



Группа "Коллективные действия" (КД)

Создана в 1976 в Москве. В первый состав группы входили Андрей Монастырский, Никита Алексеев, Георгий Кизевальтер, Николай Панитков. К концу 1970-х КД становится одним из центральных явлений московского концептуализма. В практике КД разрабатываются эстетическая программа и теоретические основы этого направления. В 1979 к группе присоединяются Сергей Ромашко, Елена Елагина и Игорь Макаревич, а в 1985 - Сабина Хэнсген.

Группа "Перцы"

Одесситы Людмила Скрипкина и Олег Петренко. Работали вместе в 1982-2000. В середине 80-х участвовали в выставках московского и одесского APTARTa.

Группа "Чемпионы мира"

Создана в 1986 Константином Звездочетовым и Гией Абрамишвили, в состав группы входили также Константин Латышев, Борис Матросов и Андрей Яхнин. Акционистская деятельность группы постепенно сошла на нет в 1988.

Группа «Инспекция "Медицинская герменевтика"»

Создана в 1987 Сергеем Ануфриевым, Юрием Лейдерманом и Павлом Пепперштейном, которые совместно занимались субъективным описанием современной художественной ситуации и вели дружеские беседы. Основной художественный продукт представлял собой интерпретирование и эстетизацию всех этих занятий.

Группа «Мухомор»

Создана в 1978 в Москве Константином Звездочетовым, Алексеем Каменским, Сергеем Мироненко, Владимиром Мироненко, Свеном Гундлахом. В 1982 выпустила музыкальный «Золотой диск», вскоре запрещенный властями. В 1984 прекратила существование.

Наталья Абалакова

Абалакова Наталья Борисовна. Р. 1941, Горький (Нижний Новгород). В 1964 году окончила филологический факультет Московского государственного педагогического института им. В.И. Ленина. С конца 70-х вместе с Анатолием Жигаловым разрабатывает проект «Исследование существа искусства применительно к жизни и искусству» (ТОТАРТ). Активно участвовала в деятельности галереи APTART. Живет и работает в Москве.

Андрей Абрамов

Абрамов Андрей Сергеевич. Р. 1951, Москва. Окончил Московское художественное училище памяти 1905 года (1972). Участник квартирных выставок, а также участник и фотограф акций группы "Коллективные действия" в 1970-1980-х годах. Живет и работает в Москве.

Клуб авангардистов

Нет информации

Никита Алексеев

Алексеев Никита Феликсович. Р. 1953, Москва. Окончил Московское художественное училище памяти 1905 года (1972, отделение промышленной графики и рекламы) и Московский полиграфический институт (1976, факультет художественно-технического оформления печатной продукции). Сначала 70-х выпускал самиздатовские книги, альбомы, выступает как художественный критик и публицист. Участник группы "Коллективные действия". Один из основателей галереи APTART, которая функционировала в его квартире (1982-1984). Живет и работает в Москве.

Юрий Альберт

Альберт Юрий Феликсович. Р. 1959, Москва. Учился в Московском государственном педагогическом институте им. В.И. Ленина (художественно-графический факультет, 1977-1980). Член-основатель "Клуба авангардистов" (КЛАВА, 1987). С 2008 член группы "Купидон". Живет и работает в Москве и Кельне.

Сергей Ануфриев

Ануфриев Сергей Александрович. Р. 1964, Одесса. Участник выставок APTARTа. В 1985 переехал из Одессы в Москву, но неоднократно появлялся в качестве художника и куратора в Одессе и Киеве. В 1987 возглавил московский "Клуб авангардистов" (КЛАВА). В том же году совместно с П. Пепперштейном и Ю. Лейдерманом образовал группу "Инспекция "Медицинская герменевтика"". Живет и работает в Москве и Одессе.

Эрик Булатов

Булатов Эрик Владимирович. Р. 1933, Свердловск (Екатеринбург). В 1958 окончил Московский государственный художественный институт им. В.И. Сурикова. Посещал мастерские Роберта Фалька и Владимира Фаворского. В 1960-е работал как художник книги в издательстве "Детгиз" (часто в соавторстве с О. Васильевым). Один из основоположников московского концептуализма. С 1989 живет и работает в Нью-Йорке, с 1992 - в Париже.

Олег Васильев

Васильев Олег Владимирович. Р. 1931, Москва. Окончил Московскую среднюю художественную школу (1952) и Московский государственный художественный институт им. В.И. Сурикова (1958, факультет графики). Занимался иллюстрированием детских книг, сотрудничая с Э. Булатовым. С 1990 живет и работаети в Нью-Йорке.

Николай Вечтомов

Вечтомов Николай Евгеньевич. Р. 1931, Москва - 2007, Москва. Выпускник Саратовского танкового училища, участник Великой Отечественной войны, попал в немецкий плен, бежал, скрывался в семье своего брата виолончелиста Ивана Вечтомова в Праге, воевал в чешском партизанском отряде. В 1951 окончил Московское художественное училище памяти 1905 года. В конце 1950-х сблизился с "лианозовской группой". Экспонент выставки в павильоне "Пчеловодство" на ВДНХ (1975).

Владимир Вейсберг

Вейсберг Владимир Григорьевич. 1924, Москва - 1985, Москва. Учился в Студии изобразительных искусств Всесоюзного центрального совета профсоюзов (ВЦСПС, 1943-1948), посещал мастерские Ильи Машкова и Александра Осмеркина. Преподавал живопись в студии повышения квалификации Союза Архитекторов СССР (1959-1984).

Сергей Волков

Волков Сергей Евгеньевич. Р. 1956, Казань. В 1980 окончил Казанский инженерно-строительный институт (отделение архитектуры). Участник выставок "Клуба авангардистов" (КЛАВА). Участник первого русского аукциона Sotheby's (1988).

Дмитрий Врубель

Врубель Дмитрий Владимирович. Р. 1960, Москва. Учился в Московском государственном педагогическом институте им. В.И. Ленина (художественно-графический факультет, 1978-1980). В 1986 организовал в своей квартире Галерею Врубеля. С 1987 член "Клуба авангардистов" (КЛАВА). С 1995 работает совместно с Викторией Тимофеевой. Живет и работает в Москве и Берлине.

Валерий Герловин

Герловин Валерий Маркович. Р. 1945, Владивосток. Учился в Московском художественном училище памяти 1905 года, в 1967 окончил Школу-студию МХАТ. С 1971 работает совместно с женой Риммой Герловиной. В 1979 вместе с ней иммигрировал в США, живет и работает в Нью-Йорке.

Римма Герловина

Герловина Римма Анатольевна. Р. 1951, Москва. Окончила филологический факультет Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова. Занималась авторской книгой. С 1971 работает вместе с мужем Валерием Герловиным. С 1979 живет и работает в Нью-Йорке.

Эдуард Гороховский

Гороховский Эдуард Семёнович. 1929, Винница - 2004, Дюссельдорф. В 1954 окончил Одесский строительный институт по специальности "архитектура", посещал вечерние занятия по рисунку и живописи в Одесском художественном училище. В 1954 переехал в Новосибирск и начал работать как архитектор. Много работал как книжный иллюстратор. Около 1970 сблизился с художниками группы "Сретенский бульвар". В 1974 переехал в Москву. С 1991 подолгу жил в Германии.

Елена Елагина

Елагина Елена Владимировна. Р. 1949, Москва. Училась в Московской средней художественной школе (1962-1967). Занималась живописью у Алисы Порет (1967-1972). В 1972-1975 училась в Орехово-Зуевском педагогическом институте (литературный факультет). Работала в студии Эрнста Неизвестного (1964-1976), иллюстратором в журнале «Знание – сила». С 1979 член группы «Коллективные действия». Активная участница «Клуба авангардистов» (КЛАВА). Множество проектов осуществлено Елагиной совместно с мужем Игорем Макаревичем. Живет и работает в Москве.

Анатолий Жигалов

Жигалов Анатолий Иванович. Р. 1941, Арзамас. В 1961 окончил Московский областной педагогический институт им. Н.К. Крупской. С начала 1970-х работает совместно с Натальей Абалаковой, вместе с которой они осуществляют проект «Исследование существа искусства применительно к жизни и искусству» (ТОТАРТ). Участник выставок в галерее APTART. Член «Клуба авангардистов» (КЛАВА). Живет и работает в Москве.

Вадим Захаров

Захаров Вадим Арисович. Р. 1959, Душанбе. Окончил Московский педагогический институт им. В.И. Ленина. В 1980 вместе с Виктором Скерсисом создал группу «СЗ». Участник выставок APTARTа. Член «Клуба авангардистов» (КЛАВА). Участник первого русского аукциона Sotheby’s в Москве (1988). С 1992 издает в Кельне русскоязычный журнал «Пастор», в котором публикует материалы художников московского концептуализма. С 2008 участник группы «Капитон». Живет и работает в Москве и Кельне.

Константин Звездочетов

Звездочетов Константин Викторович. Р. 1958, Москва. Учился на постановочном факультете Школы-студии МХАТ. Один из основателей группы «Мухомор» (1978). Один из организаторов галереи APTART (1982). Инициатор создания группы «Чемпионы мира» (1986). Один из основателей «Клуба авангардистов» (КЛАВА, 1987). Живет и работает в Москве.

Анатолий Зверев

Зверев Анатолий Тимофеевич. 1931, Москва - 1986, Москва. В 1948-1950 посещал занятия в художественно-промышленном училище, поступил в Московское художественное училище памяти 1905 года, но через несколько месяцев был отчислен "за внешний вид". В 1958 на Всемирном фестивале молодежи и студентов в Москве получил золотую медаль конкурса, его работы были приобретены нью-йоркским Музеем современного искусства (МоМА). Экспонент выставки в павильоне "Пчеловодство" на ВДНХ (1975).

Юрий Злотников

Злотников Юрий Савельевич. Р. 1930, Москва. Окончил Московскую среднюю художественную школу (1950), одновременно занимался в скульптурной студии при музее А.С. Голубкиной. Работал художником-дизайнером на ВДНХ (1951-1959). В 1954 как сценограф стажировался в Большом театре. Живет и работает в Москве.

Франциско Инфанте

Инфанте (Инфанте-Арана) Франциско. Р. 1943, с. Васильевка Саратовской обл. Учился в Московской средней художественной школе (1956-1962) и Московском высшем художественно-промышленном училище (б. Строгановском, 1962-1965). Работал школьным учителем рисования (1956-1962). Член группы "Движение" (1962-1968). Занимался кинетическим искусством. С 1968 работает вместе с женой Нонной Горюновой. В 1970 организовал группу "Арго". Живет и работает в Москве.

Илья Кабаков

Кабаков Илья Иосифович. Р. 1933, Днепропетровск. Учился в Московской средней художественной школе (1945-1951) и Московском государственном художественном институте им. В.И. Сурикова (графический факультет, 1951-1956). С 1956 работал в качестве иллюстратора в издательствах "Детгиз", "Детская литература", журналах "Малыш", "Мурзилка", "Веселые картинки". В конце 1960-х - начале 1970-х входил в группу "Сретенский бульвар". Один из основоположников московского концептуализма. Участник первого русского аукциона Sotheby's (1988). В 1990-е разработал теорию и практику "тотальной инсталляции". Теоретик искусства, автор мемуаров "60-70-е... Записки о неофициальной жизни в Москве". С 1988 живет и работает в Нью-Йорке. С 1989 выступает в соавторстве с женой Эмилией Кабаковой.

Георгий Кизевальтер

Кизевальтер Георгий Дмитриевич. Р. 1955, Москва. Окончил Московский государственный педагогический институт им. В.И. Ленина (1978). Один из основателей группы «Коллективные действия» и участник большинства акций группы с 1976 по 1989. Участник выставок галереи APTART. В 1988-1996 член «Клуба авангардистов» (КЛАВА). В 1977-1980 жил и работал в Якутии, в 1998-2006 – в Канаде. Автор передач на радио «Свобода», книг, альбомов и других публикаций по современному искусству и истории фотографии. Живет и работает в Москве.

Николай Козлов

Козлов Николай Михайлович. Р. 1954, Москва. В 1978 окончил Второй московский медицинский институт. Специалист в области типографики. С 1987 член "Клуба авангардистов" (КЛАВА). Живет и работает в Москве.

Виталий Комар

Комар Виталий Анатольевич. Р. 1943, Москва. Окончил Московское высшее художественно-промышленное училище (б. Строгановское, 1967). Один из создателей соц-арта. С 1972 работает вместе с Александром Меламидом. Участник "бульдозерной" выставки. С 1978 живет и работает в Нью-Йорке.

Мария Константинова

Константинова (Алексеева) Мария Михайловна. Р. 1953, Москва. Окончила Московский государственный художественный институт им. В.И. Сурикова. Участница акций группы "Коллективные действия". Участвовала в деятельности галереи APTART. Член "Клуба авангардистов" (КЛАВА). Живет и работает в Москве.

Светлана Копыстянская

Р. 1950, Воронеж. Окончила отделение архитектуры Львовского политехнического института. Проводит совместные выставки с мужем Игорем Копыстянским. Участница первого русского аукциона Sotheby's в Москве (1988). С 1988 живет и работает в США.

Александр Косолапов

Косолапов Александр Семёнович. Р. 1943, Москва. Учился в Московской средней художественной школе, затем в Московском высшем художественно-промышленном училище (б. Строгановском) на факультете скульптуры. С 1975 живет и работает в Нью-Йорке.

Дмитрий Краснопевцев

Краснопевцев Дмитрий Михайлович. 1925, Москва - 1996, Москва. Окончил Московское художественное училище памяти 1905 года и Московский государственный художественный институт им В.И. Сурикова (отделение сценографии, 1955). Около 20 лет работал для "Рекламфильма". Экспонент выставки в павильоне "Пчеловодство" на ВДНХ (1975). Участник первого русского аукциона Sotheby's в Москве (1988).

Лев Кропивницкий

Кропивницкий Лев Евгеньевич. Р. 1922, Тюмень - 1994, Москва. В 1939 поступил в Московский институт прикладного и декоративного искусства. В 1941 ушел на фронт, после тяжелого ранения получил инвалидность. В 1945 возобновил обучение в МИПиДИ в классе Александра Дейнеки. В 1946 был арестован по обвинения к антисоветской деятельности и приговорен к 10 годам лагерей. Отбыв срок, жил в Казахстане, работал художником в Доме культуры с. Балахша. В 1956 реабилитирован и вернулся в Москву. Работал на Комбинате декоративно-прикладного искусства, иллюстрировал книги, писал статьи для журнала "Декоративное искусство". Один из лидеров "лианозовской группы".

Ростислав Лебедев

Лебедев Ростислав Евгеньевич. Р. 1946, Москва. Окончил Московский государственный педагогический институт им. В.И. Ленина (художественно-графический факультет, 1969). Живет и работает в Москве.

Юрий Лейдерман

Лейдерман Юрий Александрович. Р. 1963, Одесса. Окончил Московский химико-технологический институт (1987). В 1980-е участвовал в выставках одесского APTARTa. В 1987 совместно с Сергеем Ануфриевым и Павлом Пепперштейном образовал группу "Инспекция "Медицинская герменевтика"". Работал в мастерских Фурманного переулка. С 2008 участник группы "Капитон". Живет и работает в Берлине и Москве.

Игорь Макаревич

Макаревич Игорь Глебович. Р. 1943, с. Триалети, Грузия. В 1962-1968 учился на художественном факультете Всесоюзного государственного института кинематографии. В 1976-1986 – активный участник группы «Коллективные действия». С 1987 член «Клуба авангардистов» (КЛАВА). С 1990 работает в соавторстве с женой Еленой Елагиной. Живет и работает в Москве.

Лидия Мастеркова

Мастеркова Лидия Алексеевна. Р. 1927, Москва - 2008, Париж. Училась в Московской средней художественной школе (1943-1946), затем в Московском художественном училище памяти 1905 года. Входила в "лианозовскую группу". Участница "бульдозерной" выставки (1974). с 1975 жила и работала в Париже.

Борис Матросов

Р. 1965, Москва. Выпускник Детской художественной школы Краснопресненского района г. Москвы (1984). С 1986 по 1988 один из создателей и участников группы "Чемпионы мира". С 1988 почетный председатель "Клуба авангардистов" (КЛАВА). Живет и работает в Москве.

Александр Меламид

Меламид Александр Данилович. Р. 1945, Москва. Окончил Московское высшее художественно-промышленное училище (б. Строгановское, 1967). Один из создателей соц-арта. С 1972 работает вместе с Виталием Комаром. Участник "бульдозерной" выставки. С 1978 живет и работает в Нью-Йорке.

Владимир Мироненко

Мироненко Владимир Игоревич. Р. 1959, Москва. В 1982 окончил постановочное отделение Школы-студии МХАТ. В 1978-1984 член группы "Мухомор". Соорганизатор галереи APTART (1982), один из основателей мастерских на Фурманном (1986-1989). С 1987 член "Клуба авангардистов" (КЛАВА). В 1990-1999 жил и работал в Париже. С 2000 живет и работает в Москве.

Сергей Мироненко

Мироненко Сергей Игоревич. Р. 1959, Москва. В 1981 окончил постановочное отделение Школы-студии МХАТ. В 1978-1984 член группы "Мухомор". С 1987 член "Клуба авангардистов" (КЛАВА). Живет и работает в Москве.

Андрей Монастырский

Монастырский (Сумнин) Андрей Викторович. Р. 1949, пос. Печенга Мурманской обл. Окончил филологический факультет Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова (1980). Один из основателей и идеолог группы «Коллективные действия». Один из создателей МАНИ (Московский архив нового искусства). Автор составитель томов «Поездок за город» - сборник документаций акция «КД», «Словаря терминов московской концептуальной школы (1999). Участник выставок APTARTа. Член «Клуба авангардистов» (КЛАВА). С 2008 участник группы «Капитон». Живет и работает в Москве.

Ирина Нахова

Нахова Ирина Исаевна. Р. 1955, Москва. В 1978 окончила Московский полиграфический институт. Участница акций группы "Коллективные действия". С 1987 член "Клуба авангардистов" (КЛАВА). Участница первого русского аукциона Sotheby's в Москве (1988). С 1993 живет и работает в Нью-Джерси и в Москве.

Владимир Немухин

Немухин Владимир Николаевич. Р. 1925, Москва. Учился в Студии изобразительных искусств Всесоюзного центрального совета профсоюзов (ВЦСПС, 1943-1948), в 1950-е работал как оформитель и плакатист. Был близок художникам "лианозовской группы". Участник "бульдозерной" выставки (1974), выставки в павильоне "Пчеловодство" на ВДНХ (1975), первого русского аукциона Sotheby's в Москве (1988). Живет и работает в Москве.

Николай Овчинников

Овчинников Николай Николаевич. Р. 1958, Москва. В 1978 окончил Московское художественное училище памяти 1905 года. С 1986 один из организаторов и лидеров группы симуляционной музыки "Среднерусская возвышенность". С 1987 участник "Клуба авангардистов" (КЛАВА). В 1989-1993 жил в Париже. Живет и работает в Москве.

Борис Орлов

Орлов Борис Константинович. Р. 1941, Химки Московской обл. В 1966 окончил Московское высшее художественно-промышленное училище (б. Строгановское, отделение монументально-декоративной скульптуры). Один из организаторов вечеров и однодневных выставок в Клубе скульпторов в Доме художника на Кузнецком мосту (1976-1986). Один из организаторов Первого творческого объединения московских художников (1987). Живет и работает в Москве.

Игорь Пальмин

Пальмин Игорь Анатольевич. Р. 1933, Сталинград (Волгоград). Окончил геологический факультет Воронежского государственного университета (1955) и Всесоюзный государственный институт кинематографии (1964). В качестве фотографа работал в издательствах "Искусство", "Советский художник", "Советский писатель". Один из главных фотолетописцев неофициального искусства 60-80-х. По словам Владимира Янкилевского, "он был всегда и везде, на всех выставках, во всех мастерских, на всех событиях".

Николай Панитков

Панитков Николай Семенович. Р. 1952, Вена, Австрия. В 1983 окончил Московский государственный институт культуры по специальности "библиотечное дело". Один из создателей и участник группы "Коллективные действия". С 1987 член "Клуба авангардистов" (КЛАВА). Основоположник, первый директор и хранитель Музея МАНИ. Живет и работает в Москве.

Павел Пепперштейн

Пепперштейн Павел Викторович. Р. 1959. Окончил Пражскую академию изящных искусств (1987). Один из основателей и старейший инспектор группы "Инспекция "Медицинская герменевтика"". Выступает также как литератор и теоретик искусства. Живет и работает в Москве и в Крыму.

Виктор Пивоваров

Пивоваров Виктор Дмитриевич. Р. 1937, Москва. В 1951-1957 учился в Московском художественно-промышленном училище им. Н.И. Калинина, в 1962 окончил Московский полиграфический институт. Долгое время работал как иллюстратор детских книг, сотрудничал с журналами "Мурзилка", "Веселые картинки". Один из основоположников московского концептуализма. В конце 60-х - начале 70-х входил в группу "Сретенский бульвар". Автор книг "Влюбленный агент" (2001), "Серые тетради" (2002) и др. С 1982 живет и работает в Праге.

Дмитрий Плавинский

Плавинский Дмитрий Петрович. Р. 1937, Москва. Учился в Московском художественном училище памяти 1905 года у Виктора Шестакова, бывшего главного художника театра Всеволода Мейерхольда. Участник "бульдозерной" выставки. Экспонент выставки в павильоне "Пчеловодство" на ВДНХ (1975). С 1975 член и постоянный участник выставок Горкома графиков на Малой Грузинской. Участник первого русского аукциона Sotheby's в Москве (1988). В 1991-2004 работал в Нью-Йорке. Живет и работает в Москве.

Дмитрий Пригов

Пригов Дмитрий Александрович. 1940, Москва - 2007, Москва. В 1967 окончил Московское высшее художественно-промышленное училище (б. Строгановское). Работал в области визуальной поэзии. В 1970-е активный деятель Клуба скульпторов при Московском отделении Союза художников СССР. В 1986-1987 участвовал в концертах группы симуляционной музыки "Среднерусская возвышенность". С 1987 член "Клуба авангардистов" (КЛАВА). Жил и работал в Москве и Лондоне.

Оскар Рабин

Рабин Оскар Яковлевич. Р. 1928, Москва. Учился в рижской Академии художеств (1946-1948), затем в Московском государственном художественном институте им. В.И. Сурикова, откуда был исключен за формализм. С 1949 его учителем был художник Евгений Кропивницкий. Один из лидеров "лианозовской группы", организатор "бульдозерной" и Измайловской выставок (1974). Экспонент выставок в павильоне "Пчеловодство" и в Доме культуры ВДНХ (1975). В 1978 эмигрировал во Францию. Живет и работает в Париже.

