Уважаемые посетители!
Cайт находится в разработке. По всем вопросам, пожалуйста, обращайтесь по телефону +79857686591 или по электронной почте ekartbureau@gmail.com. Благодарим за понимание.
Об открытии полной версии сайта мы объявим дополнительно.


Информация о проекте


   Пять папок МАНИ: опыт моделирования культурного пространства

   Андрей Монастырский
   Группа СЗ
   ТОТАРТ

   Curators :
Александра Данилова и Елена Куприна-Ляхович при участии Екатерины Моисеевой

   

Фонд культуры ЕКАТЕРИНА


   01.10.2011

   20.10.2011

   

Пять папок МАНИ: опыт моделирования культурного пространства

            Проект «Пять папок МАНИ: опыт моделирования культурного пространства» посвящен одной из интереснейших страниц в истории развития московской концептуальной школы. Термин МАНИ — Московский архив нового искусства — введен Андреем Монастырским (при участии Льва Рубинштейна и Никиты Алексеева) в 1980 году для обозначения круга художников- концептуалистов. Папки МАНИ в начале 1980-х годов, в условиях советской идеологической цензуры и практически полной изоляции этого искусства, были едва ли не единственным средством распространения новых художественных идей.

            Папки МАНИ содержат произведения искусства и репродукции работ московских концептуалистов и других близких им художников, документации акций и выставок, историко-художественные и критические тексты. Всего было выпущено пять папок, и, по мнению их составителей, они представляют собой абсолютно законченный во времени, самодостаточный проект.

            Папки МАНИ никогда не экспонировались и не публиковались в полном объеме — эта выставка впервые предоставляет уникальную возможность познакомиться с содержимым всех пяти папок. В ходе работы над проектом были составлены подробные описания этих материалов, кроме того, в начале этого года были записаны видеоинтервью с составителями где они объясняют свой выбор тех или иных произведений, комментируют общий смысл содержания папок, описывают художественную ситуацию того времени.

            Именно точка зрения составителей папок стала основой экспозиции — выставка демонстрирует не столько сами артефакты, содержащиеся в папках МАНИ (исчерпывающе показать их все вряд ли возможно), сколько представление художественных героев того времени об устройстве их «небольшой вселенной». А соединение двух частей — документально-художественных памятников 1980-х годов и современных интервью — создает внутри проекта пространство диалога с прошлым. С одной стороны, папки МАНИ — коллективное произведение: каждый участник мог вложить в них любой материал — текст, рисунок, фотографию. Каждый конверт — это мини-выставка, мини-исследование. «Уникальность этого издания в том, что практически самые лучшие художники разных поколений участвовали в нем. Это был результат объединения микрокультуры» — отмечет Виктор Скерсис. С другой стороны, несмотря на декларированный отказ от редактуры, в каждом выпуске отчетливо видна личность составителя, его принципы отбора материала, авторов, его художественные предпочтения. «Это исследования, созерцания, личные дела. Здесь много поэзии…» — утверждает Андрей Монастырский. Папки МАНИ удивительным образом соединили черты архива как документального свидетельства времени и архива как художественного артефакта. Поэтому они являются не только бесценным документальным материалом, но в то же время представляют собой уникальные художественные произведения — целостные авторские высказывания, собранные из произведений-высказываний других художников.

            Хотя все составители папок стремились к расширению круга МАНИ и ориентировались на максимально объективное отражение художественной ситуации начала 1980-х годов, за этой единой целью стояли пять разных авторских опытов реконструкции «поля действия». Предприняв попытку создания альтернативной формы сбора, систематизации и музеефикации искусства своего круга, художники МАНИ создали нечто большее, чем просто архив. Папки МАНИ соединяют в себе точность исторического документа со свободой авторского высказывания, упорядоченность каталога с живописностью арт-объекта. Они стали самостоятельным художественным проектом, в котором, как в зеркале, отразились различные тенденции сложного переломного периода, завершающего эпоху «неофициального искусства».