Лариса Резун-Звездочетова

Звездочетова-Резун Лариса Юрьевна. Р. 1958, Одесса. Окончила художественно-графический факультет Одесского педагогического института им. К.Д. Ушинского. В середине 80-х участвовала в выставках московского и одесского АРТАRТа. В 1985 переехала в Москву. Работала в мастерских Фурманного переулка и Чистопрудного бульвара. Живет и работает в Москве.

Михаил Рогинский

Рогинский Михаил Александрович. 1931, Москва - 2004, Париж. Окончил отделение сценографии Московского художественного училища памяти 1905 года. Работал сценографом в провинциальных театрах. В 1978 уехал во Францию.

Андрей Ройтер

Ройтер Андрей Владимирович. Р. 1960, Москва. В 1978-1980 учился в Московском архитектурном институте. В 1984-1986 участник группы "Детский сад". Участник выставок "Клуба авангардистов"(КЛАВА). С 1990 живет и работает в Амстердаме, Москве и Нью-Йорке.

Михаил Рошаль

Рошаль (Федоров) Михаил Георгиевич. 1956, Москва - 2007, Москва. В 1974 посещал художественную школу, где преподавали Виталий Комар и Александр Меламид. В 1979 окончил Московский полиграфический институт. Участник группы "Гнездо". Один из организаторов галереи APTART (1982). Его объекты "Коммуникативная труба" и "Железный занавес" получили известность благодаря фильму Сергея Соловьева "Асса" (1987).

Лев Рубинштейн

Рубинштейн Лев Семенович. Р. 1947, Москва. Окончил филологический факультет Московского государственного педагогического института им. В.И. Ленина. Долгое время работал библиографом. Поэт, критик, публицист. Лауреат премии Андрея Белого в номинации "критика" (1999).

Группа СЗ

Создана Вадимом Захаровым и Виктором Скерсисом в 1980. Первая персональная выставка состоялась в галерее APTART. После распада группы в 1984 Скерсис и Захаров сделали лишь один совместный проект - "Братья Карамазовы" (1990).

Виктор Скерсис

Скерсис Виктор Атанасович. Р. 1956, Москва. В 1974-1977 учился в Московском полиграфическом институте. В 1974-1979 участник группы «Гнездо» (совместно с Михаилом Рошалем и Геннадием Донским). В 1980 вместе с Вадимом Захаровым создал группу «СЗ». С 2008 член группы «Купидон». С 1984 живет и работает в США.

Юрий Соболев

Соболев Юрий Александрович. 1928, Москва - 2002, Царское Село. Учился в Московском полиграфическом институте (1947-1953). С 1956 начал работать совместно с Юло Соостером. С 1960 главный художник издательства "Знание", затем работал в журналах "Знание - сила" и "Декоративное искусство". Художник-постановщик кинофильмов и анимационных фильмов, режиссер слайд-фильмов.

Леонид Соков

Соков Леонид Петрович. Р. 1941, с.Михалево Калининской обл. Окончил Московскую среднюю художественную школу, затем учился в Московском высшем художественно-промышленном училище(б. Строгановском, отделение скульптуры, 1964-1969). Работал для скульптурных комбинатов, оформлял детские площадки. С 1979 живет и работает в Нью-Йорке.

Юло Соостер

Соостер Юло Ильмар. 1924, хутор Пэнди, остров Хийюмаа, Эстония - 1970, Москва. Учился в Таллинской художественной школе, затем в Тартуском государственном художественном институте. В 1949 арестован и приговорен к 10 годам лагерей по обвинению в принадлежности к антисоветской группе. Наказание отбывал в Караганде. В 1956 реабилитирован и освобожден. В 1957 переехал в Москву. Работал как книжный иллюстратор. Художник-постановщик анимационных фильмов "Стеклянная гармоника" и "Осторожно, волки!".

Надежда Столповская

Столповская Надежда. Р. 1950, Москва. Училась в студии Катерины Арнольд (1979-1977). Член "Клуба авангардистов" (КЛАВА). Живет и работает в Москве и Кельне.

ТОТАРТ

Совместный проект Натальи Абалаковой и Анатолия Жигалова "Исследование Существа Искусства применительно к Жизни и Искусству", разрабатываемый с конца 70-х. В рамках проекта делаются акции, перформансы, создаются инсталляции, кино- и видеофильмы, а также осуществляется литературная и критическая деятельность.

Борис Турецкий

Турецкий Борис Захарович. 1928, Воронеж - 1995, Москва. В 1947 поступил в Пензенское художественное училище им. К.А. Савицкого. В 1948 переехал в Москву и перевелся на театральный факультет Московского областного художественного училища, в 1953-1959 учился на заочном отделении Московского полиграфического института.

Андрей Филиппов

Филиппов Андрей Станиславович. Р. 1959, Петропавловск-Камчатский. Окончил постановочный факультет Школы-студии МХАТ (1981). В 1982-1984 принимал активное участие в деятельности галереи APTART. Один из соорганизаторов и активный участник "Клуба авангардистов" (КЛАВА). С 2008 член группы "Купидон". Живет и работает в Москве.

Игорь Чацкин

Р. 1963, Одесса. Учился в Одесском политехническом институте. В середине 80-х активно участвовал в деятельности группы одесских авангардистов. Принимал участие в выставках APTARTа и "Клуба авангардистов" (КЛАВА). В 1987 переехал в Москву. Работал в мастерских Чистопрудного бульвара. Живет и работает в Одессе и Киеве.

Михаил Чернышов

Чернышов Михаил Иванович. Р. 1945, Москва. Учился в Московском государственном университете им. М.В. Ломоносова (отделение истории искусства, 1965-1966). Автор книги воспоминаний "Москва 1961-71" (1988). С 1981 живет и работает в Нью-Йорке.

Иван Чуйков

Чуйков Иван Семёнович. Р. 1935, Москва. В 1954-1960 учился в Московском государственном художественном институте им. В.И. Сурикова. В 1960-1962 преподавал в художественном училище во Владивостоке. В конце 60-х - начале 70-х входил в группу "Сретенский бульвар". С 1987 член "Клуба авангардистов"(КЛАВА). Участник первого русского аукциона Sotheby's в Москве (1988). Живет и работает в Москве и Кельне.

Мария Чуйкова

Чуйкова Мария Михайловна. Р. 1960, Москва. В 1985 окончила Московский архитектурный институт. В 1987-2002 принимала участие в деятельности группы "Инспекция "Медицинская герменевтика"". С 1987 член "Клуба авангардистов" (КЛАВА). Живет и работает в Москве.

Сергей Шаблавин

Шаблавин Сергей Петрович. Р. 1944, Кирсанов Тамбовской обл. Окончил факультет кибернетики Московского инженерно-физичекого института(1967). В это же самое время сблизился с художниками "Сретенского бульвара". В 1979-1981 учился в Заочном народном университете искусств. Живет и работает в Москве.

Игорь Шелковский

Шелковский Игорь Сергеевич. Р. 1937, Оренбург. Учился в Московском областном художественном училище (1953-1959). Преподовал рисование, в 1962-1966 работал реставратором икон и фресок в Новгороде и Москве. В 1997 эмигрировал во Францию. В 1979-1986 издатель, редактор и автор журнала А-Я. Живет и работает в Эланкуре, Франция.

Эдуард Штейнберг

Штейнберг Эдуард Аркадьевич. Р. 1937, Москва. Учился у своего отца поэта и художника Аркадия Штейнберга. В 1961 переехал в Москву. Входил в объединение художников "Сретенский бульвар". Участник первого русского аукциона Sotheby's в Москве (1988). В 1995 уехал в Париж. Живет и работает в Париже, Москве и Тарусе.

Александр Юликов

Юликов Александр Михайлович. Р. 1943, д. Вятские Поляны Кировской обл. Учился в Московской средней художественной школе (1954-1961), Московском высшем художественно-промышленном училище (б. Строгановском, 1961-1966), Московском полиграфическом институте (1966-1969). Занимался авторской книгой и книжным дизайном. В 1976 на квартире Леонида Сокова провел первую в России задокументированную акцию в области боди-арта ("Острижение"). Живет и работает в Москве.

Владимир Яковлев

Яковлев Владимир Игоревич. 1934, Балахна Горьковской обл. - 1998, Москва. Художник-самоучка, работал курьером, потом ретушером в издательстве "Искусство". Экспонент выставки в павильоне "Пчеловодство" на ВДНХ (1975). С 1986, почти ослепший, постоянно находился в Московском психоневрологическом интернате.

Владимир Янкилевский

Янкилевский Владимир Борисович. Р. 1938, Москва. Учился в Московской средней художественной школе (1949-1956) и Московском полиграфическом институте (1957-1962), занимался в студии повышения квалификации при Полиграфическом институте под руководством Элия Белютина. Экспонент выставки "30 лет МОСХа" в московсокм Манеже (1962). Участник выставки в павильоне "Пчеловодство" на ВДНХ (1975), первого русского аукциона Sotheby's в Москве (1988). С 1989 работает в Нью-Йорке, Париже и Москве.





   Произведения


   

Папка МАНИ. Московский архив нового искусства. Том I

Андрей Монастырский

22 конверта, 12 текстов в отдельной папке, 33,5 x 23,5 x 3,5 + 2 машинописных текста (Описание выставки, 5 страниц; Никита Алексеев. Коллективные и индивидуальные акции 1976-80 годов, 28 страниц)

Собрание Юрия Альберта

1981-02

Пять папок МАНИ: опыт моделирования культурного пространства, Александра Данилова и Елена Куприна-Ляхович при участии Екатерины Моисеевой

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. Специальная версия для Фонда Калверт 22, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович, Дэвид Торп

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Андрей Монастырский, Николай Панитков, Георгий Кизевальтер в квартире А.Монастырского

Вадим Захаров

Ч/б фотография

1982

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. Специальная версия для Фонда Калверт 22, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович, Дэвид Торп

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






No3. Из серии Протосигналы

Юрий Злотников

Бумага, гуашь, 66,5 × 50 (в свету)

Собрание автора

1957

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. Специальная версия для Фонда Калверт 22, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович, Дэвид Торп

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Фотодокументация перформанса Михаила Чернышева и группы «Красная звезда» «Флаги»

Георгий Кизевальтер

Ч/б фотография

1976-02

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. Специальная версия для Фонда Калверт 22, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович, Дэвид Торп

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Без названия

Юрий Соболев

Объект, 26 × 19 × 3

Собрание Елены Елагиной и Игоря Макаревича

1977

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. Специальная версия для Фонда Калверт 22, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович, Дэвид Торп

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Абстрактная композиция

Владимир Вейсберг

Холст, масло, 50 х 50

Собрание Игоря Цуканова

1980

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. Специальная версия для Фонда Калверт 22, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович, Дэвид Торп

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Улица

Эрик Булатов

Холст, масло, 79 х 99

Собрание Екатерины и Владимира Семенихиных

1966

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. Специальная версия для Фонда Калверт 22, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович, Дэвид Торп

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Житие куба (часть серии «Ретроспективизм» - «Троицы»)

Виталий Комар

Холст на фанере, масло, 47,7 х 40,5

Собрание Екатерины и Владимира Семенихиных

1966

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. Специальная версия для Фонда Калверт 22, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович, Дэвид Торп

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Шампуры геометрии (часть серии «Ретроспективизм» - «Троицы»)

Виталий Комар

Холст на фанере, масло, 44 х 30,3

Собрание Екатерины и Владимира Семенихиных

1967

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. Специальная версия для Фонда Калверт 22, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович, Дэвид Торп

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Абстрактная композиция 8.5.71

Валерий Герловин

Бумага, смешанная техника, 35 × 23,5 (в свету)

Собрание Георгия Кизевальтера

1971

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. Специальная версия для Фонда Калверт 22, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович, Дэвид Торп

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Без названия

Александр Косолапов

Деревянный бюст, 30 × 19 × 15

Собрание Елены Елагиной и Игоря Макаревича

1971-1972

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. Специальная версия для Фонда Калверт 22, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович, Дэвид Торп

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Профиль с бутылкой и рюмкой

Леонид Соков

Дерево, склейка, 53 х 20 х 13,5

Музей «Другое искусство». Музейный центр Российского государственного гуманитарного университета. Коллекция Л.П. Талочкина. Частное собрание

1974

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. Специальная версия для Фонда Калверт 22, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович, Дэвид Торп

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Без названия

Виктор Пивоваров

Оргалит, темпера, 104 × 80

Собрание Музея МАНИ

1970

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. Специальная версия для Фонда Калверт 22, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович, Дэвид Торп

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Искусственное облако

Иван Чуйков

Смешанная техника , 74 × 68

Собрание Елены Куприной-Ляхович и Максима Ляховича

1978

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. Специальная версия для Фонда Калверт 22, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович, Дэвид Торп

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






11.XII.1978. Из серии "Рамки"

Андрей Абрамов

Бумага, смешанная техника, 29,6 × 21

Собрание Николая Паниткова

1978

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. Специальная версия для Фонда Калверт 22, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович, Дэвид Торп

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Не прислоняться

Эрик Булатов

Бумага, цветной карандаш, 25,6 х 18,7

Собрание Екатерины и Владимира Семенихиных

1984

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. Специальная версия для Фонда Калверт 22, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович, Дэвид Торп

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Вращение

Олег Васильев

Холст, масло, 146 х 146

Собрание Екатерины и Владимира Семенихиных

1998

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. Специальная версия для Фонда Калверт 22, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович, Дэвид Торп

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Вредители хлебного дерева

Валерий Герловин

Объект, 50 × 60 × 12

Собрание Елены Елагиной и Игоря Макаревича

1976

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. Специальная версия для Фонда Калверт 22, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович, Дэвид Торп

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Под влиянием окружающей среды куб меняет окраску

Римма Герловина

Машинописный текст, зеркало, бумага, 8 × 8 × 8

Собрание Елены Куприной-Ляхович и Максима Ляховича

1970-е

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. Специальная версия для Фонда Калверт 22, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович, Дэвид Торп

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Кубопоэма. «М – Ж» (мужчина – женщина),Кубик. «Мама – я», Кубик. «Ты мыслишь – я существую»,

Римма Герловина

Кубопоэма. «М – Ж» (мужчина – женщина) 1976 Картон, бумага, темпера. Восемь частей, 10 х 10 х 10 каждая

Кубик. «Мама – я» 1975 Картон, бумага, ткань. Две части, 8 х 8 х 8 и 3 х 3 х 3

Кубик. «Ты мыслишь – я существую» 1975 Картон, бумага, ткань. Две части, 8 х 8 х 8 и 3 х 3 х 3

Музей «Другое искусство». Музейный центр Российского государственного гуманитарного университета. Коллекция Л.П. Талочкина. Частное собрание

1975-1976

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. Специальная версия для Фонда Калверт 22, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович, Дэвид Торп

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Маска. Фрагмент работы «25 воспоминаний о друге»

Игорь Макаревич

Смешанная техника, 14 × 13,5 × 6

Собрание Елены Елагиной и Игоря Макаревича

1977

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. Специальная версия для Фонда Калверт 22, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович, Дэвид Торп

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Двойной портрет Риммы и Валерия Герловиных

Игорь Макаревич

Фотография, картон, 23,8 × 48,5

Собрание Елены Елагиной и Игоря Макаревича

1978

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. Специальная версия для Фонда Калверт 22, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович, Дэвид Торп

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Палец

Андрей Монастырский

Смешанная техника, 39 × 22 × 14

Собрание Николая Паниткова

1978

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. Специальная версия для Фонда Калверт 22, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович, Дэвид Торп

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Дисперсия воспаряющей души

Игорь Макаревич

Фрагмент, смешанная техника, 13,5 × 13,5 × 2,5

Собрание Елены Елагиной и Игоря Макаревича

1979

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. Специальная версия для Фонда Калверт 22, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович, Дэвид Торп

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Веревка. Объект к акции «Время действия»

Группа "Коллективные действия" (КД)

Веревка, длина 7 км

Собрание Музея МАНИ

1978-10-15

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. Специальная версия для Фонда Калверт 22, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович, Дэвид Торп

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович

Объекты КД, Елена Куприна-Ляхович, Александра Обухова

Интерпретация объекта в Московской концептуальной школе, Александра Данилова и Елена Куприна-Ляхович






Фотодокументация акции «Коллективные действия» «Перемещение зрителей»

Игорь Макаревич

Московская область, Киевогорское поле

1989-06-11

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. Специальная версия для Фонда Калверт 22, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович, Дэвид Торп

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Кольцо. Объект к акции «Перемещение зрителей»

Группа "Коллективные действия" (КД)

Металл, веревка, 130 × 50 × 6

Собрание Музея МАНИ

1989

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. Специальная версия для Фонда Калверт 22, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович, Дэвид Торп

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович

Объекты КД, Елена Куприна-Ляхович, Александра Обухова






Восемь объектов из серии «Банки»

Дмитрий Пригов

Консервные банки (жесть), гипс, дерево, картон, бумага, машинописный текст, размеры варьируются

Собрание семьи автора

1970 – 2000

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. Специальная версия для Фонда Калверт 22, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович, Дэвид Торп

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






“Вот бы сделать такую работу, чтобы все ахнули!..”

Юрий Альберт

Холст, масло, 115 × 115

Собрание Музея МАНИ

1986

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. Специальная версия для Фонда Калверт 22, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович, Дэвид Торп

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Фабрики, заводы

Юрий Лейдерман

Холст, смешанная техника, 150 × 190

Собрание Музея МАНИ

1987

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. Специальная версия для Фонда Калверт 22, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович, Дэвид Торп

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Слив

Группа "Перцы"

Объект, 73.5 × 46 × 20

Собрание Музея МАНИ

1987

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. Специальная версия для Фонда Калверт 22, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович, Дэвид Торп

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович

Интерпретация объекта в Московской концептуальной школе, Александра Данилова и Елена Куприна-Ляхович






40W

Сергей Волков

Объект, фанера, масло, электрические лампы, 30 x 111

Собрание Музея МАНИ

1987

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. Специальная версия для Фонда Калверт 22, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович, Дэвид Торп

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Буду

Сергей Ануфриев

Фанера, бумага, гуашь, 90 × 120

Собрание Музея МАНИ

1987

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. Специальная версия для Фонда Калверт 22, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович, Дэвид Торп

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Комната протеста

Владимир Мироненко

Инсталляция. Смешанная техника, 228,5 × 176 × 76,5

Собрание автора

1987

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. Специальная версия для Фонда Калверт 22, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович, Дэвид Торп

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Все художники данного направления хромые

Игорь Чацкин

Объект, 138 x 87 x 19

Собрание Музея МАНИ

1989

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. Специальная версия для Фонда Калверт 22, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович, Дэвид Торп

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович

Интерпретация объекта в Московской концептуальной школе, Александра Данилова и Елена Куприна-Ляхович






Комната Андрея Монастырского

Мария Чуйкова

Бумага, смешанная техника, 34 × 36

Собрание автора

1991

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. Специальная версия для Фонда Калверт 22, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович, Дэвид Торп

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






То одно, то другое

Лев Рубинштейн

91 библиотечная карточка, рукописный текст, 7,5 × 12,5

Собрание автора

1985

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. Специальная версия для Фонда Калверт 22, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович, Дэвид Торп

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Меланхолический альбом

Лев Рубинштейн

97 библиотечных карточек, рукописный текст, 7,5 х 12,5

Собрание автора

1992

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. Специальная версия для Фонда Калверт 22, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович, Дэвид Торп

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Я здесь!

Лев Рубинштейн

98 листов бумаги, рукописный текст, 9 х 14

Собрание автора

1993

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. Специальная версия для Фонда Калверт 22, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович, Дэвид Торп

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Унок. Из серии «Рисунки старых советских мастеров»

Игорь Макаревич

Смешанная техника, 62 х 79

Собрание Екатерины и Владимира Семенихиных

2000

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. Специальная версия для Фонда Калверт 22, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович, Дэвид Торп

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Агитационная машина

Виктор Скерсис

Объект, 73 × 80

Собрание Музея МАНИ

1980

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. Специальная версия для Фонда Калверт 22, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович, Дэвид Торп

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Без названия

Ростислав Лебедев

Дерево, оргалит, масло, 80,5 х 80

Собрание Екатерины и Владимира Семенихиных

1981

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. Специальная версия для Фонда Калверт 22, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович, Дэвид Торп

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Медведь

Леонид Соков

Крашеное дерево, металл, 173 х 41 х 48

Собрание Екатерины и Владимира Семенихиных

1984

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. Специальная версия для Фонда Калверт 22, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович, Дэвид Торп

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Умри

Андрей Филиппов

Смешанная техника, 250 × 85

Собрание Музея МАНИ

1986

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. Специальная версия для Фонда Калверт 22, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович, Дэвид Торп

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович

Интерпретация объекта в Московской концептуальной школе, Александра Данилова и Елена Куприна-Ляхович






Известь

Андрей Филиппов

Холст, смешанная техника, 90 х 120

Собрание Екатерины и Владимира Семенихиных

1987

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. Специальная версия для Фонда Калверт 22, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович, Дэвид Торп

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Красное облако

Борис Орлов

Бумага, смешанная техника, 51 х 55 см

Собрание Екатерины и Владимира Семенихиных

1989

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. Специальная версия для Фонда Калверт 22, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович, Дэвид Торп

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Риму – Рим

Андрей Филиппов

Шелкография, 75,5 x 57,5

Собрание Елены Куприной-Ляхович и Максима Ляховича

1990

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. Специальная версия для Фонда Калверт 22, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович, Дэвид Торп

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Орден Красной Звезды

Мария Константинова

Текстильный объект, 80,5 х 80

Собрание Екатерины и Владимира Семенихиных

1991

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. Специальная версия для Фонда Калверт 22, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович, Дэвид Торп

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Эмблема “Мухомор”

Группа «Мухомор»

Текстильный объект, 6,5 в диаметре

Собрание Владимира Мироненко

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. Специальная версия для Фонда Калверт 22, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович, Дэвид Торп

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович

Мухомор






Охота индейца на орла

Группа «Мухомор»

Холст, масло, коллаж 80 x 160

1978

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. Специальная версия для Фонда Калверт 22, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович, Дэвид Торп

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Процесс создания работы «Охота индейца на орла»

Группа «Мухомор»

Сергей Мироненко, Свен Гундлах, Константин Звездочетов, Владимир Мироненко

Архив Сергея Мироненко

1979-09-30

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. Специальная версия для Фонда Калверт 22, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович, Дэвид Торп

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Документация акции «Раскопки»

Группа «Мухомор»

Совершенно секретно. Разрешение...

Бумага, машинописный текст, 28,9х20,5

Собрание Владимира Мироненко

1979-05-27

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. Специальная версия для Фонда Калверт 22, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович, Дэвид Торп

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Документация акции «Метро»

Группа «Мухомор»

Схема метро

Бумага, фломастер, чернила, 43 × 36,5

Собрание Владимира Мироненко

1979-10-28

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. Специальная версия для Фонда Калверт 22, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович, Дэвид Торп

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович

Мухомор






Документация акции «Метро»

Группа «Мухомор»

Складной альбом. Бумага, смешанная техника, текст, 30,5 х 31 (в сложенном виде)

Собрание Владимира Мироненко

1979-10-28

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. Специальная версия для Фонда Калверт 22, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович, Дэвид Торп

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Фотодокументация акции «Метро»

Группа «Мухомор»

Константин Звездочетов, Владимир Мироненко, Сергей Мироненко

Архив Сергея Мироненко

1979-10-28

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. Специальная версия для Фонда Калверт 22, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович, Дэвид Торп

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Ты нужен миру, Мухомор!

Группа «Мухомор»

Бумага, гуашь, 42,7 × 35 × 5

Собрание Владимира Мироненко

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. Специальная версия для Фонда Калверт 22, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович, Дэвид Торп

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Урлафон. Выходка-2

Группа «Мухомор»

Пластинка в футляре, футляр: картон, фотобумага, черно-белая печать, фломастер, скотч, 22,1 × 22,2

Собрание Сергея Мироненко

1979-04-03

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. Специальная версия для Фонда Калверт 22, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович, Дэвид Торп

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович

Мухомор






Группа «Мухомор» (Алексей Каменский, Сергей Мироненко, Константин Звездочетов, Владимир Мироненко, Свен Гундлах)

Георгий Кизевальтер

Ч/б фотография

1982

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. Специальная версия для Фонда Калверт 22, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович, Дэвид Торп

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Альбом «Битлз»

Группа «Мухомор»

Картон, тушь, фотография, аппликация, 29,5 × 21

Собрание Елены Куприной-Ляхович и Максима Ляховича

1982

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. Специальная версия для Фонда Калверт 22, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович, Дэвид Торп

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович

Чемодан. Выставка произведений из «чемоданной» коллекции группы «Перцы»

APTART. 1982-1984. История






Рекламный плакат СЗ

Группа СЗ

Картон, гуашь, золотая краска, 200 × 280

Собрание Музея МАНИ

1980

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. Специальная версия для Фонда Калверт 22, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович, Дэвид Торп

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович

Группа СЗ






Участники группы «Гнездо» во время перформанса «Высиживайте яйца!» на выставке в Доме культуры ВДНХ

Игорь Пальмин

Ч/б фотография, 39 х 29

Собрание Екатерины и Владимира Семенихиных

1975

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Повязка

Вадим Захаров

Ч/б фотография, 20 х 15

Собрание Екатерины и Владимира Семенихиных

1983

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. Специальная версия для Фонда Калверт 22, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович, Дэвид Торп

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Никита Алексеев в галерее АPTART

Георгий Кизевальтер

Ч/б фотография

1982

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. Специальная версия для Фонда Калверт 22, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович, Дэвид Торп

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






В Галерее АPTART

Георгий Кизевальтер

Стоят (слева направо): Лариса Резун-Звездочетова (?), Константин Звездочетов, Михаил Рошаль, Андрей Филиппов (?) (за Рошалем), Алена Кирцова, Владимир Мироненко, Генрих Сапгир, неизвестная, Елена Романова, Вадим Захаров, Тод Блудо, Юрий Альберт, Ирина Сорокина, Сергей Мироненко, Никита Алексеев, неизвестный, Мануэль Алькайдэ.

Сидят: Андрей Монастырский, Свен Гундлах, Наталья Абалакова, Владимир Сорокин, Анатолий Жигалов

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. Специальная версия для Фонда Калверт 22, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович, Дэвид Торп

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович

APTART. 1982-1984. История






Работа Андрея Филиппова «Риму – Рим!» на выставке «APTART в натуре»

Игорь Макаревич

Московская область, дер. Калистово

1983-05-29

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. Специальная версия для Фонда Калверт 22, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович, Дэвид Торп

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Осень

Никита Алексеев

Клеенка (на тканевой стороне), акрил, 262 х 138

Собрание Екатерины и Владимира Семенихиных

1986

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. Специальная версия для Фонда Калверт 22, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович, Дэвид Торп

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Дикие песни нашей родины

Группа "Чемпионы мира"

Смешанная техника, 45 × 26 × 23

Собрание Музея МАНИ

1987

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. Специальная версия для Фонда Калверт 22, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович, Дэвид Торп

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович

Интерпретация объекта в Московской концептуальной школе, Александра Данилова и Елена Куприна-Ляхович






Группа «Среднерусская возвышенность»

Сергей Волков

Черно-белая фотография

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. Специальная версия для Фонда Калверт 22, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович, Дэвид Торп

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Дмитрий Пригов и Григорий Брускин на выставке «Ретроспекция. 1957 – 1987»

Игорь Макаревич

Ч/б фотография

1987

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. Специальная версия для Фонда Калверт 22, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович, Дэвид Торп

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






«Творческая атмосфера и художественный процесс» - первая выставка в «Клубе авангардистов»

Игорь Макаревич

Ч/б фотография

1987

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. Специальная версия для Фонда Калверт 22, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович, Дэвид Торп

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Михаил Рошаль на выставке «Ретроспекция. 1957 – 1987»

Игорь Макаревич

Ч/б фотография

1987

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. Специальная версия для Фонда Калверт 22, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович, Дэвид Торп

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Выставка «Клуба авангардистов».«Баня».Мужское отделение Сандуновских бань

Игорь Макаревич

Ч/б фотография

1988

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. Специальная версия для Фонда Калверт 22, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович, Дэвид Торп

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Выставка «Клуба авангардистов» «Шизокитай: галлюцинация у власти». Строительный павильон ВДНХ на Фрунзенской набережной

Юрий Альберт

Черно-белая фотография

1990

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. Специальная версия для Фонда Калверт 22, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович, Дэвид Торп

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Бейт

Игорь Макаревич

Смешанная техника, 103 х 163 х 11,5

Собрание Екатерины и Владимира Семенихиных

1989

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. Специальная версия для Фонда Калверт 22, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович, Дэвид Торп

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Книжка на коньках

Андрей Филиппов

Объект, 9,7 х 15,5 х 25

Собрание Екатерины и Владимира Семенихиных

1989-2004

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. Специальная версия для Фонда Калверт 22, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович, Дэвид Торп

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Поле действия (Эскиз инсталляции)

Андрей Филиппов

Смешанная техника, 24,3 × 100

Собрание автора

2010

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. Специальная версия для Фонда Калверт 22, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович, Дэвид Торп

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Один рубль

Оскар Рабин

Холст, масло, 80,5 х 99.

Государственная Третьяковская галерея

1967

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Сиденье. Вещевая картина

Борис Турецкий

Ассамбляж, 61х44х11

Государственная Третьяковская Галерея

1974

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Пейзаж

Борис Матросов

Холст, масло, 120,5х148,5

Собрание Пакиты Эскофе Миро

1992

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Я приобрел врагов

Вадим Захаров

Ч/б фотография

1982

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Выгни спину, наклони голову...

Вадим Захаров

Холст, масло, 80х160

Собрание Юрия Альберта

1984

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Тяни-толкай

Владимир Мироненко

Дерево, плексиглас, электрическая инсталляция, акрил, картон, 142x109x11,5

Собственность автора

1992

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Мне вам нечего сказать языком искусства

Сергей Мироненко

Инсталяция, 200x20x20

Собрание Екатерины и Владимира Семенихиных

1990

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






New

Сергей Мироненко

Холст, масло, 200,5x201

Собрание Екатерины и Владимира Семенихиных

1990

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Из цикла "Квартира 22"

Виктор Пивоваров

Дерево, холст, нитроэмаль, 54,7x91

Собрание Екатерины и Владимира Семенихиных

1993

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Удвоение

Михаил Чернышов

Холст, масло, 120х139,5

Музей "Другое искусство". Музейный центр Российского государственного гуманитарного университета

Коллекция Л.П. Талочкина

Частное собрание

1978

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Дверь №6

Оскар Рабин

Холст, масло, 82х103

Собрание Екатерины и Владимира Семенихиных

1966

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Фотодокументация акции группы КД "Ворот". Московская область, Киевогорское поле

Георгий Кизевальтер

Ч/б фотография

1985-10-27

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Мастерская Игоря Макаревича (Вадим Захаров, Игорь Макаревич)

Георгий Кизевальтер

Ч/б фотография, ПМ1

1982

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Эрик Булатов в мастерской

Георгий Кизевальтер

Ч/б фотография, ПМ1

1982

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Николай Вечтомов в мастерской

Георгий Кизевальтер

Ч/б фотография, ПМ1

1982

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Живопись

Сергей Волков

Холст, масло, 4 части, 100x480(общий размер)

Собрание Екатерины и Владимира Семенихиных

1988

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






В квартире-мастерской Натальи Абалаковой и Анатолия Жигалова

Георгий Кизевальтер

Ч/б фотография, ПМ1

1982

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Душа

Николай Овчинников

Оргалит, масло, 139х330

Собрание музея МАНИ

1985

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Анатолий Зверев на кухне в мастерской Владимира Немухина и Николая Вечтомова

Георгий Кизевальтер

Ч/б фотография, ПМ2

1985

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Юрий Соболев в квартире-мастерской

Георгий Кизевальтер

Ч/б фотография, ПМ2

1985

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Группа "Мухомор" в штаб-квартире у братьев Мироненко (Сергей Мироненко, Константин Звездочетов, Владимир Мироненко, Алексей Каменский)

Георгий Кизевальтер

Ч/б фотография, ПМ1

1982

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Мастерская Франциско Инфанте

Георгий Кизевальтер

Ч/б фотография, ПМ1

1982

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Квартира Дмитрия Пригова (Дмитрий Пригов, Вадим Захаров)

Георгий Кизевальтер

Ч/б фотография, ПМ1

1982

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






В мастерской Ильи Кабакова (Илья Кабаков и Вадим Захаров)

Георгий Кизевальтер

Ч/б фотография, ПМ1

1982

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






В квартире-мастерской Александра Юликова (Александр Юликов, Вадим Захаров)

Георгий Кизевальтер

Ч/б фотография, ПМ1

1982

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Выставка

Игорь Макаревич

Фото Игоря Макаревича

1990

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Мастерская Ивана Чуйкова

Георгий Кизевальтер

Ч/б фотография, ПМ1

1982

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Выставка "В сторону объекта".

Игорь Макаревич

Фото Игоря Макаревича

1990

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Андрей Абрамов с дочерью

Георгий Кизевальтер

Ч/б фотография

1984

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Эдуард Штейнберг в мастерской

Георгий Кизевальтер

Ч/б фотография, ПМ1

1982

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Квартира Дмитрия Пригова

Георгий Кизевальтер

Ч/б фотография, ПМ1

1982

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Абстрактная композиция №36

Лидия Мастеркова

Бумага, акварель, 56x76

Собрание Екатерины и Владимира Семенихиных

1962

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Мастерская Ростислава Лебедева

Георгий Кизевальтер

Ч/б фотография, ПМ1

1982

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Мастерская Игоря Макаревича

Георгий Кизевальтер

Ч/б фотография, ПМ1

1982

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Мастерская Владимира Немухина (Владимир Немухин, Эдуард Штейнберг)

Георгий Кизевальтер

Ч/б фотография, ПМ2

1985

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Игорь Макаревич на выставке в Бутырской тюрьме

Игорь Макаревич

Автор фотографии Елена Елагина

1992

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Оскар Рабин

Игорь Пальмин

Ч/б фотография, 29х39

Собрание Екатерины и Владимира Семенихиных

1969

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






В квартире-мастерской Юрия Альберта и Надежды Столповской (Надежда Столповская, Юрий Альберт, Вадим Захаров)

Георгий Кизевальтер

Ч/б фотография, ПМ1

1982

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Выставка "Клуба авангардистов" в Бутырской тюрьме, организованной институтом современного искусства

Игорь Макаревич

Фото Игоря Макаревича

1992

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Выставка "В сторону объекта"

Игорь Макаревич

Фото Игоря Макаревича

1990

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Выставка "Ретроспекция". 1957-1987. Любительское объединение "Эрмитаж".

Игорь Макаревич

Фото Игоря Макаревича

1987

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Оскар Рабин

Игорь Пальмин

Ч/б фотография, 39х29

Собрание Екатерины и Владимира Семенихиных

1968

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Владимир Немухин в мастерской

Георгий Кизевальтер

Ч/б фотография, ПМ2

1985

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Брошенный пасьянс

Владимир Немухин

Холст, масло, смешанная техника, 96,5х110

Собрание Екатерины и Владимира Семенихиных

1966

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Выставка "Ретроспекция". 1957-1987. Любительское объединение "Эрмитаж".

Игорь Макаревич

Фото Игоря Макаревича

1987

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Лидия Мастеркова

Игорь Пальмин

Ч/б фотография, 29х39

Собрание Екатерины и Владимира Семенихиных

1968

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Сергей Ануфриев и Михаил Рошаль на выставке "Ретроспекия. 1957-1987" любительское объединение "Эрмитаж"

Игорь Макаревич

Фотография Игоря Макаревича

1987

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Появление

Николай Вечтомов

Бумага, масло, пастель, 36х48

Собрание Екатерины и Владимира Семенихиных

1979

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Лев Кропивницкий

Игорь Пальмин

Ч/б фотография, 39х29

Собрание Екатерины и Владимира Семенихиных

1971

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Окно в мастерской Краснопевцева

Игорь Пальмин

Ч/б фотография, 39х29

Собрание Екатерины и Владимира Семенихиных

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Дмитрий Краснопевцев

Георгий Кизевальтер

Ч/б фотография, ПМ1

1982

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Мастерская Дмитрия Краснопевцева

Георгий Кизевальтер

Ч/б фотография, ПМ1

1982

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Архитектурная композиция с кубическими формами

Владимир Вейсберг

Холст, масло, 53х53

Собрание Екатерины и Владимира Семенихиных

1978

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Владимир Вейсберг

Игорь Пальмин

Ч/б фотография 39х29

Собрание Екатерины и Владимира Семенихиных

1972

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Мастерская Владимира Вейсберга на Арбате

Игорь Пальмин

Ч/б фотография, 29х39

Собрание Екатерины и Владимира Семенихиных

1983

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Дмитрий и Лиза Плавинские

Игорь Пальмин

Ч/б фотография, 39х29

Собрание Екатерины и Владимира Семенихиных

1983

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Стена явлений

Дмитрий Плавинский

Смешанная техника, 73,5х100х7

Собрание Екатерины и Владимира Семенихиных

1962

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Мастерская Дмитрия Плавинского

Георгий Кизевальтер

Ч/б фотография, ПМ2

1985

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Волос

Константин Звездочетов

Дерево, оргалит, акрил, темпера, лак, 127x16x2

Музей "Другое искусство". Музейный центр Российского государственного гуманитарного университета

Коллекция Л.П. Талочкина

Частное собрание

1986

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Без названия. Начало

Группа "Чемпионы мира"

Бумага, гуашь, 235x86

Собрание Юрия Альберта

Начало 1990-ых

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Носорог

Лариса Резун-Звездочетова

Оргалит, ткань, смешанная техника, 122.5x160.5

Собрание Екатерины и Владимира Семенихиных

1988

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Чукотская легенда

Лариса Резун-Звездочетова

Оргалит, смешанная техника, 122x200

Собрание Екатерины и Владимира Семенихиных

Конец 1980-ых

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Никита Алексеев в своей квартире-галерее APTART

Георгий Кизевальтер

Фото Георгия Кизевальтера

1982

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Анатолий Зверев

Георгий Кизевальтер

Ч/б фотография, ПМ2

1985

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Слоники

Вадим Захаров

4 черно-белые фотографии

Собрание Екатерины и Владимира Семенихиных

16х10,4 (каждая)

1981

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Церковь в Переделкино

Анатолий Зверев

Холст, масло, 101,5х76

Собрание Екатерины и Владимира Семенихиных

1959

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Автопортрет

Анатолий Зверев

Бумага, смешанная техника, 59,3х41,8

Собрание Екатерины и Владимира Семенихиных

1957

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Цветок

Владимир Яковлев

Картон, масло, 50х70

Собрание Екатерины и Владимира Семенихиных

1974

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Птицы

Юрий Соболев

Бумага, цветная тушь, графитный карандаш, белила, 18,6х26,7

Собрание Галины Метеличенко

1962

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Двое

Юрий Соболев

Бумага, тушь, серебряная краска, 27х19

Собрание Галины Метеличенко

1964

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Композиция с яйцами

Юло Соостер

Картон, масло, 35х48,7

Собрание Екатерины и Владимира Семенихиных

1962

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Яйцо на сером фоне

Юло Соостер

Картон, масло, 34,5х50

Собрание Екатерины и Владимира Семенихиных

1959-1962

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Удвоение I

Михаил Чернышов

Холст, масло, битумный лак, 150х200,5

Музей "Другое искусство". Музейный центр Российского государственного гуманитарного университета

Коллекция Л.П. Талочкина

Частное собрание

1976

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Владимир Янкилевский

Игорь Пальмин

Ч/б фотография 39х29

Собрание Екатерины и Владимира Семенихиных

1972

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Торс

Владимир Янкилевский

Дерево, металл, масло, 156х98х30

Собрание Екатерины и Владимира Семенихиных

1965

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Мастерская Владимира Янкилевского

Георгий Кизевальтер

Ч/б фотография, ПМ1

1982

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Эдуард Штейнберг

Георгий Кизевальтер

Ч/б фотография, ПМ1

1982

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Пейзаж "Город"

Эдуард Штейнберг

Холст, масло, 88х67

Собрание Екатерины и Владимира Семенихиных

1968

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Композиция «А-Я»

Эдуард Штейнберг

Холст, масло, 100,5х59,5

Собрание Екатерины и Владимира Семенихиных

Конец 1960-х (Late 1960s)

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Пол. Метлахская плитка

Михаил Рогинский

Холст, масло, 90х100

Музей "Другое искусство". Музейный центр Российского государственного гуманитарного университета

Коллекция Л.П. Талочкина

Частное собрание

1965

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Подготовка выставки в Доме культуры ВДНХ (Леонид Талочкин и Татьяна Колодзей)

Игорь Пальмин

Ч/б фотография, 39х29

Собрание Екатерины и Владимира Семенихиных

1975

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Выставка в павильоне «Пчеловодство» на ВДНХ

Игорь Пальмин

Ч/б фотография, 39х29

Собрание Екатерины и Владимира Семенихиных

1975

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Посетители на выставке в Доме культуры ВДНХ

Игорь Пальмин

Ч/б фотография, 29х39

Собрание Екатерины и Владимира Семенихиных

1975

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Точка в своем пространстве (вариант «И»). Из цикла «Образы метафизического измерения»

Франциско Инфанте

Холст, масло, 100х100

Собрание Екатерины и Владимира Семенихиных

1964

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Дмитрий Пригов на фоне своей работы на выставке "Ретроспекция. 1957-1987"

Игорь Макаревич

Любительское объединение "Эрмитаж", выставочный зал на ул. Профсоюзная, 100

1987

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Квартира-мастерская Никиты Алексеева. Свен Гундлах, Никита Алексеев (стоит)

Георгий Кизевальтер

Ч/б фотография, ПМ1

1982

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Борис Орлов в мастерской

Георгий Кизевальтер

Ч/б фотография, ПМ1

1982

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Ростислав Лебедев в мастерской

Георгий Кизевальтер

Ч/б фотография, ПМ1

1982

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Чтение Льва Рубинштейна в квартире у Ирины Наховой

Георгий Кизевальтер

Ч/б фотография

1976

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






В мастерской Ивана Чуйкова

Георгий Кизевальтер

Ч/б фотография, ПМ1

1982

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Виктор Пивоваров

Георгий Кизевальтер

Ч/б фотография

1975

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Лестница

Виктор Пивоваров

Оргалит, нитроэмаль, 173х133,5

Собрание Екатерины и Владимира Семенихиных

1974

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Выбор

Виктор Пивоваров

Оргалит, нитроэмаль, 173х133,5

Собрание Екатерины и Владимира Семенихиных

1976

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Илья Кабаков в мастерской

Георгий Кизевальтер

Ч/б фотография

1984

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Лиза N. и Вадим Захаров в мастерской Ильи Кабакова

Георгий Кизевальтер

Ч/б фотография, ПМ1

1982

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Мастерская Ильи Кабакова

Георгий Кизевальтер

Ч/б фотография, ПМ1

1982

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Мастерская Эрика Булатова

Георгий Кизевальтер

Ч/б фотография, ПМ1

1982

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Времена года. Слава КПСС. Часть 1. Весна - осень. Часть 2. Лето - зима

Александр Косолапов

Оргалит, масло, 80,5х70,5

Собрание Екатерины и Владимира Семенихиных

1975

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Мастерская Ивана Чуйкова

Георгий Кизевальтер

Ч/б фотография, ПМ1

1982

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Иван Чуйков. Монтаж выставки в Доме ученых

Игорь Пальмин

Ч/б фотография, 39х29

Собрание Екатерины и Владимира Семенихиных

1978

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Окно XIV

Иван Чуйков

Дерево, нитроэмаль, 149х120,5

Государственный музей изобразительных искусств имени А.С. Пушкина

1980

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Мастерская Эдуарда Гороховского

Георгий Кизевальтер

Ч/б фотография, ПМ1

1982

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Кирпич

Эдуард Гороховский

Холст, смешанная техника, 115,5х116,5

Собрание Екатерины и Владимира Семенихиных

1983

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Мастерская Сергея Шаблавина

Георгий Кизевальтер

Ч/б фотография, ПМ1

1982

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Сергей Шаблавин в мастерской

Георгий Кизевальтер

Ч/б фотография, ПМ1

1982

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Железный занавес

Михаил Рошаль

Железо листовое, металл, масло, 102х100,5

Государственная Третьяковская галерея

1976

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Самиздатовская книжка. «Белая» серия

Илья Кабаков

Бумага, машинописный текст, шариковая ручка, карандаш, ч/б фотографии, металлические скобы, 29,6 x 21

Лист с фоторепродукцией.