            Наибольшей строгостью отличается папка №1, составленная Андреем Монастырским в феврале 1981 года. Она включает всего 25 авторов. В одной части папки располагались тексты (критические, аналитические и литературные материалы), а в другой — изображения, по большей части — фотодокументация. «Есть формалистические моменты даже на уровне содержания первого тома МАНИ. Поэзисная структура возникла здесь сама по себе, и это крепкая структура» — отмечает Монастырский. И хотя автор настаивает на том, что собранный им архив — лишь «каталог времени», примененная им сложнейшая система отбора работ и их организации позволяет рассматривать эту папку как отдельное поэтическое произведение. Эта система не будет повторена ни в одной из последующих папок. После выхода в свет первой папки стало очевидным, что в подобной форме презентации произведений искусства заключены очень широкие возможности для передачи информации как внутри круга концептуалистов, так и за его пределами.

            Составителями папки №2 (июнь 1981), Виктором Скерсисом и Вадимом Захаровым, создание архива МАНИ воспринималось уже как «естественная форма общения и диалога» — отсюда и более свободная структура, ситуации, когда художник появляется в папке несколько раз (например, в составе различных групп). Вместе с тем «необходимость оправдания того, что ты делаешь, чем ты занимаешься» (Вадим Захаров) предопределила выбор участников этой папки. В интервью Скерсис и Захаров неоднократно подчеркивали, что отдавали предпочтение работам художников, экспериментировавших с новым языком искусства.

            Составители папки №3 (декабрь 1981) Елена Елагина и Игорь Макаревич отказались и от сложной структуры первого издания, и от тематизации, свойственной второму. Свою задачу они видели в максимальной объективности. «Главное было — зафиксировать и размножить идею. Потому что тогда всем казалось, что все пропадет, ничего не останется» (Елена Елагина). Представить культурную среду, как она есть, сохранить ее, архивировать и музеефицировать. Именно поэтому границы концептуального круга здесь расширяются, ведь авторам было важно показать не только главных действующих лиц, но и персонажей, располагавшихся на его периферии. «Это свидетельство времени, и это нужная вещь» (Елена Елагина).

            Папка №4 (1982), собранная Натальей Абалаковой и Анатолием Жигаловым, представляет уже принципиально новую художественную ситуацию, момент смены парадигмы. Сами составители отмечали, что «были самыми младшими в старшем поколении московских концептуалистов и старшими в младшем поколении. Это создавало нам площадку для рефлексии». Папки МАНИ становятся не только историческим документом, но и актуальным художественным произведением. «Это одновременно работа по созданию новой ситуации и осознание того, что должно быть закреплено и засвидетельствовано». По мнению составителей, папки МАНИ отражают особую ситуацию, когда художники «стали создавать не только произведения искусства, но взяли на себя роль критиков, аналитиков, теоретиков, выстраивающих новый концептуальный язык».

            Наиболее долгой и сложной стала судьба папки №5, подготовка которой была начата группой «Мухомор», и в частности Константином Звездочетовым, в 1983 году. Но поскольку «мухоморов» забрали в армию, папка оставалась незавершенной до 1986 года, когда к работе над ней подключился Георгий Кизевальтер. Это плод сотрудничества людей с диаметрально противоположными творческими стратегиями. Кроме того, эта папка делалась на сломе исторических эпох, то есть была начата еще в советское время, а завершена в эпоху перестройки. Стремление Звездочетова к максимальной свободе высказывания привело к полному отказу от какой-либо стратегии в составлении папки: «Это же архив — сдал в архив. Кто что сделал в определенный период, то и засунули. Это скорее этнография». Любопытно, что подобный подход оказался близок и архивистской позиции Кизевальтера, стремившегося создать памятник эпохе первой половины 1980-х годов.

Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович


Опыт анализа и визуализации моделей культурного пространства

            Первое, что понимаешь, начав анализировать папки МАНИ, — это то, что они являются не просто архивом работ художников определенного круга. Папки создавались как альтернативная институциональная система отбора систематизации и категоризации работ, а также их экспонирования. Для самих художников папки МАНИ были определенным средством коммуникации, способом ротации работ, каналом передачи информации внутри круга и за его пределами.

            Огромный объем информации, который содержится в папках, нуждается в обобщении, классификации и визуализации. Подход, который показался нам наиболее интересным, заключается в том, чтобы проанализировать папки МАНИ, используя статистические методы. Инфографика — вот визуальный инструмент, который мы использовали в данном случае.