Надпись на листе от руки: 23 [в круге], "Бердянская коса" 1970 г. Орг. эм 185х216

Собрание Елены Куприной-Ляхович и Максима Ляховича

1983

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Римма Герловина с кубиками

Игорь Макаревич

Ч/б фотография

1979

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Андрей Монастырский и его объект «Палец»

Андрей Абрамов

Из архива Андрея Монастырского

1978

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Фотодокументация акции

Группа СЗ

Фото из архива Вадима Захарова

1981-1982

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович

Группа СЗ






Фотодокументация акции "Защита и курсы самообороны"

Группа СЗ

Фото из архива Вадима Захарова

1981-1982

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович

Группа СЗ






Фотодокументация акции "Запугивание двери" из серии "Защита и курсы самообороны"

Группа СЗ

Фото из архива Вадима Захарова

1981-1982

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович

Группа СЗ






Фотодокументация акции "Защита и курсы самообороны"

Группа СЗ

Фото из архива Вадима Захарова

1981-1982

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович

Группа СЗ






Пояснительный текст Виктора Скерсиса

Группа СЗ

Собрание Вадима Захарова

1983

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович

Группа СЗ






Рисунок к проекту

Группа СЗ

Фото из архива Вадима Захарова

Бумага, темпера, 29,7 х 21

1982

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович

Группа СЗ






Группа СЗ ( Вадим Захаров, Виктор Скерсис)

Группа СЗ

Фото из архива Вадима Захарова

1982

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович

Группа СЗ






Русские

Лариса Резун-Звездочетова

Оргалит, нитроэмаль, 122x 202

Собрание Музея МАНИ

1988

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Выставка ''APTART в натуре'' Московская область

Игорь Макаревич

Вото Игоря Макаревича

29 мая 1983

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Выставка ''APTART в натуре'' Московская область

Игорь Макаревич

Фото Игоря Макаревича

29 мая 1983

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Фотодокументация акции группы "Коллективные действия" "Место действия"

Игорь Макаревич

Московская область, Киевогорское поле (Николай Панитков, Андрей Монастырский, Елена Елагина, Никита Алексеев)

1979-10-07

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Фотодокументация акции группы "Коллективные действия" "Время действия"

Игорь Макаревич

Московская область, Киевогорское поле

1978-10-15

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Фотодокументация акции группы "Коллективные действия" "Время действия"

Игорь Макаревич

Московская область, Киевогорское поле

1978-10-15

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Фотодокументация акции группы "Коллективные действия" "Время действия"

Игорь Макаревич

Московская область, Киевогорское поле

1978-10-15

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Чиновник

Константин Звездочетов

Холст, масло, 80x50

Коллекция Екатерины и Владимира Семенихиных

1983

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Фотодокументация акции группы "Коллективные действия" "Десять появлений"

Игорь Макаревич

Московская область, Киевогорское поле

1981-02-01

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Фотодокументация акции группы "Коллективные действия" "Десять появлений"

Георгий Кизевальтер

Московская область, Киевогорское поле

1981-02-01

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Фотодокументация акции группы "Коллективные действия" "Десять появлений"

Игорь Макаревич

Московская область, Киевогорское поле

1981-02-01

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Фотодокументация акции группы "Коллективные действия" "Произведение изобразительного искусства - картина""

Игорь Макаревич

Московская область, Киевогорское поле

1987-10-24

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Живопись для слепых. Визуальная культура (лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать). Из серии

Юрий Альберт

Оргалит, акрил, пластмасса, 120х200

Собрание Музея МАНИ

1988

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Семь листов из графического цикла "Колобок"

Сергей Ануфриев

Бумага, смешанная техника, 29,3х22

Собрание Марии Чуйковой

1993

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Мужской платок пестротканый мерсеризованный

Группа «Мухомор»

Смешанная техника, 150x120

Собрания Пакиты Эскофе Миро

Работа Сергея Мироненко

1983

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Гитлер Капут Мортум

Группа «Мухомор»

Частные коллекции

Работа Сергея Мироненко

1983

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Портрет жены с ребенком. Часть диптиха

Виталий Комар

Холст, масло, 76,5х51,5

Собрание Владимира Антоничука

1972

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Демонстрация

Александр Меламид

Оргалит, масло, 93х89

Собрание Екатерины и Владимира Семенихиных

1972

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Работы Юрия Альберта на выставке

Юрий Альберт

Архив Юрия Альберта

1983

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Качайте красный насос!

Михаил Рошаль

Инсталляция

Собрание Владимира Антоничука

1975

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Слава КПСС II

Эрик Булатов

Авторское повторение работы 1975 года

Холст, масло, 200х200

Собрание Екатерины и Владимира Семенихиных

2003-2005

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Сталин и Мерилин

Леонид Соков

Смешанная техника, 127х97

Государственный музей изобразительных искусств имени А.С. Пушкина

1989

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Спички

Александр Косолапов

Дерево, оргалит, гипс, масло, 57x31x10

Музей "Другое искусство". Музейный центр Российского государственного гуманитарного университета

Коллекция Л.П. Талочкина

Частное собрание

1974

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Роман-холодильник

Группа «Мухомор»

Смешанная техника, 104x60x57

Государственная Третьяковская галерея

Работа Константина Звездочетова

1982

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Бюст в духе Растрелли

Борис Орлов

Дерево, нитроэмаль, 106x114,5x31,5 (скульптура)

119x52x49 (пьедестал)

Собрание Екатерины и Владимира Семенихиных

1982

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Семь футов под килем

Андрей Филиппов

Дерево, металл, масло, 172,5х60,5

Собрание Екатерины и Владимира Семенихиных

1988-1990

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Аврора

Александр Косолапов

Смешанная техника, 50,8х45

Собрание Владимира Антоничука

1974

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Прописано: постельный режим

Николай Козлов

Смешанная техника, 187х77х21

Государственная Третьяковская Галерея

1987

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Николай Козлов

Георгий Кизевальтер

Ч/б фотография

1984

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Генштабовская игра

Николай Козлов

Смешанная техника

Размеры варьируются

Государственная Третьяковская галерея

1991

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Птица счастья

Дмитрий Врубель

Картон, акрил, 113х82

Собрание Музея МАНИ

1986

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Александр Юликов в квартире-мастерской

Георгий Кизевальтер

Ч/б фотография, ПМ1

1982

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Стихи Мандельштама

Александр Юликов

Бумага, тушь, 74,8х73

Собрание автора

1979

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Белая композиция

Александр Юликов

Холст, масло, 82х64

Собрание автора Юрия Альберта

1981

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Квартира-мастерская Юрия Альберта и Надежды Столповской

Георгий Кизевальтер

Просмотр работ Надежды Столповской

Ч/б фотография, ПМ1

1982

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Апельсин

Надежда Столповская

Бумага, смешанная техника, 59,4х59,4

Собрание Юрия Альберта

1979

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Портрет Юрия Альберта в клетчатой рубашке II

Надежда Столповская

Бумага, тушь, 84х16

Собрание Юрия Альберта

1979

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Очистка апельсина

Надежда Столповская

Бумага, тушь, 58х58,5

Собрание Юрия Альберта

1977

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Очистка апельсина

Надежда Столповская

Бумага, тушь, 58х58,5

Собрание Юрия Альберта

1977

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Рассказ

Светлана Копыстянская

Смешанная техника, 180х130

Собрание Екатерины и Владимира Семенихиных

1988

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Пейзаж №4

Светлана Копыстянская

Холст, темпера, 125х160

Собрание Екатерины и Владимира Семенихиных

1988

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Неоконченный монолог

Андрей Ройтер

Холст, масло, 150х200

Собрание Музея МАНИ

1989

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Зеленые знаки. Диптих. Часть II

Андрей Ройтер

Холст, масло, смешанная техника, 101х81

Собрание Музея МАНИ

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Стена №1

Ирина Нахова

Холст, масло, 200х200

Собрание Екатерины и Владимира Семенихиных

1985

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Ирина Нахова в мастерской

Георгий Кизевальтер

Ч/б фотография, ПМ2

1985

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Двери. Диптих

Сергей Волков

Холст, масло, 200х149,5 (каждая)

Собрание Екатерины и Владимира Семенихиных

1987

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Дуга для 32 смятых бумажек

Вадим Захаров

Холст, масло, смятая бумага, 150х200 (каждая)

Собрание Екатерины и Владимира Семенихиных

1989

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Портрет поручика Ржевского

Группа «Мухомор»

Фанера, темпера, 80х60

Работа Сергея Мироненко

Собрание автора

1979

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Текст "Дорогие друзья..."

Группа «Мухомор»

Фотографии из серии "Мухомор в античности" (1980)

Лист с текстом и фотографиями

1979

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Автопортрет

Группа «Мухомор»

Оргалит, масло, 80x50

Работа Константина Звездочетова

Собрание Музея МАНИ

1979

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Портрет Сергея Мироненко

Группа «Мухомор»

Оргалит, масло, 80x50

Работа Константина Звездочетова

Собрание Музея МАНИ

1979

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Портрет Владимира Мироненко

Группа «Мухомор»

Оргалит, масло, 80x50

Работа Константина Звездочетова

Собрание Музея МАНИ

1979

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Портрет Свена Гундлаха

Группа «Мухомор»

Оргалит, масло, 80x50

Работа Константина Звездочетова

Собрание Музея МАНИ

1979

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Портрет Алексея Каменского

Группа «Мухомор»

Оргалит, масло, 80x50

Работа Константина Звездочетова

Собрание Музея МАНИ

1979

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Треуголка

Группа «Мухомор»

Бумага, фломастер, гуашь, длина 73

Собрание Владимира Мироненко

1979

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Приглашение на выходку

Группа «Мухомор»

Бумага, фломастер, 9х16

Собрание Сергея Мироненко

1980

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






"Что нашли хорошего в этих Мухоморах?"

Юрий Альберт

Оргалит, эмаль, 48х61

Собрание Музея МАНИ

1983

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Фотодокументация акции "Раскопки"

Группа «Мухомор»

Сергей Мироненко, Леонид Талочкин, Валерий Герловин, Татьяна Вальденштейн

Фото Алексея Каменского

1979-05-27

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Фотодокументация акции "Раскопки"

Группа «Мухомор»

Сергей Тарабаров, Леонид Талочкин, Свен Гундлах

Фото Алексея Каменского

1979-05-27

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Фотодокументация акции "Раскопки"

Группа «Мухомор»

Андрей Монастырский, Иосиф Бакштейн, Сергей Тарабаров

Фото Алексея Каменского

1979-05-27

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Фотодокументация акции "Раскопки"

Группа «Мухомор»

Александр Чачко, Андрей Монастырский, Валерий Герловин

Фото Алексея Каменского

1979-05-27

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Выпусти птицу!

Группа «Мухомор»

Бумага, акварель, тушь, фломастер, 30,6х43

Собрание Владимира Мироненко

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Вторая выставка «Клуба авангардистов»

Игорь Макаревич

Ч/б фотография

1988

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. Специальная версия для Фонда Калверт 22, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович, Дэвид Торп

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






В мастерской Эдуарда Гороховского (Эдуард Гороховский, Вадим Захаров)

Георгий Кизевальтер

Ч/б фотография, ПМ1

1982

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Изготовление котлет из газеты «Правда»

Виталий Комар, Александр Меламид

Фотографии перформанса и объекты. Фото Валентина Серова.

1974

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Николай Вечтомов в Лизаново

Игорь Пальмин

Черно-белая фотография, 29 х 39 см.

1969

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Герб

Лев Кропивницкий

Масло, темпера, коллаж на холсте, 99.5 х 80 см.

1971

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Восемь рисунков

Дмитрий Краснопевцев

Бумага, карандаш, тушь.

1970

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Владимир Яковлев

Игорь Пальмин

1983

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Юрий Злотников

Игорь Пальмин

1984

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Из серии Сигнальная система, №11, №14

Юрий Злотников

Гуашь и темпера на бумаге 91 х 67.5 см.

1957-1962

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Монтаж выставки в павильоне «Пчеловодство»

Игорь Пальмин

Черно-белая фотография, 29 х 39 см. Фото Игоря Пальмина. Коллекция Екатерины и Владимира Семенихиных.

1975

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Сергей Бордачев с посетителем выставки «Цвет, форма, пространство»

Игорь Пальмин

На заднем фоне – работы Михаила Чернышева. Фото Игоря Пальмина. Коллекция Екатерины и Владимира Семенихиных.

1979

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Монтаж выставки в павильоне «Пчеловодство». Эдуард Штейнберг, Виктор Пивоваров, Дмитрий Краснопевцев

Игорь Пальмин

Черно-белая фотография, 29 х 39 см. Фото Игоря Пальмина. Коллекция Екатерины и Владимира Семенихиных.

1975

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Монтаж выставки в павильоне «Пчеловодство». Отари Кандауров, Дмитрий Краснопевцев, Эдуард Штейнберг, Владимир Янкилевский

Игорь Пальмин

Черно-белая фотография, 29 х 39 см. Фото Игоря Пальмина. Коллекция Екатерины и Владимира Семенихиных.

1975

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Римма Герловина, Нонна Горюнова и Франциско Инфанте на групповой выставке в Доме ученых

Игорь Пальмин

Черно-белая фотография, 29 х 39 см. Фото Игоря Пальмина. Коллекция Екатерины и Владимира Семенихиных.

1978

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Алексей Тяпушкин, Илья Кабаков и Владимир Янкилевский в коридоре старого Городского комитета художников до выставки в павильоне «Пчелово

Игорь Пальмин

Черно-белая фотография, 39 х 29 см. Фотография Игоря Пальмина. Коллекция Екатерины и Владимира Семенихиных.

1975

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. Специальная версия для Фонда Калверт 22, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович, Дэвид Торп






Три листа из альбома «Они говорят…»

Илья Кабаков

Коллекция Екатерины и Владимира Семенихиных.

1989

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. Специальная версия для Фонда Калверт 22, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович, Дэвид Торп






Три листа из альбома «Они говорят…»

Илья Кабаков

Коллекция Екатерины и Владимира Семенихиных.

1989

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. Специальная версия для Фонда Калверт 22, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович, Дэвид Торп






Три листа из альбома «Они говорят…»

Илья Кабаков

Коллекция Екатерины и Владимира Семенихиных.

1989

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. Специальная версия для Фонда Калверт 22, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович, Дэвид Торп






Круг. Квадрат. Треугольник

Виталий Комар, Александр Меламид

Лист из самиздатовского журнала "Метки по новой живописи". Фотопринт, 32.4 х 44.2 см. Коллекция Юрия Альберта

1974

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Начальные сведения о фотографировании снов

Римма Герловина, Валерий Герловин

Фотобумага,печать, 23 х 33.2 см. Коллекция Елены Елагины и Игоря Макаревича.

1976

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Игорь Макаревич в мастерской

Игорь Макаревич

Архив Игоря Макаревича.

1980

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Осетры

Елена Елагина, Игорь Макаревич

Смешанная техника, 47 х 57 см. Коллекция Елены Елагиной и Игоря Макаревича.

1989

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Без названия

Георгий Кизевальтер

Дерево и ткань. Диаметр 86 см. Коллекция Юрия Альберта.

1976

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Щит к акции группы Коллективные действия «Партитура»

Андрей Монастырский

Оргалит, смешанная техника, 60 х 83 см. Коллекция музея МАНИ.

1985

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Гренландия

Юрий Лейдерман

Холст, масло, 150 х 200 см. Коллекция музея МАНИ.

1988

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Времена года. Распад СССР

Павел Пепперштейн

Смешанная техника на бумаге, 33 х 39.4 см. Коллекция Марьи Чуйковой.

1992

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Товарная панель при легком искажении. Часть 1

Группа «Инспекция "Медицинская герменевтика"»

Инсталляция. Стакан25 х 90 см, 5 банок, молокоотсос, плевательница, чашечки глазные 31.2 х 90 х 12см. Третьяковская галерея.

1988

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Товарная панель при легком искажении. Часть 2

Группа «Инспекция "Медицинская герменевтика"»

Инсталляция. Стакан25 х 90 см, 5 банок, молокоотсос, плевательница, чашечки глазные 31.2 х 90 х 12см. Третьяковская галерея.

1988

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Виталий Комар с Цитатой

Виталий Комар, Александр Меламид

1972

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Идеальный лозунг

Виталий Комар, Александр Меламид

1972

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Папуасы

Вадим Захаров

Черно-белая фотография, 17.8 х 16.8 см. Коллекция Екатерины и Владимира Семенихиных.

1982

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. Специальная версия для Фонда Калверт 22, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович, Дэвид Торп






Папуасы

Вадим Захаров

Черно-белая фотография, 17.8 х 16.8 см. Коллекция Екатерины и Владимира Семенихиных.

1982

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. Специальная версия для Фонда Калверт 22, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович, Дэвид Торп






Папуасы

Вадим Захаров

Черно-белая фотография, 17.8 х 16.8 см. Коллекция Екатерины и Владимира Семенихиных.

1982

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. Специальная версия для Фонда Калверт 22, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович, Дэвид Торп






Папуасы

Вадим Захаров

Черно-белая фотография, 17.8 х 16.8 см. Коллекция Екатерины и Владимира Семенихиных.

1982

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. Специальная версия для Фонда Калверт 22, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович, Дэвид Торп






Плакат выставки «Перспективы концептуализма» ( Выставка «Клуба Авангардистов»)

Клуб авангардистов

1990

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Куры (Симуляцеллез. Секуляризация)

Николай Панитков

Инсталляция. Сухой древесный ствол, пенопласт, шесть медицинских белых халатов, акрил, подиум из оргалита или фанеры

Собрание автора

1989

Николай Панитков. Не художественная выставка

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Без названия

Борис Матросов

Смешанная техника, 60 х 80 х 8 см.

1996

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Фрагмент альбома «Вокноглядящий Архипов». Лист 12

Илья Кабаков

Собрание Екатерины и Владимира Семенихиных

1972-1974

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Объект акции «Произведение изобразительного искусства - картина»

Группа "Коллективные действия" (КД)

Холст, масло, 130 х 180 см.

1987

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Двойной автопортрет в виде Ленина и Сталина

Виталий Комар, Александр Меламид

Former Komar & Melamid Art Studio Archive.

1972

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович










   Каталоги



Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст 70-80-е года ХХ века

Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович (авт.-сост.)

М. 2010.





   Публикации


Артхроника

2010-12-01

http://artchronika.ru/gorod/поле-действия-московская-концептуал/

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 1970–1980-е годы ХХ века

Ирина Кулик

            «Поле действия» - первая в России музейного размаха выставка, посвященная самому влиятельному из послевоенных движений отечественного современного искусства – московскому концептуализму. Начинается экспозиция с фотосерии «По мастерским», сделанной Георгием Кизевальтером и Вадимом Захаровым в восьмидесятые годы. «Поле действия» у кураторов выставки Александры Даниловой и Елены Куприной-Ляхович представляет московский концептуализм не столько как историю людей, сколько как летопись определенного круга художников. В обширной части экспозиции, озаглавленной «Истоки. Поиски языка», можно увидеть чуть ли не всех нонконформистов –шестидесятников – Оскара Рабина и Юрия Злотникова, Михаила Рогинского и Владимира Янкилевского, Анатолия Зверева и Владимира Яковлева, многие из них не то что не связаны с концептуализмом, но скорее являются его антагонистами, но понятно, что не было такого концептуалиста, который не был бы знаком с их творчеством и с ними самими. А вот про нынешних последователей концептуализма на выставке ничего не сказано, но это не столько строгость исторического подхода, сколько, напротив, указание на то, что выставка сделана как бы от лица самого этого круга художников. С этой самой внутренней точки зрения задаваться вопросом о том, чем, собственно, был пресловутый «московский романтический», вроде бы излишне. Но увидев его на столь масштабной выставке , ловишь себя на мысли: всем, чем угодно, только не концептуализмом в международном понимании этого слова. Не то чтобы он существовал совсем вне интернационального художественного контекста. Тут есть поп-арт (Эрик Булатов или Комар и Меламид) и «Флюксус» (текстовые объекты Дмитрия Александровича Пригова и Валерия и Риммы Герловиных, хеппенинги «Мухоморов» и «С3» или даже Илья Кабаков в своей бумажной и мусорной ипостаси), сюрреализм (Виктор Пивоваров и Елена Елагина и Игорем Макаревичем), гиперреализм (Олег Васильев и Ирина Нахова), нью-вейв. Но вот чего у нас, судя по выставке, не было, так это аналогов собственно концептуализму. Даже объекты и документация перформансов группы «КД» ближе не к творениям Джозефа Кошута, но метафизическому шаманству Йозефа Бойса.

            Московский концептуализм предстает не только «романтическим», но и материалистическим. Никакой дематериализации художественного объекта. Вместо расшифрованной западной пустоты – напряженное сопротивление косному материалу, который у отечественных концептуалистов тот же, что и у их современников из стана официального искусства, преимущественно холст/масло. Доминирующим форматом на выставке оказываются не объекты, тексты и документация, а плотная живопись, без которой не могли обойтись несколько генераций концептуалистов – Иван Чуйков, Никита Алексеев, Андрей Филиппов, Сергей Волков, Вадим Захаров. Конечно, можно сделать скидку на то, что выставка «Поле действия» основана на частных собраниях (прежде всего самого фонда «Екатерина»), а коллекционеры собирают все же не идеи, а их воплощение. Впрочем, все равно понятно, что московский концептуализм был куда более вещественным и куда менее прозаичным, чем международный, и разобраться в том, что же это было, трудно даже после такой подробной выставки, как «Поле действия», ощущение от которой чем-то напоминает один из представленных экспонатов: спутанные витки покоящейся в витрине семикилометровой веревки, которую в развернутом состоянии видели только некогда тянувшие ее из леса участники акции «КД» «Время действия».

Winzavod artreview

2010-11-01

http://winzavod.ru/artreview/archive/winzavod_15_2010.pdf

Большие романтики

Сергей ХАЧАТУРОВ

            Собрав все вместе на базе внушительной коллекции Екатерины и Владимира Семенихиных, кураторы Александра Данилова и Елена Куприна-Ляхович решили, что пришла пора осмыслить, переосмыслить и показать историю московского концептуализма. Шесть разделов — «Предыстория. Поиски языка», «Пространства», «Знаки/Структуры», «Поверхности», «Мифологии», «Новая волна 1980-х» и «Эпилог. Эпоха счастья» — претендуют на ретроспекцию искусства идеи. В беседе с кураторами один из участников действа Юрий Альберт признался, что «границы направлений у нас часто проходят не между художниками, а между работами, а иногда даже по половине работы». Как с этим быть? Как показывать? В этом смысле заслуживает благодарности теоретик Борис Гройс. Именно он ввел традицию организации подобных экспозиций: протоконцептуализм, концептуализм, постконцептуализм — все абсолютно разное, но, хоть и с натяжкой, вмещающееся в рамки единого движения, возникшего как реакция на формализм. В подтверждение Виталий Комар писал: «Если формалисты думали, будто краска и холст — это и есть картина, то концептуалисты утверждают, что важен сюжет. А как сделано — это вторичный момент». Работы, архивные фотографии, показания очевидцев, впечатления соседей, афиши и воспоминания — собрали все значимое в одном месте и в одно время. Московский концептуализм — что это? Глумливые «Чемпионы мира», веселые картинки из «альбомов» Кабакова, серьезный Эрик Булатов, кухонные разговоры «по мастерским» Захарова и Кизевальтера, «чистый жанр» Андрея Монастырского или «новая волна» Никиты Алексеева и «Мухоморов», отрицающая уже не формализм, а все вышеперечисленное. По определению самих кураторов, ценность этих работ «заключена не в визуальной оболочке, а в той ситуации, которую произведение создает в контексте культуры». От самой же ситуации остались лишь слова художников и очевидцев; объяснительные, которые тянут на внушительную мемуарную книгу.

            В подобном «искусстве нет ничего серьезного. К истинности это не имеет никакого отношения», — заметил классик Андрей Монастырский. Важным теперь становится зритель. Именно он должен вновь и вновь пытаться осмыслить этот хор идей. Даже несмотря на то, что художники 70–80-х давно разошлись, оставив после себя тонкие следы на снегу, исходящие вроде бы из одной точки.

Время новостей

2010-11-01

http://www.vremya.ru/2010/200/10/263567.html

Изнанка изображения

            Организованная фондом культуры «Екатерина» и подготовленная кураторами Александрой Даниловой и Еленой Куприной-Ляхович выставка «Поле действия» по праву претендует на то, чтобы считаться энциклопедией московского концептуализма. Она собрана из музейных и частных коллекций (в большинстве -- из огромного собрания самого фонда, учрежденного Екатериной и Владимиром Семенихиными) и включает несколько разделов.

            Первый посвящен «прародителям» концептуалистов -- неофициальным художникам 1960-х годов. Последний повествует о наследниках -- представителях «новой волны» 80-х. Качество экспозиции образцовое. Каждый раздел состоит не только из экспонатов (картин, инсталляций, объектов, фотодокументации перформансов), но дополнен «репортажными» фотографиями участников, их повседневной жизни. Сопровождается выдержками из их текстов. Дизайн выставки (архитектор Константин Ларин) строг, точен и позволяет читать экспозицию наподобие любимых концептуалистами альбомов или каталожных карточек. Каталог выставки (дизайн Дмитрий Гусев) можно смело назвать еще одним шедевром архива концептуальной школы: в альбомном переплете спрятана книга, обложка которой напоминает папки протокольных дел, а в книге -- лучшие выдержки из статей участников движения, знаменитых исследователей и кураторов. Так складывается общая картина. Объемная и исчерпывающая. Причем как в положительном смысле, так и не в очень. Скажу для многих крамольную вещь: подготовленное на высочайшем профессиональном уровне событие убедило меня, что в классическом варианте концептуализм как направление художественной жизни в целом благополучно сдан в архив и не так уж востребован в сегодняшней культурной жизни.

            Объяснюсь. В исторической перспективе, с конца 1960-х, мировой концептуализм -- это искусство «после философии» (так называлась программная статья одного из столпов движения, Джозефа Кошута), искусство после идеологии, искусство после предмета (объекта) искусства, наконец, искусство после языка. Это пытание конвенциональной природы творчества на предмет полного ее исчезновения. Это пытание ценностных категорий формы на тему их окончательной компрометации. Это пытание языковых основ бытия на предмет полной их дискредитации. Все это фундаментальные предпосылки существования концептуальных практик 1970-х -- начала 1980-х годов, творчества Кошута, Хьюблера, Берри, Вейнера, группы Art&Language. Причины подобной стратегии -- в оппозиции установкам на «шедевральность» художников предшествующих (модернистских) поколений, чьи работы прочно вписались в товарно-денежные отношения капиталистического рынка, в позитивистском нигилизме, желании преодолеть стереотипы и диктатуру любой идеологии (пусть эстетической), даже в модном для того поколения увлечении практиками дзен-буддизма, предполагающими обретение свободы в отвержении принятых языковых, логических, культурных кодов.

            В отечестве, конечно, ситуация особая. В оппозиции здесь требовалось быть не к капитализму с модернизмом, а к родному «совку» с его идеологией. И язык (точнее, литература, особенно классическая русская, XIX века) был в этой борьбе в некоторых случаях союзником. Не зря же графические серии и инсталляции Ильи Кабакова часто соотносят с новым вариантом рассказов о судьбе «маленького человека». Однако принятая концептуализмом тотальность механизма разрушения объекта искусства во многих случаях не предполагала поисков реального компромисса с той арт территорией, что маркировалась бы как позитивная. «Пустотная» эстетика отменяла то, что называется «разговор по существу». Вот смотрим на металлическое кольцо с веревками от перформанса «Перемещение зрителей» группы «Коллективные действия» (КД). Инструкция по разматыванию веревок, пустотного освоения пространства, включению магнитофона и записи слов с неуловимым смыслом. Отлично прокомментировала деятельность КД лучший российский исследователь московского концептуализма Екатерина Бобринская: «Действие акции должно расстроить привычный механизм «чтения» значений, нейтрализовать субъект внутренней речи, сопровождающий акт восприятия. И таким путем, возможно, намекнуть на пространство истинной субъективности, не совпадающее, как известно, с пространством языка». Смотрим далее на нарочито несобранные, со случайными комбинациями элементов картины Виктора Пивоварова. Замечателен его комментарий «Разбитое зеркало» (1977): «Основной удар был направлен против устоявшегося представления, что произведение искусства есть неповторимый... драгоценный сосуд... Этому предпочиталось грубое изделие, лишенное артистизма, индивидуальности, художественности и логики... Не есть ли это пустое место? В известном смысле на этот вопрос можно ответить утвердительно...»

            В целом выставку смотреть интересно специалистам и соратникам. В отличие от карнавальной, скоморошьей вольницы предшественников -- художников объединения «Флюксус» (архив демонстрируется сейчас в Доме фотографии) и подобного им обэриутского дуракаваляния младоконцептуалистов 80-х (группы «Мухомор», «СЗ», «Перцы», «Инспекция Медицинская герменевтика», документация акций которых размещена в последних залах экспозиции) -- лабораторное, «ученое» производство пустоты утомляет. Это такое радикальное предъявление того, что можно было бы назвать «изнанкой изображения», отвернувшейся, обидевшейся картиной.

            И дело не в том, что это плохо. Понятно, что попытка выйти за границы языка и посмотреть сквозь лорнет педанта, что там за хаос шевелится, полезна для освобождения от груза предвзятостей и стереотипов. Понятно также, что все мастера разные. Эдуард Гороховский, Михаил Федоров-Рошаль, Иван Чуйков, Сергей Шаблавин, Игорь Макаревич, Елена Елагина, Александр Юликов, Николай Козлов, Борис Орлов, Ирина Нахова, Никола Овчинников, Виктор Скерсис, Мария Чуйкова, Лариса Звездочетова, Мария Константинова, Борис Матросов да те же Виктор Пивоваров с Андреем Монастырским -- всегда художники. Они тончайшим образом встраивают пустотный дискурс в интереснейшие пластические темы и сюжеты. И Эрик Булатов, Олег Васильев, например, категорически остаются на территории искусства и экспериментируют с разными пространствами изображения. До недавнего времени Д.А. Пригов, сегодня и Лев Рубинштейн, Никита Алексеев, Вадим Захаров, Андрей Филиппов, Константин Звездочетов пробиваются к тому основанному на синтезе искусств до-знанию о языке, который мог бы служить средством универсального общения не только по умолчанию.

            Дело в другом. Именно сейчас, когда в мире господствует тотальная пустотная коммуникация (включая симуляцию дружбы в Интернете, включая манипулятивные и заранее обесцененные жесты и слова политиков, включая матричное ТВ с его сериалами и рекламой, которая часто сделана как будто по лекалам концептуалистов), острее всего ощутима потребность реабилитации территории искусства в его классическом смысле, возрождения пластических ценностей и говорящего от первого лица художника. И здорово, что некоторые работы «прародителей» концептуализма (живописцев от Рабина до Рогинского) выглядят сегодня интереснее иных опусов основного раздела. И очень замечательно, что лучшие, на мой взгляд, представители нового поколения российских мастеров (Максим Смиренномудренский, Тимофей Караффа-Корбут, Ирина Корина, Влад Кульков, Егор Кошелев, Аня Желудь, Александр Дашевский) или отважно возвращаются к ненарративной традиции пластических искусств, или ведут с концептуализмом иронический диалог, заполняя им пустотность. В самом деле даже «изнанка изображения» -- понятие более многомерное и концептуализмом тоже не исчерпывается.

L'officel

2010-11-01

officiel.com.ua/

Выставка

            В 1979 году в издавшемся в Париже журнале неофициального русского искусства «А-Я» появилась статья Бориса Гройса о «Московском романтическом концептуализме». В ней Гройс рассказал о круге московских художников и литераторов, среди которых были Чуйков, Рубинштейн, Монастырский, Инфанте и многие другие. Гройс писал, что творчество этих людей вписывается в рамки западного концептуализма и в то же время обладает исключительно русскими чертами. К этому времени советская власть была уже наслышана об андеграундных художниках и, естественно, их не любила. В 1974-м выставку неофициального искусства в Беляево буквально стерли с лица земли – в ход были пущены совсем не гуманные средства: бульдозеры и поливальные машины. Через несколько лет после этого Гройс, главный теоретик московского концептуализма, уехал из страны.

            С тех пор прошло около тридцати лет, ситуация изменилась кардинально. Осенью Борис Гройс был назначен куратором российского павильона на Венецианской биеннале 2011 года. Один из основателей московского концептуализма Андрей Монастырский вместе с группой «Коллективные действия» объявлен художником павильона. Другие художники, о которых Гройс когда-то писал в нелегальном издании, - Илья Кабаков, Эрик Булатов – хорошо известны в России и за ее пределами, их работы весьма востребованы на арт-рынке.

            В этой связи выставка «Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст» в фонде культуры «Екатерина» пришлась как нельзя кстати. Это попытка описать московский концептуализм как историческое явление – показать его главных героев, рассказать об основных событиях. Кураторы выставки довольно четко задали хронологические рамки своего исследования – от «бульдозерной» выставки до первого и единственного аукциона Sotheby’s в Москве 1988 года.

            Обширная коллекция Владимира и Екатерины Семенихиных, дополненная работами из других частных и государственных собраний, в частности собрания музея МАНИ, позволяет выстроить последовательную историю становления движения. Здесь и более ранние работы, например концептуальный альбом Ильи Кабакова «Вокноглядящий Архипов» (1972-1974) и ироничный диптих «Времена года» Александра Косолапова (1975), и более поздние – карандашный рисунок «Не прислоняться» Эрика Булатова (1984) и минималистский холст «Фабрики, заводы» Юрия Лейдермана (1987). Кроме того, на выставке представлены многочисленные документальные материалы – в основном фотографии, на которых запечатлены художественные акции. На одной из таких фотографий Андрей Монастырский демонстрирует принцип работы своего объекта «Палец» (1978), на другой можно увидеть фотоотчет перформанса «Папуасы» (1983) Вадима Захарова.

            На выставке есть работы 1990-х и даже 2000-х годов, например полотно Сергея Мироненко New, картина инсталляция Игоря Макаревича «Унок». Такие хронологические нестыковки необходимы, поскольку концептуализм все же невозможно ограничить временными рамками. Безусловно, противостояние советской власти было одним из основных импульсов развития неофициального искусства 70-80-х годов и делало российский вариант концептуализма неповторимым. Но не более того. Весь основной посыл концептуальных художников – отстраненный анализ и постоянная проверка на прочность себя и действительности, и он в конечном счете не зависит от обстоятельств.

Ведомости

2010-10-27

http://news.rambler.ru/7950509/

Счастье от бульдозера

            Московский концептуализм благодаря интеллектуальным усилиям участников движения и мировому признанию художника Ильи Кабакова стал считаться вершиной русского искусства позднесоветского периода. Два десятилетия жизни в подполье группы художников и последующие двадцать лет описания, утверждения и мифологизации этой жизни в нашей и западной культуре принесли результаты, оспаривать которые никто в художественном сообществе не возьмется. Чего не скажешь о публике.

            Концептуалисты и не старались ей нравиться. Сначала потому, что только друг перед другом и выставлялись, а потом по гордыне, пестуя свои зауми как язык посвященных. И хотя Кабаков предупреждал, что зритель главный после художника, а Пригов искал массовой популярности, но, как написали в каталоге кураторы «Поля действия» Александра Данилова и Елена Куприна-Ляхович, от зрителя теперь требовалось «не только разбираться в вопросах философии, культурологии, лингвистики», но и «ума, готового к анализу». Много таких зрителей не бывает. Однако не все так запущено.

            «Поле действия» в залах культурного фонда «Екатерина» сделано с искренней любовью кураторов к этому искусству и его художникам, но с точки зрения их идеального зрителя с упомянутым «умом, готовым к анализу» и без назидательного фанатизма.

            Опираясь на собрание Екатерины и Владимира Семенихиных и коллекцию музея МАНИ, кураторы выстроили логичную, понятную и, главное, притягательную для глаза и легкую по настроению экспозицию. Ограничили ее хронологически Бульдозерной выставкой 1974 г. и иронично закончили разделом «Счастье», маркированным аукционом Sotheby’s 1988 г., где бывшие непризнанные были проданы за непредставимые деньги.

            Контекста на этой выставке, кажется, больше, чем самого концептуального искусства. Но вереница прекрасных работ художников-нонконформистов создает у зрителей настроение смотреть дальше: скучные фотографии «Коллективных действий», коробочки неизвестно с чем, обрывочки бумажек и смехотворные творения «Мухоморов». На выставке три сотни произведений всех, кажется, значительных художников 70–80-х, пусть не самые главные, знаковые вещи, но интересные или забавные.

            А документальный раздел с фотографиями художников и их мастерских, той самой коммунально-дружеской жизни 70–80-х, сделан идеально. Так что жизнь эта кажется ангельски чистой.

GZT.ru

2010-10-27

http://www.vsesmi.ru/news/4616196/

Выставка недели: Примеры прекрасно оплачиваемого тунеядства собрали вместе

            Выставка «Поле действия», проходящая в фонде культуры «Екатерина», внимательно исследует феномен московского концептуализма. Выставка ценна первым делом тем, что даже не самому посвященному зрителю помогает уяснить, откуда возникло, как расцвело и чем в итоге стало это течение искусства, представители которого сегодня считаются мэтрами и в России, и в мире. Пока в официальном искусстве СССР цвел бравурный соцреализм, эти художники занимались другим искусством— сосредоточенно «высиживали», сидя в гигантском гнезде, создавали объекты из консервных банок и окон, катали друг друга на тачке, записывали признаваемые запрещенными альбомы и размечали заснеженные поля пунктирами следов. Выставка «Поле действия» говорит о них— московских концептуалистах, и эту экспозицию можно назвать первым логичным и подробным наглядным исследованием течения, повлиявшего почти на все проявления советского неофициального искусства 70–80-х годов. От бульдозеров до Sotheby’s Разъяснения сути концептуального искусства наиболее часто так сложны и философичны, что доступны для понимания лишь профессионалу. Само же определение «концептуальный», употребляемое сегодня в речи, в силу теперешней своей подзатасканности может обозначать что угодно, от одобрительного «неожиданный» до скептического «модный». Между тем московский концептуализм— это большое течение в русском искусстве, по значимости сравнимое с русским авангардом. И его представители— Илья Кабаков, Эрик Булатов, Комар и Меламид, Вадим Назаров, Андрей Монастырский- давно уже считаются мэтрами, выставляются в России и за рубежом, участвуют в международных биеннале, и вообще, всячески признаны и ценимы. О московских концептуалистах во весь голос заговорили на волне перестройки, после московского аукциона Sotheby’s 1988 года, де-факто открывшего западному миру андеграунд советского искусства. Аукцион собрал 11 тыс. человек и $3,5 млн. Для советских художников из подполья те торги тоже стали сенсационными: о том, что их работы будут уходить за сотни тысяч фунтов стерлингов, они наверняка и не мечтали. Привычное любому москвичу «НЕ ПРИСЛОНЯТЬСЯ» Эрик Булатов написал на фоне среднерусского пейзажа. Источник фонд культуры Екатерина Аукцион 88-го года— «точка прибытия» экспозиции, событие, хронологически завершающее выставку в «Екатерине». «Точка старта»— «бульдозерная выставка» 1974 года. Впрочем, границы довольно сильно размыты: московский концептуализм как течение начался несколько раньше, о полном завершении пока, наверное, не стоит говорить. Но самое главное и интересное в московском концептуализме творилось именно в 70–80-е. Как это было, говорит «Поле действия». Бульдозером по арту Бульдозерной выставка 1974 года называется потому, что ее разогнали при помощи строительной техники. На это последовала активная реакция зарубежной— но не советской— прессы. Подробнее читайте здесь. Кино о коллективных медитациях Обозревать внушительную (3 сотни экспонатов, занявших 3 этажа «Екатерины») выставку лучше, взобравшись сначала на наиболее верхний, третий этаж. Выставка открывается фильмом, составленным из воспоминаний художников, комментирующих свои работы и работы коллег. Концептуальное искусство, зародившееся в западных странах в 60-е, прежде всего ценит идею, процесс интеллектуального анализа. Илья Кабаков определял концептуализм наглядно: «Художник начинает мазать не по холсту, а по зрителю». Московский концептуализм, родившийся вместе с западным, оказался от западного отличен. Прежде всего это произошло из-за разности жизни «тут» и «там»: в то время как западный концептуалист анализировал мир вещей и потребления, московский пытался максимально отдалиться и отделиться от давящей тут и там советской системы. Но московскому концептуалисту, как и западному, все же первым делом увлекательно не само произведение искусства, а то, «как оно работает», процесс творчества тут неразрывно связан с процессом его исследования. К примеру, Сергей Шабравин начал применять для своих работ круглые холсты, задумавшись: почему люди рисуют в прямоугольнике. А Эрик Булатов рубил пейзажи советскими лозунгами вроде известного «Слава КПСС!», чтобы, с его слов, «выразить взаимоотношения между идеологией, которая пыталась формировать наше сознание и все пространство нашей жизни, и человеческим сознанием». На обложке первого номера «А-Я», где вышла статья о московском концептуализме, — работа Эрика Булатова «Опасно" Источник wikipedia Термин „московский концептуализм“ впервые появился в статье Бориса Гройса, напечатанной в 1979 году в первом выпуске журнала о „современном русском искусстве“„А-Я“, издававшемся в Париже. Гройс назвал тогда московских концептуалистов еще и романтическими. Это не слишком прижившееся определение, как бы то ни было, прекрасно показывает характерная черта именно московского концептуализма. При всей интеллектуальности и ироничности он был именно что романтичен— по крайней мере, в своем начале. В фильме Виктор Скерсис (на снимке справа) вспоминает, как совместно с Геннадием Донским и Михаилом Рошалем они устраивали „Высиживание“ в 1975 году на выставке в Доме культуры ВДН Художники вспоминают, как все начиналось с совместных „медитаций“ на даче у Булатова над обложкой книги названный „Муравей“, которая „висела там годы“. Московское концептуальное искусство и зарождалось так— в квартирах, на дачах, мастерских, в совместных медитациях и обсуждениях. Чтобы прожить, кем только не работали, кто-то вообще считался тунеядцем. „Непризнание государством создавало ситуацию единства,— вспоминает Кабаков.— Уважение формировалось не согласно резальтатам работ, а как бы с самого начала к личности художника“. Протест как идея Художников новейшей истории России, которые делают свое собственное концептуальное искусство, частенько обвиняют в том, что от своих старших товарищей они взяли только вот это противоборство государству как единственную идею. Исчезло даже умение, собственно, рисовать, это кажется ненужным, хотя тем же московским концептуалистам оно совершенно не мешало противостоять соцреализму с его нарочитыми красивостями. По мастерским Мастерским и личным высказываниям художников посвящен отдельный раздел экспозиции. За основу взяты созданные в начале 80-х художниками Вадимом Захаровым и Георгием Кизельватером альбомы „По мастерским“. „Слив“ одесского дуэта «Перцы» будто бы «сообщает привет» Марселю Дюшану с его объектом-писсуаро Источник фонд культуры Екатерина Как всегда динамичный Ростислав Лебедев застигнут снимком хохочущим: «Главное— радость жизни». А Александр Косолапов рассуждает о том, что «очевидно, наиболее серьезное искусство было в 70–80». На стенах комнат художников картины соседствуют с вполне традиционными для советского быта коврами или картой мира; на диване рядом восседают совсем юные— теперь уже мэтры, постоянно проживающие сегодня кто в США, кто в Европе. От предыстории к эпилогу Сами работы концептуалистов собраны ниже, на 2-м и первом этажах. Опорой экспозиции стали работы из коллекции основателей фонда «Екатерина» Екатерины и Владимира Семенихиных. Сильно пополнили экспозицию вещи из собрания Музея МАНИ (Московский архив нового искусства), есть работы и из Пушкинского музея, и из Третьяковки, и из частных собраний. Кураторы экспозиции Александра Данилова и Елена Куприна-Ляхович уже делали совместную работу о концептуализме «Интерпретация объекта в московской концептуальной школе» в рамках прошлогодней Московской биеннале. Нынешняя выставка (полное ее название звучит как «Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст») делает акцент не на объекте, а на главные тенденции течения. «NEW» Сергея Мироненко сделана в 1990-м: тогда московские «подпольщики» уже де-факто перестали таковыми быт Источник фонд культуры Екатерина В первом разделе «Предыстория. Поиски языка» представлен даже не сам московский концептуализм, а его истоки: тут есть Владимир Немухин, Юрий Злотников, а также ранние работы тех, кого считают основателями концептуализма,— Виталия Комара, Александра Косолапова, Леонида Сокова. Завершается все разделом «Эпилог. Эпоха счастья»— тогда уже бывшие подпольщики почувствовали, что могут делать то, что хотят, и не быть за это наказанными, больше того, получать за свои работы деньги. Группа «Коллективные действия» выезжала за город, чтобы устраивать свои акци Все, что между «Предысторией» и «Эпилогом»- и есть тот наиболее московский концептуализм. Тут есть самое, наверное, растиражированное направление соц-арт, созданное Комаром и Меламидом, и продолженное Ростиславом Лебедевым, Борисом Орловым, Леонидом Соковым. Есть куда менее прямолинейные акции группы «Коллективные действия» с разматыванием в чистом поле км. бечевки под звуки пролетающих самолетов, записанных на магнитофон. У Александра Косолапова «Слава КПСС» «рассказывают» стаи птиц в летнем, осеннем, весеннем и зимнем неб Источник фонд культуры Екатерина Есть широко известные Булатовские «Слава КПСС» и «Не прислоняться», начертанные на фоне неба и среднерусского пейзажа соответственно. Консервные банки Дмитрия Александровича Пригова, «Бюст в духе Растрелли» из орденских планок Бориса Орлова, одно из «Окон» Ивана Чуйкова, круглые холсты Сергея Шаблавина. Отдельно рассмотрены появившиеся в 80-е представители «новой волны», стремящиеся, по собственному признанию, расстаться с героическим черно-белым концептуализмом, считавшие работу неудачной, если она не вызывает смех. Прежде всего это группы «Мухомор», казусным образом попавшая в перечень запрещенных музыкальных групп, составленный в 84-м ЦК комсомола. Есть и группа СZ, оборонявшаяся от половников и запугивающая дверь в рамках серии «Защита и курсы самообороны от вещей». «Золотой диск» группы «Мухомор» Источник sheba.spb.ru Поэт Лев Рубинштейн, который пытался теоретизировать концептуальное искусство, так сказал о нем: «Концептуализмов ровно столько, сколько людей себя к ним причисляющих, и каждый это по-своему интepпpeтиpyeт». Для того, чтобы хоть немного разобраться в таком многоликом явлении, как московский концептуализм, стоит сходить в «Екатерину».

Коммерсантъ

2010-10-26

http://www.kommersant.ru/Doc-rss/1528644

Полевые исследования

Анна Толстова

            Кубики с буквами и словами из "кубопоэм" Риммы Герловиной (музей "Другое искусство" при РГГУ) и консервные банки, в том числе душераздирающая "Банка отринутых стихотворений" со скомканными бумажками внутри, Дмитрия Александровича Пригова (собрание семьи покойного). "Живопись для слепых" Юрия Альберта (музей МАНИ), где на черной доске выведена таинственная надпись шрифтом Брайля, и "Палец, или Указание на самого себя как на предмет внешний по отношению к самому себе" Андрея Монастырского, интерактивный объект в виде черной коробки с отверстием для перста (собрание Николая Паниткова). "Коллекция 1976 года. Вредители хлебного дерева" Валерия Герловина, ящичек-витрина со слепленными из хлебного мякиша псевдопалеонтологическими штуковинами (собрание Елены Елагиной и Игоря Макаревича) и рисово-буквенный объект-шарада "УНОК" Игоря Макаревича (собрание Екатерины и Владимира Семенихиных). Все эти вещи давно не встречались друг с другом, хотя по статусу им полагалось бы быть выставленными вместе в каком-нибудь важном общенациональном музее.

            В фонде "Екатерина" долго мучились, пытаясь понять, под каким углом подавать собрание супругов Семенихиных, а это преизрядная, во многом музейного достоинства коллекция русского искусства XX-XXI века, особенно сильная в части нонконформизма, и с некоторыми вкраплениями искусства западного. Поначалу показывали все и сразу, прикрываясь ничего не значащими темами вроде "Движение. Эволюция. Искусство" и "Лицо. Образ. Время". Но, наконец, фонд отважился на серьезный музейного уровня проект, которым занялись хозяйка галереи "Е.К.АртБюро" Елена Куприна-Ляхович и специалист по американскому искусству из ГМИИ имени Пушкина Александра Данилова. На счету этой кураторской пары уже имеется один большой успех — специальный проект 3-й Московской биеннале "Интерпретация объекта в московской концептуальной школе", показанный год назад на "Фабрике".

            Колоссальная — около 300 экспонатов — выставка "Поле действия" занимает все три этажа фонда и дает предельно широкую панораму московского концептуализма с прото- и постисторией, от оттепельных истоков до впадения в современность. Сюда вошло практически все из семинихинского собрания, что может быть отнесено к концептуальной школе, ее предшественникам и наследникам, а естественные в любой частной коллекции лакуны восполнены в основном за счет МАНИ и других художнических архивов, которые не часто покидают мастерские. Все разделы сопровождаются большим количеством видеозаписей и фотографий Игоря Пальмина, Игоря Макаревича, Георгия Кизевальтера и Вадима Захарова, снимавших мастерские и квартирные выставки, и эти документы свидетельствуют, что разные кружки и группировки художественного андерграунда были, по сути, одной большой коммунальной кухней.

            Экспозиция — по заветам Аристотеля — делится на три части: начало, середину и конец. В начале — предыстория, пантеон концептуализма, куда попали и "лианозовцы", выстроившие подпольную инфраструктуру неофициального искусства со своими коллекционерами и публикой, и родственные по миросозерцанию метафизики, и даже несколько неожиданный здесь Анатолий Зверев. В конце — "новая волна" 1980-х, молодая шпана, собиравшаяся стереть концептуализм с лица земли его же ластиком, круг галереи APTART, СЗ, "Мухоморы" и "Чемпионы мира", выставки Клуба авангардистов в Сандуновских банях и Бутырке, выход из подполья на рынок. А середина — "классический" концептуализм собственной персоной, разобранный по идеологическим и формальным признакам на рубрики, в каждой из которых полно остроумных сопоставлений и оригинальных рифм, так что кажется, что громогласному "Слава КПСС" Эрика Булатова того и гляди ответит аплодисментами "Агитационная машина" Виктора Скерсиса.

            Эпилогом к выставке служит инсталляция Андрея Филиппова "Поле действия", собственно и давшая ей название. Она сделана по мотивам одной акции "Коллективных действий": десяти ее участникам было предписано расходиться, утопая в снегу, в разные стороны с опушки леса, пока не будут размотаны нити с оставшихся в исходной точке катушек. И это прекрасная метафора московского концептуализма, где при всей разнонаправленности движений отдельных персонажей всегда сохранялось представление о некоем, пусть и иллюзорном единстве.

Новые известия

2010-10-26

http://www.newizv.ru/culture/2010-10-26/135494-tovarishi-vshkafusidjashie.html

Товарищи «вшкафусидящие»

            Если грубо, топором написать историю русского искусства XX века, хватит и трех слов: авангард, соцреализм, концептуализм. Сначала был Малевич с «Квадратом», потом Герасимов со «Сталиным и Ворошиловым» (в народе – «Два вождя после дождя»), а затем Илья Кабаков с рисунками и инсталляциями из коммунального быта (особенно про «Вшкафусидящего Примакова»). Эдакое отрицание отрицания: реалисты отменили абстракции, а их, в свою очередь, отменили другие абстракционисты. Концептуализм, кстати, в этой спирали – самое слабое звено. Его знают намного хуже и любое сравнение с западными «-истами» наши послевоенные художники почти всегда проигрывают. Для широкого зрителя их произведения откровенно скучны и не эффектны.

            Изнутри, само собой, картина выглядит сложнее, объемней. И авангард был не таким геометричным, и соцреализм не настолько махровым, и, наконец, концептуализм не настолько концептуальным. Были среди андеграундных художников те, которые совсем не отказывались от художеств. Хотя бы Анатолий Зверев с его виртуозными портретами. Поэтому когда говорят о концептуализме, постоянно делают ряд оговорок. Заявить просто, что это направление, поднявшее идею (концепт) в искусстве выше всего остального (выше композиции, цветов и теней, и прочего набора реалистической картины), уже недостаточно. Нужно точно определить его место и время.

            С этого и начали кураторы проекта Александра Данилова и Елена Куприна-Ляхович. Перво-наперво привязали концептуализм к Москве. В столице электрическое поле между официозом и подпольем было намного сильнее (особенно после «бульдозерной выставки» 1974 года). Здесь активней курсировали научные и технические идеи. Острее чувствовался кризис идеологии, закончившийся перестроечным взрывом конца 1980-х. В этих условиях возникли кружки экспериментаторов, художников, которые занялись языком искусства.

            Второе кураторское достижение состоит именно в том, что концептуализм показан как лаборатория идей. В этом смысле самый захватывающий раздел экспозиции совсем не тот, где выставлены произведения, а там, где зрителя погружают в атмосферу мастерских 1970–1980-х годов. Были, конечно, и показы вроде выставки в павильоне «Пчеловодство» на ВДНХ, но они погоды не делали. В чистой форме концептуализм рождался на окраинах: в застольных беседах или в загородных поездках.

            Самыми знаковыми произведениями этих окраинных зон оказывались альбомы Ильи Кабакова (кабаковская мастерская на Чистых прудах – место во всех смыслах культовое) и снимки с загородных акций группы «Коллективные действия». И там, и здесь создавались довольно эфемерные произведения. В первом случае – абсурдистские листы, которые показывались избранному кругу соратников. Во втором – описание и фотодокументация странных действий. Искусство для своих, для круга посвященных. Попытки объяснить, что все это значит, превращают концептуализм в страшную рутину. Не избежали этого искушения и устроители нынешнего проекта: разделы «Пространство» и «Поверхности» (рефлексии по поводу картины) смотрятся не убедительно. Единственное, что и впрямь надо было отделить, – пресловутый соц-арт. Это как если бы после авангардистской полифонии на сцену вышел армейский ансамбль песни и пляски. Вещи в стиле поп (по аналоги и с американским поп-артом): Мэрилин Монро в обнимку со Сталиным, «Слава КПСС», написанный в небесах перелетными птицами, древнеримские бюсты с брежневскими орденами. Идеи на ироничном излете.

            Несомненным достижением «Поля действия» оказывается его воспитательный посыл. Что греха таить: в большинстве случаев концептуализм кажется скучным набором плохо сделанных картинок и фотографий. Ему отдавали дань как заслуженному диссиденту. Памятник самому себе. И вот впервые показали его человеческое измерение. Обитаемое существо с коллективным разумом. Разумом слегка шизофренического склада, рождавшего знаки и символы, которые и сами художники до конца не понимали. Надо было сильно постараться, чтобы сегодня они кого-то взволновали. И кураторы действительно постарались: даже недостатки материала (нет вещей из крупнейших музейных собраний) они обратили в его пользу (экспозиция уже не походит на архивный чердак).

            Стоит просто сравнить аналогичную экспозицию в Третьяковке, чтобы понять разницу: первая – эдакая кунсткамера окаменелостей, вторая – оранжерея живых видов. Первая усыпляет классификацией и бирками. Вторая побуждает к действию. Вселяет надежду, что когда-нибудь вновь появятся художники, которым будет наплевать на конъюнктуру и арт-рынок, построят свою башню из слоновой кости Концептуализм-2.

Парк культуры

2010-10-26

http://www.gazeta.ru/culture/2010/10/26/a_3431564.shtml

«Риму – Рим» и другие лозунги

            Выставка «Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст» в Фонде культуры «Екатерина» стала первым экспозиционным исследованием того феномена, который вынесен в ее заглавие. На примере работ Кабакова, Пивоварова, Булатова, Комара и Меламида, Захарова, Звездочетова и десятков других авторов устроители попытались не столько «расшифровать», сколько обозначить место концептуальной эстетики в новейшей истории искусства.

            Говорить о том, что московский концептуализм – это нечто неизведанное, широкой публике не знакомое, было бы сильным преувеличением. С конца 1980-х произведения художников этого круга фигурировали на многих выставках, да и нынче редко какой сборный проект без них обходится. Авторы-концептуалисты давным-давно числятся мэтрами, их работы хранятся в главных музеях страны. Но из этого вовсе не следует, что вопрос изучен вдоль и поперек и что зрителям он понятен во всех аспектах. Дело осложняется хотя бы тем, что андеграундные художники позднесоветской эпохи не особенно адресовали свое творчество народным массам, предпочитая герметичный «свой круг». Разумеется, это было связано и с цензурными ограничениями вовне, однако сама эстетика предполагала определенный «междусобойчик».

Исключений не так уж много.

            Словом, кураторы Александра Данилова и Елена Куприна-Ляхович взялись разложить все по полочкам. Стоит оговориться, что если бы эта выставка формировалась в ситуации свободного доступа к любым собраниям, где представлены произведения московских концептуалистов, она бы получилась ощутимо иной. Но кураторство – искусство возможного. Экспозиция базируется на коллекции Екатерины и Владимира Семенихиных – весьма богатой, но не беспредельно. Заметную лепту внес музей МАНИ (Московский архив нового искусства), представлены и другие собрания. Даже Пушкинский музей выдал пару работ из своих фондов. Но нехватка материала местами все-таки просматривается. Придраться есть к чему, однако желания такого не возникает. Дойдет когда-нибудь дело и до подробнейшей музейной ретроспекции, а нынешний проект можно считать «первой ласточкой».

            Хронология выставки обозначена двумя знаменательными событиями – от «бульдозерной выставки» 1974 года до триумфального аукциона Sotheby's в Москве, который состоялся в 1988 году.

            Опусы наших нонконформистов уходили тогда с молотка по невиданным прежде ценам. С временными рамками явления можно, конечно, и поспорить (начинался концептуализм несколько раньше «бульдозеров», а закончился явно позже перестройки – если вообще закончился). Но период расцвета приблизительно такой, как заявлено кураторами. При этом начинается выставка отнюдь не с концептуалистов. Стартовый раздел под названием «Предыстория. Поиски языка» включает произведения Юрия Злотникова, Владимира Немухина, Оскара Рабина, Юло Соостера, Владимира Яковлева, Анатолия Зверева и прочих авторов из того самого «контекста», упомянутого в заглавии проекта. Впечатление от этого хода двоякое. Вроде бы устроители тем самым пытаются плавно погрузить зрителя в атмосферу андеграундного искусства в целом, то есть показать, на какой именно почве возрос московский концептуализм. Но эта установка способна зрителя и всерьез запутать. Поди разберись, где кончается одно и начинается другое...

Короче говоря, наше дело предупредить: в первом зале – не концептуализм.

            А вот в остальных представлен как раз он. Имеются нюансы, конечно, и несколько спорные моменты, но принадлежность основного корпуса здешних работ к исследуемому феномену сомнений не вызывает. Родитель мирового концептуализма Джозеф Кошут так формулировал кредо этого направления: «От морфологии к функции, от видимости к идее». В подобном ключе развивалась сия эстетика и на нашей почве. Однако не обошлось и без национальных особенностей. С самого начала московский концептуализм был ориентирован на критику советской системы путем абсурдизации ее лозунгов и символов. Наверное, представители юного поколения не всегда могут считывать эту иронию, но людям за тридцать подобные мессиджи должны быть понятны без комментариев. Неслучайно именно у нас родилась оригинальная форма концептуализма под названием соц-арт. Произведения Виталия Комара и Александра Меламида, Ростислава Лебедева, Бориса Орлова, Леонида Сокова, Александра Косолапова густо замешаны на стебе над дряхлеющей империей – что, впрочем, не помешало соц-арту сделаться вполне серьезным, основательным движением в искусстве.

Но даже в тех случаях, когда концептуалисты впрямую над идеологией не стебались, все равно подразумевался тайный протест против советского образа жизни.

            И загородные акции группы «Коллективные действия», и эпатажные выходки «Мухоморов» и «Чемпионов мира», и даже меланхолические библиотечные карточки от Льва Рубинштейна – практически любой опус содержит в себе несогласие с навязанными обществу нормами поведения. В этом смысле московский концептуализм безусловно был реакцией на советскую действительность. Всякое его продолжение в постсоветской России – уже несколько другая сказка. Пожалуй, для критики современной ситуации тот язык уже не годится. Хотя вот при виде композиции Юрия Альберта «Живопись для слепых» (автор утыкал плоскую поверхность пупырышками, намекающими на азбуку Брайля) сразу вспоминается нынешняя кампания московских властей, требующих от муниципальных выставочных залов использовать в аннотациях именно азбуку для незрячих... Был бы абсурд в жизни, а уж художественная система для его отображения всегда найдется.

Однако

2010-10-25

http://www.odnako.org/magazine/material/show_9260/

Как ни смотри, обе лучшие

            В фонде культуры «Екатерина» открылась выставка русского искусства 1970—1980-х годов «Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст». Звезды экспозиции: Никита Алексеев, Юрий Альберт, Вадим Захаров, Сергей Волков, Константин Звездочетов, Андрей Филиппов, Виталий Комар и Александр Меламид, Эрик Булатов — всех не счесть. Поле действия — это пространство искусства, место пересечения творческих стратегий и сложного взаимодействия художников. Исторически экспозиция посвящена неофициальному искусству в период между Бульдозерной выставкой 1974 года и московским аукционом Sotheby's в 1988-м, когда «границы художественных направлений проходили не по авторам, а по работам, а может быть, даже по половине работы...». На две симметричные половины поделена и сама экспозиция. «Взгляд изнутри» — это неопубликованные ранее документальные архивные материалы художников. «Взгляд извне» — отстраненный взгляд художников на исторические события. Выставка работает до 10 декабря.

Независимая

2010-10-25

http://www.ng.ru/culture/2010-10-25/10_context.html

Контекст поглотил

Дарья Курдюкова

            «Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70–80-е годы XX века» – так озаглавлена новая экспозиция, открывшаяся в Фонде культуры «Екатерина» и собравшая около 300 вещей из коллекции его учредителей Владимира и Екатерины Семенихиных, музеев МАНИ и «Другое искусство», а также других музейных и частных собраний. Для выставки открыли три – против двух обычно задействованных – этажа фонда, однако ситуацию это, кажется, лишь осложнило. Название экспозиции и ее структура спели не в унисон.

            «Откуда начало?» – спрашивал у охраны запыхавшийся посетитель, взобравшись на второй этаж. Послали на третий. С третьего на первый – согласитесь, не самая очевидная логика движения. Сокуратор показа Александра Данилова (другой руководитель нового проекта – Елена Куприна-Ляхович) объяснила, в чем дело. Во-первых, небольшие, как бы чердачные помещения третьего яруса лучше подходят для архивных материалов вроде фотографий с выставок и из мастерских художников. А во-вторых, завершающую маршрут и давшую название всей экспозиции огромную катушку из инсталляции Андрея Филиппова «Поле действия» попросту не доставить наверх – поэтому оставили там, куда смогли вкатить, на первом этаже.

            От широкого размаха выставочного заглавия веет монументальностью и многостраничностью. Представляется скорее увесистый книжный том (наверняка с претензией на то, чтобы тему закрыть), нежели временная экспозиция. Желая воплотить в жизнь не просто монографическую выставку, но интеллектуально закрученный показ со сложным концептом, пошли напрямик – оттолкнулись от концептуализма. Только концептуализм этот, будучи невероятно раскрученным сегодня брендом, расставляет ловушки. Нужно суметь пройти между Сциллой общеизвестного, банального и Харибдой слишком частных проблем, распутать которые под силу разве что непосредственным участникам и свидетелям. Организаторы решили объединить оба взгляда – изнутри и извне. Этого показалось мало, и на уже имеющиеся две линии развития нанизали бусины разделов – «Предыстория. Поиски языка», «Пространство», «Знаки/структуры», «Поверхности», «Мифологии», «Новая волна» и «Эпилог. Эпоха счастья». Все 300 работ обещали заключить в хронологические рамки между 1974-м («Бульдозерная выставка») и 1988-м (первый в Москве аукцион Sotheby's, давший начало, в частности, рынку неофициального искусства). Правда, из этих рамок, как убежавшее тесто, все расползлось до 60-х, с одной стороны, и до конца 90-х – с другой.

            Тут вам вновь дадут восхититься и кабаковским альбомом, и рубинштейновской карточной поэзией, и задокументированными акциями группы «Коллективные действия». Покажут примыкающих к концептуальной школе соц-артистов (от дуэта Комара&Меламида до Леонида Сокова и сочувствующего соц-артистской эстетике Бориса Орлова). И разложат в витринах засушенные в фотокарточках и воззваниях хулиганства группы «Мухомор», энергично, кстати, открещивавшейся от серьезности старших концептуалистов. Но просто вытащить на свет белый творения знаковых художников или же по-кураторски выжать из них максимум, спровоцировав, быть может, новое звучание этих вещей, – как говорится, две большие разницы. Получился ликбез, сыплющий общеизвестными фактами о развитии неофициального искусства. Самое печальное, что московский романтический концептуализм оказался здесь разъеден, задавлен собственным контекстом.

            Как небрежно написанная книга, этот показ грешит повторами и логическими сбоями. Из одной части в другую переходят цитаты (например, про китч Леонида Сокова). Остаются туманными критерии распределения работ по разделам – они какие? Принципы формообразования («Поверхности», к примеру) без видимых причин перемежаются хронологическими (такими, как в части «Новая волна»). Почему, например, одно из хрестоматийных окон Чуйкова оказалось в комнате «Пространства», а не в зале «Поверхностей», коли уж экспликация последнего утверждает «картину не как живописную плоскость, но как самостоятельный пространственный объект»? Или к чему отдельно выделена часть «Знаки/структуры»? Весь концептуализм в целом – не остроумная ли это игра, ищущая зазор между означающим и означаемым? Или, возвращаясь к началу, приняв за точку отсчета «Бульдозерную выставку», после которой государство уже не могло не считаться с неофициальной культурой – почему бы тогда не упомянуть и последовавшую за ней выставку в Измайлове, которую власти вынуждены были разрешить? Таких «почему» много…

            Собственно, весь концептуализм, как и 10 катушек для инсталляции Филиппова, втиснуть в пространство фонда не удалось. Говорят, на всеохватность не претендовали – однако намеченный в названии и подтвержденный самой экспозицией размах проговаривается об обратном. Может, как и катушки, стоило вкатывать концептуализм в массовое сознание частями – отдельными течениями, к примеру? Частями меньшими, но конкретнее очерченными.

РБК daily

2010-10-25

http://www.rbcdaily.ru/2010/10/25/lifestyle/562949979108885

Лирический контекст

Федр Астафьев

            Полное название выставки — «Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст». Последнее определение ключевое, так как большая часть работ из коллекции фонда относится именно к околоконцептуальному искусству. Кроме того, здесь можно отыскать произведения из коллекции Музея МАНИ, архивов Андрея Монастырского, Юрия Альберта и других частных и государственных собраний, включая даже «непрофильные» работы из ГМИИ им. Пушкина.

            В числе экспонатов не только живописные полотна, объекты и инсталляции, но и многочисленные фотографии и документы. С точки зрения общей темы контекста последние опять-таки ключевые. Кураторы «Поля действия», естественно, не замахивались на выставку энциклопедическую. Во-первых, пространства маловато. Во-вторых, многие канонические произведения концептуалистов прочно обосновались за границей. В-третьих, собрать воедино и структурированно описать все творческие поиски этого движения под силу будет, наверное, только кураторам будущего. Поэтому экспозиция, у которой есть и предисловие, и эпилог, смотрится не как роман, а скорее как лирическое эссе на тему концептуализма, решенное хоть и подручными, но довольно интересными средствами.

            Сама экспозиция похожа на временной отрезок между точками А и Б. Первой точкой выступает знаменитая «бульдозерная выставка» 1974 года, показавшая всем вокруг искусство неофициальное. А последней становится не менее знаменитый аукцион Sotheby’s, который впервые в конце 1980-х предложил цену, и немалую, за это неофициальное искусство.

            Пространство вокруг точки А и есть предисловие, рассказывающее о зарождении московской концептуальной школы. В этом разделе представлены работы ключевых художников 1970-х — Владимира Вейсберга, Анатолия Зверева, Оскара Рабина, а также ранние работы Валерия Герловина, Виталия Комара, Леонида Сокова. Здесь же очень много документов, фотоальбомов и самиздатовских материалов, дающих возможность взглянуть на творчество художников изнутри. Последний раздел в точке Б под названием «Эпилог. Эпоха счастья», посвященный мечте о независимом творчестве, выглядит не очень внятно.

            А вот четыре средних раздела, рассказывающих о собственно концептуализме, заслуживают некоторого внимания.

            Отказавшись от хронологического подхода, основную часть экспозиции разбили очень ассоциативно. В разделе «Пространство» среди прочих оказались Эрик Булатов и Илья Кабаков. В «Знаки/структуры» (это про тех концептуалистов, что работали с текстами) вписались Андрей Монастырский и группа «Коллективные действия». Раздел «Поверхности» представляет концептуальных художников, например Надежду Столповскую, для которых визуальность все-таки не до конца утратила свой смысл. А «Мифологии» посвящены непоколебимому соц-арту.

            Конечно, многие из представленных работ можно было бы поменять местами или перегруппировать по другому принципу. Но основная концепция кураторов в данном случае не столь важна. Их экспозиция-эссе и так получилась концептуальной уже из-за одного своего контекста.

Российская газета

2010-10-25

http://www.rg.ru/2010/10/25/a429289.html

От бульдозера до «Сотбис»

Жанна Васильева

            В фонде "Екатерина" открылась выставка "Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контект. 70-80-е годы ХХ века".

            300 работ, объектов, фотографий и фильмов в основном взяты из собрания фонда и коллекции Музея МАНИ, но также из Русского музея и ГМИИ им. А.С.Пушкина и частных коллекций. Временные рамки определяют два события: "бульдозерная" выставка 1974 года и аукцион Sotheby s 1988 года - первое открытое столкновение "неофициальных художников" с властью в борьбе за право показывать свои работы в СССР и первый "прорыв" нонконформистов на мировой художественный рынок.

            Между ними - 14 лет, которые если не потрясли, то сдвинули, переформатировали художественную жизнь и представления об искусстве. Этот сдвиг во многом был связан с деятельностью московских концептуалистов, которую Борис Гройс не зря назвал романтической. Наряду с русским авангардом начала ХХ века московский концептуализм 70-80-х стал оригинальным художественным явлением, выросшим вопреки очевидности "железного занавеса" среди коммуналок, мастерских художников, кухонных споров и квартирных выставок. Он вырос там, где его по определению быть не могло. Там, где не было ни рыночного "спроса", ни заказа власти или общественных структур. Ничего - кроме интеллектуального и художественного поиска художников.

            Речь не шла о столкновении или противостоянии с властью, они не чувствовали себя Давидами, вышедшими на бой с Голиафом. Эту задачу решало, скорее, старшее поколение в лице Оскара Рабина, Льва Кропивницкого и всей Лианозовской группы. Их работы показаны на третьем этаже в разделе "Предыстория. Поиски языка", с которого кураторы и советуют начинать осмотр. Но опыт "лианозовцев" показал, что можно жить вопреки внешним обстоятельствам, превращать барачную комнату с земляным полом по выходным дням в галерею, не ориентироваться на одобрение властей, создавать свою среду и свои критерии оценки искусства. Их опыт внутренней свободы и неуспокоенного поиска вполне унаследовали те, кого потом назовут концептуалистами. Другое дело, что их опорой был дружеский круг профессионалов, складывавшийся интитивно, возникавший из симпатий, сходных интересов, эмоционального притяжения. Фотографии мастерских, альбомы, созданные в начале 1980-х Вадимом Захаровым и Георгием Кизевальтером, фильм с рассказом художников о жизни тех лет - очень теплое и естественное введение в основную тему "концептуализма".

            Впрочем, что такое "концептуализм" у нас каждый понимал по-своему. Кураторы выставки предложили свою классификацию, выделив разделы "Пространство", "Поверхность", "Знаки/символы", "Мифологии". Можно, конечно, сказать, что все наши концептуалисты сидели на старом "стуле" Джозефа Кошута, который соединил сам предмет (тот самый стул), его описание и изображение. Но нельзя не заметить разницу путей, по которым они двигались. Одни, как Эрик Булатов, Олег Васильев, Эдуард Гороховский, заостряли конфликт между плоскостью (ее представляла, как правило, надпись - от лозунга "Слава КПСС" до строгого "Не прислоняться" - на двери метро) и пространством картины. Другие, как Илья Кабаков и Виктор Пивоваров, исследовали территорию между словом и изображением. Речь разных персонажей выстраивалась вокруг пустого пространства альбомного листа, зависала как отрывки-реплики театра абсурда. Третьи, как Виталий Комар, Александр Меламид, Ростислав Лебедев, Борис Орлов, Леонид Соков, клишированный язык тиражной продукции, будь то портрет Сталина, деревянная игрушка или безымянный первомайский плакат, использовали для рождения новых смыслов. Наконец, Андрей Монастырский и группа "Коллективные действия" основой сделали перформанс в пригородных полях и лесах, где участники часто были и единственными зрителями, а фотодокументация и описание действий - доказательством и свидетельством акции. Перформанс, лэнд-арт, фотография и текст оказывались нераздельно слиты, почти так же, как искусство и жизнь.

            Считается, что концептуализ - незрелищное искусство. Очень эзотеричное, закрытое, доступное только посвященным зрителям. Достоинство выставки "Поле действия..." в том, что она продемонстрировала как раз захватывающе интересный, зрелищный потенциал искусства московского концептуализма. Достаточно взглянуть на огромную катушку для кабеля, которая стала частью проекта Андрея Филиппова под названием "Поле действия", или семикилометровую (!) веревку, которую разматывали участники одной из акций "Коллективных действий", чтобы понять, что концептуализм - это не только текст и изображение, это пот и кровь, и физическое усилие по преодолению пространства... В общем, это движение не по течению жизни, а поперек. Движение к невидимой цели - и попадание в яблочко.

Телеканал

2010-10-25

http://www.tvkultura.ru/news.html?id=485328

Поле действия московского концептуализма

            Московская концептуальная школа» – творчество этого объединения современных художников часто называют «интеллектуальной вспышкой в неофициальном советском искусстве». В числе создателей этого направления - Илья Кабаков, Эрик Булатов, Андрей Монастырский, среди продолжателей - Вадим Захаров, Андрей Филиппов – те кто, занимается современным искусством сегодня. Выставка в залах фонда культуры «Екатерина» очерчивает «поле действия» влиятельного движения семидесятых-восьмидесятых, и восстанавливает контекст его понимания. Выставка так и называется – «Поле действия». Рассказывают «Новости культуры».

            «Музеификация» – одна из любимых игр московского концептуализма, - теперь «взаправду». «Поле действия» - основательная выставка на три этажа: хронология, документация, имена, группы, концепции, - академическая чистота и порядок.

            По мнению художника Игоря Макаревича, «выставка безупречно выстроена».

            Он вспоминает участников движения, которым некогда был концептуализм, среди них и Николай Панитков. У его дачи располагалось то поле, на котором проходили акции группы «Коллективные действия». Сегодня поле застроено, та пустота, на которую концептуалисты «наворачивали» свои концепции – исчезла, а вот концептуализм - жив.

            Выставка начинается с предисловия - с работ модернистов-шестидесятников. Что отличало концептуалистов от старших товарищей по неофициальному искусству?

            Николай Панитков полагает, что «ирония, отстранение от пафоса и восприятия художника, как демиурга». Вместе с Игорем Макаревичем они говорят об игровой составляющей концептуального искусства. Возникает закономерный вопрос, а что отличает концептуализм от актуального искусства наших дней?

            Как говорит куратор Иосиф Бакштейн, «люди были движимы внутренним творческим импульсом, нет того привкуса бизнеса, который чувствуется во всем, что мы сейчас делаем».

            Социальный контекст концептуализма: выставки квартирные и в мастерских, перформансы на окраинах. Теория, родившаяся в кухонных разговорах и отпечатанная на машинке. Документация - фото из частных архивов, любительская съемка. Герметичная группа сообщников. Концептуализм всегда был делом людей читающих, а еще тех, для которых единственной формой протеста против идеологии и общего устройства жизни - было искусство. Выставка «поле действия» передает атмосферу движения. А кроме того, фиксирует такой промежуточный момент, когда концептуализм уже готов «забронзоветь», но на самом деле еще тут как тут - «тепленький». По мнению куратора выставки Александры Даниловой, «он перестал быть актуальным, но еще не стал историей». Остается считать «Поле действия» выставкой живых классиков современного искусства.

Art gals

2010-10-23

http://www.ekaterina-fondation.ru/rus/exhibitions/2010/actfield/

Выставка «Поле действия. Московская концептуальная школа и её контекст. 70-е – 80-е годы ХХ века»

            Фонд культуры «ЕКАТЕРИНА» продолжает знакомить зрителей с наиболее яркими явлениями отечественного искусства. 23 октября 2010 года в залах Фонда открылась выставка «Поле действия. Московская концептуальная школа и её контекст», посвященная русскому искусству 1970-х – 1980-х годов. На ней было представлено около 300 экспонатов: произведения таких известных художников как Юрий Альберт, Эрик Булатов, Сергей Волков, Вадим Захаров, Константин Звездочётов, Илья Кабаков, Виталий Комар, Андрей Монастырский, Николай Панитков, Виктор Пивоваров, Андрей Филиппов и другие, а также фотографии и уникальные документальные материалы.

            Пространство искусства - это всегда поле действия разных сил, место пересечения творческих стратегий, сложная картина взаимодействия доминирующих тенденций и маргинальных явлений. В проекте было рассмотрено «поле действия» одного из самых ярких и сложных периодов отечественной культуры второй половины ХХ столетия - времени становления московской концептуальной школы.

            Экспозиция выставки была разделена на две дополняющие друг друга части. Первая - это «взгляд изнутри», погружение в контекст эпохи, основанный прежде всего на разного рода документальных материалах - это фотопортреты художников и фотографии их мастерских, документация выставок (официальных или квартирных), сохранившиеся в личных архивах видеозаписи. На выставке также демонстрировался фильм Юлии Овчинниковой, созданный по заказу Фонда культуры "ЕКАТЕРИНА" специально для проекта "Поле действия". Вторая - «взгляд извне» - отстранённое, дистанцированное исследование наблюдателя, который вписывает события в историю.

            Основу экспозиции составили произведения из собрания Екатерины и Владимира Семенихиных, коллекции Музея МАНИ, к участию в выставке были приглашены государственные и частные собрания. В экспозицию вошли работы художников Юрия Альберта, Эрика Булатова, Сергея Волкова, группы «Коллективные действия», группы «Мухомор», группы СЗ, Константина Звездочетова, Ильи Кабакова, Виталия Комара и Александра Меламида, Александра Косолапова, Юрия Лейдермана, Владимира Мироненко, Сергея Мироненко, Андрея Монастырского, Бориса Орлова, Виктора Пивоварова, Дмитрия Пригова, Леонида Сокова, Андрея Филиппова, Ивана Чуйкова и других.

homepage.ru

2010-10-23

http://homepage.ru

О выставке

            В определенном смысле концептуализм — «теоретический пик» всего искусства ХХ столетия. Провозгласив первенство идеи, мастера этого направления акцентировали интеллектуальное, а не эстетическое, нередко отказываясь даже от визуализации своих произведений. В России это направление получило широкое распространение, став основополагающим в искусстве 1970–1980-х годов, по сути, наложив свой отпечаток едва ли не на все явления неофициального искусства нескольких десятилетий.

            23 октября 2010 года в залах Фонда открылась выставка «Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст», посвященная русскому искусству 1970-х – 1980-х годов. На ней представлено около 300 экспонатов: произведения таких известных художников как Юрий Альберт, Эрик Булатов, Сергей Волков, Вадим Захаров, Константин Звездочетов, Илья Кабаков, Виталий Комар, Андрей Монастырский, Николай Панитков, Виктор Пивоваров, Андрей Филиппов и другие, а также фотографии и уникальные документальные материалы.

            Экспозиция выставки разделена на две дополняющие друг друга части. Первая — это «взгляд изнутри», погружение в контекст эпохи, основанный прежде всего на разного рода документальных материалах — это фотопортреты художников и фотографии их мастерских, документация выставок (официальных или квартирных), сохранившиеся в личных архивах видеозаписи. На выставке также демонстрируется фильм Юлии Овчинниковой, созданный по заказу Фонда культуры "ЕКАТЕРИНА" специально для проекта "Поле действия". Вторая — «взгляд извне» — отстраненное, дистанцированное исследование наблюдателя, который вписывает события в историю.

РИА новости

2010-10-23

http://ria.ru/culture/20101023/288494900.html

Выставка о московском концептуализме открылась в фонде

            Выставка "Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст" открылась в Фонде культуры "Екатерина" в субботу, сообщили РИА Новости организаторы проекта.

            "Проект, который получил название "Поле действия", заинтересовал нас возможностью не просто представить публике московский концептуализм как значимое явление в искусстве 70-80-х годов ХХ века, но и наглядно рассказать о художественной жизни того времени, о разных направлениях, существовавших в советском неофициальном искусстве того времени", - цитируют в фонде слова его учредителей Екатерины и Владимира Семенихиных.

            В экспозиции представлены порядка 300 произведений известных художников, в том числе Юрия Альберта, Эрика Булатова, Сергея Волкова, Вадима Захарова, Ильи Кабакова, Андрея Монастырского, Виктора Пивоварова и многих других.

            Выставка состоит из нескольких разделов, первый из которых - "Предыстория. Поиски языка" посвящен контексту, в котором происходило зарождение московской концептуальной школы. Взяв за основу созданные в начале 1980-х годов Вадимом Захаровым и Георгием Кизевальтером альбомы "По мастерским", кураторы - Александра Данилова и Елена Куприна-Ляхович - обозначили ключевые фигуры периода формирования "концептуального круга". Как часть документального материала на выставке экспонируются полотна Владимира Вайсберга, Анатолия Зверева, Дмитрия Краснопевцева, Оскара Рабина, Юрия Соболева и других художников 1960-1970-х годов. Здесь же можно увидеть ранние работы Виталия Комара, Александра Косолапова, Леонида Сокова и Валерия Герловина.

            Следующие разделы обозначают главные тенденции, зародившиеся внутри московской концептуальной школы и получившие развитие в течение следующих десятилетий в пространстве концептуального искусства.

            Например, в части "Знаки/структуры" отражено то направление концептуализма, для которого характерно знаковое прочтение мира, а в разделе "Поверхности" на примере работ, в частности, Сергея Волкова и Надежды Столповской, можно увидеть, что живопись как художественная система не утратила своей актуальности, несмотря на восприятие картины как объекта.

            Еще одна часть выставки называется "Мифологии", она посвящена соц-арту 1970-х годов и его более поздним версиям. Появившись в творчестве Виталия Комара и Александра Меламида, соц-арт получил широкое распространение в работах Александра Косолапова, Бориса Орлова, Леонида Сокова.

            Отдельный раздел экспозиции посвящен так называемому периоду "новой волны", который ассоциируется с деятельностью групп "Мухомор", СЗ и содружеством галереи АРТART. В этом разделе представлены, например, работы художников Никиты Алексеева и Вадима Захарова.

            Раздел "Эпилог. Эпоха счастья", завершающий экспозицию, был вдохновлен зарубежным интересом к перестройке и гласности и эпохальным аукционом, который Sotheby's провел в Москве, на котором были представлены не только художники классического авангарда, но и современные. Именно на этих торгах стала ясна цена на неофициальное искусство, во много раз превысившая самые смелые мечтания его создателей. Для художников началась совсем другая эпоха, которую кураторы проекта также обозначили на выставке.

Посмотреть выставку можно до 10 декабря.

Weekend

2010-10-22

http://www.kommersant.ru/doc/1521728

Съезд победителей

Игорь Гулин

            На выставке представлено искусство околоконцептуалистского круга с конца 1960-х по начало 1990-х годов — картины и объекты, самиздатовские книги и самодельные альбомы, документации перформансов и эскизы инсталляций. Тут есть Илья Кабаков, Эрик Булатов, Виталий Комар и Александр Меламид, Андрей Монастырский, Виктор Пивоваров, Дмитрий Пригов и Лев Рубинштейн, в общем, все-все-все. Это и вправду впечатляющий по масштабу проект, особенно для частной галереи, даже такой серьезной, как фонд "Екатерина".

            Вообще, устроить большую выставку московского концептуализма кажется затеей невероятно амбициозной. Большинство интересующихся арт-историей неспециалистов воспринимает концептуализм почти как синоним современного русского искусства, во всяком случае — его центр. Все остальное — искусство, его предваряющее, продолжающее или альтернативное ему. Даже независимые от концептуализма художники — независимы именно от концептуализма. В каком-то смысле, течение это действительно одержало полную победу, задав систему координат, которая практически не ставится под вопрос. Поэтому ретроспективная выставка и выглядит столь смелой: ей в любом случае придется определять, что представлял собой концептуализм, рассказывать историю его триумфа, то есть волей-неволей отказаться от восприятия его как данности, что редко приходит кому-нибудь в голову. И тем более важна эта задача.

            Ситуация с концептуализмом вообще довольно парадоксальная. При обилии написанного его представителями и исследователями, томах манифестов и воспоминаний, практически невозможно описать саму структуру движения. Концептуализм предстает как сумма индивидуальных и групповых стратегий. Его история — история частных поисков, лишь призрачно оформляющихся в некоторое подобие институций. Все его группы и объединения носят полупародийный характер. Тут отчасти работает придуманное Монастырским понятие "колобковости", нарочитого ускользания от определяемости — не только однозначности трактовок, но и четкости структуры.

            Кураторы фонда принимают этот вызов неуловимости, они пытаются, отказавшись от привычного рассказа о дружеских связях и пространстве хаотичного витания идей, описать движение извне. В каком-то смысле можно сказать, что выставка — акт переколпачивания колпака, попытка концептуализации самой истории концептуализма.

            В ней шесть главных разделов. Первый посвящен советскому неофициальному искусству, оказавшему важнейшее влияние на концептуализм. Тут есть барачная живопись Оскара Рабина, семиотический абстракционизм Юрия Злотникова, неоэкспрессионизм Анатолия Зверева, ранние работы будущих концептуалистов, пока только нащупывающих манеру, и много чего другого. Понятно все и с последним разделом, отведенным под игровую "новую волну" концептуализма — группу "Мухомор", Константина Звездочетова, Павла Пепперштейна и прочих младших концептуалистов.

            Сложнее обстоит дело с четырьмя центральными разделами, посвященными "классическому" концептуализму. Художникам, работающим со взглядом, посвящен раздел "Пространство", с языком — "Знаки/Структуры", рефлексирующим по поводу живописных средств — "Поверхности", а ориентирующимся на идеологию — "Мифологии" (сюда попадает и то, что привычно называется "соц-артом"). Эта вроде бы удобная схема на практике вызывает только раздражение. Кажется, что работы попадают в тот или иной раздел почти случайно. Так, отнесенный к первой группе Булатов со своим классическим приемом, когда в идиллическом пейзаже горизонт загораживает надпись — в данном случае "Не прислоняться",— работает с давлением языка и идеологии уж точно не меньше, чем с пространством. А деятельность приписанной к "знаковому" разделу группы "Коллективные действия", напротив, невозможно представить без освоения подмосковных опушек, где происходили их перформансы. Подобных упреков можно предъявить еще немало, и все они слегка ставят концепцию выставки под вопрос.

            И тем не менее материал ее невероятно интересен. Тут есть большое количество малоизвестных и даже никогда не выставлявшихся работ, множество архивных фотографий. Кажется, ключевое слово в названии выставки — "контекст". История концептуализма благодаря ему представлена не столько в его шедеврах, сколько в общей массе поисков. И за эту возможность действительно по-новому взглянуть на движение некоторую кураторскую несуразность выставки можно простить.

Пятница

2010-10-22

http://www.vedomosti.ru/friday/article/2010/10/22/16408

Искусство по идее

Игорь Чувилин

            Московский концептуализм как явление четко не описан, он существует скорее в виде легенды. Поэтому к представлению процессов, бурливших в столичной художественной среде в 1970-1980-х годах, организаторы выставки подошли масштабно. Экспозиция под названием «Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70-80-е годы ХХ века» займет все три этажа помещения фонда «Екатерина». Значительная часть ее экспонатов — из собрания самих владельцев фонда Екатерины и Владимира Семенихиных, остальные — из других частных коллекций, а также Третьяковской галереи, ГМИИ им. Пушкина и других российских музеев.

            Концептуализм обычно обращает больше внимания на идею произведения и сопроводительный текст к ней, чем на собственно визуальное воплощение. В Европе это течение подчас выглядело довольно скучно и стерильно. А вот работы отечественных представителей этого направления чаще оставались и живыми, и остроумными. Одни вытягивали из леса семикилометровые веревки (перформанс группы «Коллективные действия»), другие проводили уроки самообороны от бытовых вещей (Вадим Захаров, пытающийся криком «запугать» обеденный стол), высиживали яйца в огромных гнездах (как группа «Гнездо» на выставке в Доме культуры ВДНХ в 1975 году). В общем, расширяли границы понятия «искусство» до беспредельности.

            Начинается выставка с периферии темы: работ Владимира Вейсберга, Анатолия Зверева, Оскара Рабина — «неофициальных» художников того времени, с концептуализмом не связанных. Вплотную к заявленной теме подходит картина «Пол. Метлахская плитка» Михаила Рогинского — где плитка, как на лестничных площадках хрущевок, написана маслом на холсте. А дальше идут «Шампуры геометрии» Виталия Комара — серия картин, на которых изображены геометрические фигуры, напоминающие детские пирамидки; деревянные бюсты авторства Леонида Сокова и Александра Косолапова. Постепенно нам показывают, как рождается новое, интеллектуальное в своей основе, течение.

            Важная часть выставки — фотографии и документы, посвященные перформансам. В московском концептуализме псевдонаучность и бесконечное документирование уживались с ерничеством: например, в ходе акции «Раскопки» 1979 года группы «Мухомор» из земли был выкопан ящик с сидящим в нем художником Свеном Гундлахом. Все происходящее подробно документировалось участниками, при этом сам Гундлах, сидя в ящике, тоже вел записи. Акция явственно пародировала стилистику научно-популярной периодики того времени.

            У концептуалистов уже не осталось ни следа от шестидесятнической наивности, в их затеях отчетливо стали проступать едкий юмор и нарочитая профанация происходящего. Как, скажем, в инсталляции группы «Гнездо», неизвестно зачем призывавшей: «Качайте красный насос!» Столь же четко звучали и антисоветские нотки, когда абсурдность окружающей реальности возводилась в крайнюю степень: «Бюст в духе Растрелли» Бориса Орлова 1982 года был целиком сделан из орденских планок. А иногда сама действительность иронично обыгрывалась и ловко подменялась — как в работе Эрика Булатова «Не прислоняться», где всем знакомая надпись из столичной подземки оказывалась размещенной поверх среднерусского пейзажа.

artinvestment.ru

2010-10-22

http://artinvestment.ru/news/exhibitions/20101022_ekaterina_concept_school.html

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст» в Фонде «Екатерина

            Завтра, 23 октября, в залах Фонда «Екатерина» открывается выставка «Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст», посвященная русскому искусству 1970–80-х годов. На ней будет представлено около 300 экспонатов, в том числе произведения Юрия Альберта, Эрика Булатова, Сергея Волкова, Вадима Захарова, Константина Звездочётова, Ильи Кабакова, Виталия Комара, Андрея Монастырского, Николая Паниткова, Виктора Пивоварова, Андрея Филиппова и других художников, а также фотографии и уникальные документальные материалы.

            Пространство искусства — это всегда поле действия разных сил, место пересечения творческих стратегий, сложная картина взаимодействия доминирующих тенденций и маргинальных явлений. Проект рассматривает «поле действия» одного из самых ярких и сложных периодов отечественной культуры второй половины ХХ столетия — времени становления московской концептуальной школы.

            В определенном смысле концептуализм — «теоретический пик» всего искусства ХХ столетия. Провозгласив первенство идеи, мастера этого направления акцентировали интеллектуальное, а не эстетическое, нередко отказываясь даже от визуализации своих произведений. В России это направление получило широкое распространение, став основополагающим в искусстве 1970–80-х годов и, по сути, наложив свой отпечаток едва ли не на все явления неофициального искусства нескольких десятилетий.

            Кураторы выставки Александра Данилова и Елена Куприна-Ляхович поставили перед собой задачу отстраненно взглянуть на события уже прошлого века, наметить основные векторные силы художественного поля, очертить контуры самых ярких феноменов, связанных с историей московского концептуализма. То есть, пользуясь терминологией самих концептуалистов, определить «текст» и «контекст» этого явления.

            Экспозиция выставки разделена на две дополняющие друг друга части. Первая — это «взгляд изнутри», погружение в контекст эпохи — ее составили фотопортреты художников и фотографии их мастерских, документация выставок (официальных или квартирных), сохранившиеся в личных архивах видеозаписи. Вторая — «взгляд извне» — отстраненное исследование наблюдателя, который фиксирует события для истории.

            Первый раздел экспозиции «Предыстория. Поиски языка» посвящен контексту, в котором происходило зарождение московской концептуальной школы. Взяв за основу созданные в начале 1980-х годов Вадимом Захаровым и Георгием Кизевальтером альбомы «По мастерским», кураторы обозначили ключевые фигуры периода формирования «концептуального круга».

            Именно как часть документального материала и появляются на выставке полотна Владимира Вейсберга, Анатолия Зверева, Дмитрия Краснопевцева, Оскара Рабина, Юрия Соболева и многих других мастеров рубежа 1960–70-х годов. Любопытно в этом контексте увидеть и ранние работы художников 1970-х Валерия Герловина, Виталия Комара, Александра Косолапова, Леонида Сокова.

            Своеобразным рубежом, разделившим две эпохи, может быть названа «бульдозерная выставка» 1974 года — героический выход неофициальной культуры из подполья и начало процесса ее легализации, — после чего в Москве появился новый круг неофициальных художников, вновь не вписавшихся в рамки «легализованного модернизма». Этим кругом и стала московская концептуальная школа. Практически отказавшись от хронологического принципа, кураторы отдали предпочтение типологии, выделив несколько ключевых или даже стилеобразующих понятий искусства этого периода, обозначив главные тенденции, зародившиеся внутри московской концептуальной школы и продолжавшие развиваться в пространстве концептуального искусства последующих десятилетий. Одна из таких тенденций, объединяющая творчество Андрея Абрамова, Эрика Булатова, Олега Васильева, Эдуарда Гороховского, Ильи Кабакова, Виктора Пивоварова, Ивана Чуйкова, Сергея Шаблавина, обозначена в разделе выставки как «Пространство».

            В экспозиции следующего раздела — «Знаки/структуры» — отражено направление концептуализма, для которого характерно знаковое прочтение мира, поиск разнообразных закономерностей и структур, отношение к окружающему как к тексту, нуждающемуся в анализе и интерпретации. Визуальный минимализм работ Риммы и Валерия Герловиных или Андрея Монастырского, длящееся действие акций группы «Коллективные действия», подчеркнутый интерес к тексту, слову, высказыванию приводят к появлению целого ряда произведений, находящихся на границе жанров.

            Экспозиция раздела «Поверхности» описывает поиски художников разных поколений, в искусстве которых, несмотря на восприятие картины как объекта, живопись как художественная система не утратила актуальности. В произведениях Александра Юликова, Светланы Копыстянской, Сергея Волкова, Надежды Столповской интеллектуальная игра — интерес к слову, тексту, знаку — сочетается с богатством фактуры, свободой мазка, сопоставлением различных текстур.

            Раздел «Мифологии» посвящен такому значительному явлению в искусстве начала 1970-х годов, как соц-арт и его более поздние версии. Возникнув в творчестве Виталия Комара и Александра Меламида, соц-арт достаточно быстро получил широкое распространение в творчестве Александра Косолапова, Ростислава Лебедева, Бориса Орлова, Леонида Сокова. Однако большинством из них он был воспринят не только как концептуальный прием, но как пластическая метафора, позволяющая в свободной игровой форме оперировать клишированными образами. Эта художественная стратегия была подхвачена и художниками следующего поколения — Марией Константиновой, Андреем Филипповым, Николаем Козловым, Дмитрием Врубелем. В их творчестве работа с мифологемами становится частью более сложной концептуальной или постмодернистской игры.

            Отдельный раздел выставки посвящен так называемому периоду «новой волны», которая в России ассоциируется с деятельностью групп «Мухомор», СЗ и содружеством галереи AПTAРT. Как и мастера 1970-х, художники «новой волны» исследуют в своем творчестве «краевые» слои культуры. Только теперь они вводят в оборот высокого интеллектуального искусства дворовую эстетику. В этом разделе представлены работы таких художников, как Никита Алексеев, Вадим Захаров и многих других.

            Пестрое многоцветие «новой волны» дало импульс развитию разнообразных тенденций, выплескивавшихся наружу в формах перформансов и выставок. На волне зарубежного интереса к перестройке и гласности аукционный дом Sotheby’s решил провести в Москве торги, на которых было представлено не только искусство классического авангарда, но и современные художники. По сути, именно на этом аукционе впервые официально и легально была заявлена «стоимость» непонятного «неофициального искусства», во много раз превысившая вообразимые обывателем пределы. Для художников началась совсем другая эпоха, обозначенная в проекте «Поле действия» как «Эпилог. Эпоха счастья». Этот раздел, завершающий экспозицию, посвящен короткому периоду упоения свободой и ощущением сбывающейся мечты о независимом творчестве.

            Екатерина и Владимир Семенихины, учредители Фонда культуры «Екатерина», о выставке: «Нам кажется, что давно назрела необходимость показать этот яркий, сложный и неоднозначный период в истории русского искусства в масштабе большой экспозиции. Проект, который получил название “Поле действия”, заинтересовал нас возможностью не просто представить публике московский концептуализм как значимое явление в искусстве 70–80-х годов ХХ века, но и наглядно рассказать о художественной жизни того времени, о разных направлениях, существовавших в неофициальном искусстве этого периода. При выборе темы для нас немалое значение имел и тот факт, что обращение к ней дает возможность показать в залах Фонда ранее нигде не выставлявшиеся произведения из нашего собрания. Некоторые вошедшие в экспозицию работы таких художников, как Сергей Волков, Вадим Захаров, Светлана Копыстянская, Виталий Комар, Ирина Нахова, Андрей Филиппов, представлены впервые».

            Основу экспозиции составляют произведения из собрания Екатерины и Владимира Семенихиных, коллекции Музея МАНИ, к участию в выставке приглашены государственные и частные собрания. В экспозицию входят работы художников Юрия Альберта, Эрика Булатова, Сергея Волкова, группы «Коллективные действия», группы «Мухомор», группы СЗ, Константина Звездочетова, Ильи Кабакова, Виталия Комара и Александра Меламида, Александра Косолапова, Юрия Лейдермана, Владимира Мироненко, Сергея Мироненко, Андрея Монастырского, Бориса Орлова, Виктора Пивоварова, Дмитрия Пригова, Леонида Сокова, Андрея Филиппова, Ивана Чуйкова и других.

Выставка продлится до 10 декабря 2010 года.

TheMainPeople.ru

2010-10-22

http://culture.russiaregionpress.ru/archives/8225

Фонд культуры

            22 октября 2010 года в залах Фонда откроется выставка “Поле действия”, посвящённая русскому искусству 70-80-х годов. На ней будут представлены произведения таких известных художников как Эрик Булатов, Илья Кабаков, Виктор Пивоваров, Виталий Комар и Александр Меламид, Константин Звездочётов.

            Пространство искусства – это всегда поле действия разных сил, место пересечения творческих стратегий, сложная картина взаимодействия и противодействия мейнстрима и личных поисков художников. Данная выставка рассматривает поле действия одного из самых ярких и неоднозначных периодов русской культуры, так называемое, неофициальное искусство (время между Бульдозерной выставкой (1974) и аукционом Сотбис в Москве (1988). Именно тогда, по замечанию одного из художников “границы художественных направлений проходили не по авторам, а по работам, а, может быть даже, по половине работы…”. Кураторы Александра Данилова и Елена Куприна-Ляхович считают что: “именно сейчас, спустя десятилетия важно взглянуть на ситуацию тех лет, и, возможно, этот взгляд покажется абсолютно новым. В данном проекте мы попытались в эскизной форме наметить основные векторные силы художественного поля, используя принципы формального анализа, старались очертить контуры ярких феноменов отечественного искусства второй половины ХХ века”.

            Экспозиция выставки разделена на две дополняющие друг друга части. Первая, это “взгляд изнутри”, куда вошли документальные материалы художников. Вторая “взгляд извне” – отстранённое, дистанцированное исследование стороннего наблюдателя, который вписывает события в историю.

            Основу экспозиции составляют произведения из собрания Екатерины и Владимира Семенихиных, коллекции Музея МАНИ, государственных и других частных собраний. На выставке будут представлены работы таких художников, как: Ю.Альберт, Э.Булатов, С. Волков, группа “Коллективные действия”, группа “Мухомор”, группа “СЗ”, К.Звездочётов, И.Кабаков, В.Комар/А.Меламид, А.Косолапов, Ю.Лейдерман, В.Мироненко, С.Мироненко, А.Монастырский, Б.Орлов, В.Пивоваров, Д.А.Пригов, Л.Соков, А.Филиппов, И.Чуйков и др.

Досуг

2010-10-20

http://www.smizona.com/_files/small/vash_dosug_2010_41.pdf

Поле чудес в стране мухоморов

            Сегодня слово «концептуальный» употребляется много и почти на автомате – наравне со словцом «авангардный». Оно практически превратилось в междометие. Ничего не значит, но выражает что-то очень умное, продвинутое, непростое. Короче, концептуальное. «Концептуальный ход», «концептуальное решение», «концептуальная программа». Что это такое – никто особо не парится.

            Точно так же в искусстве. Когда, например, мы говорим «авангард», то чаще всего имеем в виду такое произведение, которое выбивается из норм. Профессионалы уточняют – есть «русский авангард начала ХХ века». В воображении сразу всплывает «Черный квадрат» Малевича. Но когда мы говорим «концептуализм», в воображении не возникает почти ничего. Концептуальным на нынешней арт-сцене можно назвать все подряд – от галереи, которая вместо выставок картин устраивает видеопоказы, до любого жеста художника (даже если он, наподобие Андрея Кузькина, подвешен в гамаке под потолком).

            Однако, как утверждают кураторы показа (Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович), наш концептуализм имеет конкретное время, место и лицо. Неслучайно выставка названа «Поле действия» – пора нам определиться на местности.

            Итак, в России концептуализм возник примерно в то же время, что и во всем мире – в 1960-х (понятно, что точную дату не назовет никто), но особенно расцвел в «застойные» 1970–80-е годы. Это и поныне самое влиятельное течение. Родина отечественного концептуализма – Москва, его подлинным гуру считается Илья Кабаков (один из самых дорогих художников мира, ныне живущий в Америке). Наконец, наш концептуализм очень отличается от западного. Тем, что появился не в капиталистическом обществе потребления, а в коллективистском Советском Союзе. «Советскостью» он и ценен.

            Впрочем, чтобы до конца разобраться с этим явлением и иметь какие то ориентиры на выставке, предлагаем вам краткий словарь-путеводитель по теме «Московский концептуализм, 1970–80-е годы».

Знаки

            Весь мир наполнен не эмоциями, а знаками. Их можно прочитать, соединить, расчленить, объяснить. Неслучайно в работах концептуалистов на фоне пейзажа вдруг возникают лозунги. На натюрмортах – пространные надписи. Изображение превращается в шараду. И неслучайно также в качестве произведений предстают самодельные книжки и даже банки, обернутые бумагой с текстами (каку Дмитрия Александровича Пригова).

Акции

            Это то, чем занималась группа художников «Коллективные действия» – локомотивы концептуализма в 1970-х годах. Одним из лидеров и идеологов группы выступил Андрей Монастырский. Зрители становились частью произведения. Их вывозили за город и просили совершать определенные действия: ходить по поляне, разматывать нити, наблюдать за появляющимися из леса незнакомцами. Главное в акциях «КД» было не само действо (не путать с перформансом!), а то описание, которое оно получало впоследствии. По словам Монастырского, акция – это «подготовка к акту самосознания». В результате возникали пространные опусы о физическом и психическом переживании.

Соцарт

            Поколение, которое слышало о культе Сталина и американском поп-арте (по аналогии возник соцарт), уже не могло воспевать социалистическое строительство. И если Энди Уорхол обыгрывал рекламу, наши художники начали обыгрывать советские символы. Особенно преуспели в этом творческий тандем Комар-Меламид и Борис Орлов.

Идея

            Иногда концептуализм называют «искусством идей». Авторитетная энциклопедия на сей счет заявляет: «Художников интересует не форма, а сам процесс мышления, а их произведения – лишь документация этого процесса». В общем, на концептуальной выставке нужно не столько смотреть, сколько размышлять.

Картина

            Концептуалисты тоже создавали картины. Но совсем не те, что мы привыкли видеть в традиционных музеях. Их холст и масло больше напоминают пародии на классические или советские картины: у Ивана Чуйкова, например картина в прямом смысле превращается в окно. Чаще всего в картинах передергиваются реалистические штампы и мифы (см. «Соцарт»). Иногда пустота в раме оказывается важнее образов.

Мухомор

            У известных московских концептуалистов Игоря Макаревича и Елены Елагиной имеется целая серия объектов, привязанных к этому грибу. Мухомор, как известно, ядовит и обладает галлюциногенными свойствами. Эдакий красный инопланетянин в русских лесах. В начале 1980-х возникла арт группа «Мухоморы», получившая широкую известность благодаря своим музыкальным опусам и гомерически смешным объектам. Ныне из «мухоморов» искусством занят только Константин Звездочетов.

Яйцо

            В 1975 году в Доме культуры ВДНХ художники Геннадий Донской, Михаил Рошаль и Виктор Скерсис провели перформанс Высиживайте яйца!». Они сидели в большом, сплетенном из прутьев гнезде. Насчет того, что все это значит, уже написаны десятки книг. Так родилась арт-группа «Гнездо». Реальное гнездо превратилось в музейный раритет. А вот судьба яйца неясна.

Новая волна

            Поколение, пришедшее на смену классикам концептуализма в преддверии перестройки. Среди ярких представителей –группа «Мухоморы», Виктор Скерсис, Вадим Захаров, Никита Алексеев. В отличие от высоколобых предшественников они активно использовали дворовую эстетику, были более прямолинейными и провокативными.

Time Out

2010-10-18

www.timeout.ru/exhibition/event/210195/

Все тайны концептуализма в Фонде культуры

Фаина Балаховская

            Что такое московский концептуализм? Вопрос довольно запутанный. В этот круг входят художники слишком уж разные — от серьезного метафизика Эрика Булатова до совершенно безответственных прикольщиков из группы «Чемпионы мира». Секрет прост — в Москве в концептуалисты попадали часто прямо враждебные друг другу в художественной части течения. Связывали их противостояние советской идеологии и род занятий, который сегодня называется «современным искусством». И выставка под лейблом «Московский концептуализм» непременно будет просто собранием искусства начала семидесятых – конца восьмидесятых годов. Тем более что кураторы Елена Куприна и Александра Данилова поставили перед собой задачу собрать вместе все доступные материалы, разъяснив перипетии этой баснословной истории с помощью архивных документов и фотографий. То есть рассказать нам, как же все было на самом деле, словами самих художников. И, что самое главное, — посредством самих произведений, собранных из разных государственных музеев и частных коллекций. Мы увидим в полном масштабе «концептуальную» часть собрания фонда «Екатерина», а также вещи из редко показываемого в Москве музея МАНИ. А тайны концептуализма нам расскажут слоны с большой серой и предельно забавной картины Вадима Захарова. Они тогда ему почему-то мешали жить.

Афиша

2010-10-18

www.afisha.ru/article/pole_deystviya/

Поле действия

            Вопреки расхожему представлению, для восприятия таинственного и загадочного московского концептуализма требуется не шибко много ума. Вот эта штука Игоря Макаревича — так и вообще ребус: насыпанный в коробку рис + «унок» = рисунок.

            Смысл московского концептуализма в трактовке главного агента — группы «Коллективные действия» и ее лидера Андрея Монастырского состоит в том, чтобы поставить зрителя перед вопросом: куда я гляжу и что вижу? Какие условия делают произведение искусства искусством? Несмотря на очевидную банальность и затертость проблемы — после Дюшана-то, — концептуализм сильно подпитал умы в 60–70-е на Западе и в 70–80-е у нас. Да и «Коллективные действия» выбраны, чтобы представлять Россию на следующей биеннале в Венеции.

Огонёк

2010-10-18

http://www.kommersant.ru/pda/ogoniok.html?id=1515824

Ненормативная классика

            На ней будут представлены работы Эрика Булатова, Ильи Кабакова, Виктора Пивоварова, Виталия Комара и Александра Меламида, Игоря Макаревича – главных представителей этого направления, "золотой век" которого пришелся на 1970-1980 годы. Их произведения – отдельный жанр, но не потому, что соответствуют определенному формату или вписываются в рамки конкретного стиля. Единственное, что их объединяет,– неизменно андерграундное положение по отношению к эстетической норме эпохи. Это "обаяние сопротивления" они сохранили до сих пор.

Личные деньги

2010-10-15

http://fond-ekaterina.livejournal.com/1118.html

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст

            В определенном смысле концептуализм — «теоретический пик» всего искусства ХХ столетия. Провозгласив первенство идеи, мастера этого направления акцентировали интеллектуальное, а не эстетическое, нередко отказываясь даже от визуализации своих произведений. В России это направление получило широкое распространение, став основополагающим в искусстве 1970–1980-х годов, по сути, наложив свой отпечаток едва ли не на все явления неофициального искусства нескольких десятилетий.На ней представлено около 300 экспонатов: произведения таких известных художников как Юрий Альберт, Эрик Булатов, Сергей Волков, Вадим Захаров, Константин Звездочетов, Илья Кабаков, Виталий Комар, Андрей Монастырский, Николай Панитков, Виктор Пивоваров, Андрей Филиппов и другие, а также фотографии и уникальные документальные материалы.

Артгид

2010-10-01

http://www.artguide.ru/ru/msk/events/1/1007

Заумное искусство, выросшее на полях московского концептуализма

            Московская концептуальная школа по своей значимости может конкурировать с русским авангардом 1910–1920-х. Каким образом она формировалась и что происходило в ее «поле действия» — это и есть сюжет выставки. Действия в пространстве искусства 1970–1980-х разворачивались самые разные, коллективные и сугубо индивидуальные, а в огромной экспозиции — результаты этих самых действий: свыше 200 произведений, любопытнейшая и совсем нескучная документация, уникальные фото и не менее уникальная возможность взглянуть на ситуацию «изнутри», глазами самих художников.

Кураторы

Данилова Александра, Куприна-Ляхович Елена