            Мы обратились к формальному составу папок, исследовали деятельность художников круга МАНИ, обращая внимание на такие характеристики, как интенсивность участия, ориентация на индивидуальное или совместное творчество. Наконец, используя всю собранную информацию (включая ту, что предоставлена в видеоинтервью с составителями папок), мы попытались построить сетевую схему, которая бы охватывала всех, кто каким-либо образом принадлежал к кругу МАНИ или оказался на незначительное время к нему причастным.

Екатерина Моисеева


Экспозиция. Зал 1

Витрина 1

Зал 2








Витрина 2

Витрина 3

Зал 3






Витрина 4

Витрина 5

Над проектом работали:

Организаторы проекта:
Фонд культуры «ЕКАТЕРИНА»
Е.К.АртБюро

Кураторы:
Александра Данилова
Елена Куприна-Ляхович
При участии Екатерины Моисеевой

Дизайн / Инфографика:
Дмитрий Гусев
Данила Жестарев
Елена Казакевич

Видео:
Юлия Овчинникова (Art via Video)
при участии Сергея Борисова

Редактор:
Екатерина Алленова

Перевод:
Елена Калинская

Организаторы благодарят:
Центр мва программ мгу им. Ломоносова (Арт менеджмент)
Мария Завалишина
Елена Прокудина

За неоценимую помощь в обработке материалов кураторы выражают благодарность:
Павлу Камину
Елене Растворовой
Екатерине Слотюк
Евгении Цыгановой
Екатерине Ильиной
Анастасии Поляковой

Фонд культуры «ЕКАТЕРИНА» основан по инициативе Екатерины и Владимира Семенихиных
Директор:
Татьяна Шуляковская
Арт-директор:
Александра Харитонова
Координаторы:
Вера Глущенко
Александра Гусейнова
Светлана Куницына
Влада Петушкова

Е.К.АртБюро:
Екатерина Ищенко
Максим Ляхович
Александра Кошелева
Анастасия Кузнецова

В работе над проектом участвовали:
Галина Акульшина
Владислав Городецкий
Наталья Лапунина
Надежда Подкидышева





   Авторы



Андрей Монастырский

Монастырский (Сумнин) Андрей Викторович. Р. 1949, пос. Печенга Мурманской обл. Окончил филологический факультет Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова (1980). Один из основателей и идеолог группы «Коллективные действия». Один из создателей МАНИ (Московский архив нового искусства). Автор составитель томов «Поездок за город» - сборник документаций акция «КД», «Словаря терминов московской концептуальной школы (1999). Участник выставок APTARTа. Член «Клуба авангардистов» (КЛАВА). С 2008 участник группы «Капитон». Живет и работает в Москве.

Группа СЗ

Создана Вадимом Захаровым и Виктором Скерсисом в 1980. Первая персональная выставка состоялась в галерее APTART. После распада группы в 1984 Скерсис и Захаров сделали лишь один совместный проект - "Братья Карамазовы" (1990).

ТОТАРТ

Совместный проект Натальи Абалаковой и Анатолия Жигалова "Исследование Существа Искусства применительно к Жизни и Искусству", разрабатываемый с конца 70-х. В рамках проекта делаются акции, перформансы, создаются инсталляции, кино- и видеофильмы, а также осуществляется литературная и критическая деятельность.





   Произведения


   

Папка МАНИ. Московский архив нового искусства. Том I

Андрей Монастырский

22 конверта, 12 текстов в отдельной папке, 33,5 x 23,5 x 3,5 + 2 машинописных текста (Описание выставки, 5 страниц; Никита Алексеев. Коллективные и индивидуальные акции 1976-80 годов, 28 страниц)

Собрание Юрия Альберта

1981-02

Пять папок МАНИ: опыт моделирования культурного пространства, Александра Данилова и Елена Куприна-Ляхович при участии Екатерины Моисеевой

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. Специальная версия для Фонда Калверт 22, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович, Дэвид Торп

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70 - 80-е годы ХХ века, Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович






Папка МАНИ. Выпуск второй.

Группа СЗ

Это была естественная форма общения
и диалога…

Прежде чем подойти к тому, что лежит во второй папке, наверное, нужно рассказать об общей ситуации в Москве в то время. Это была переломная ситуация, смена парадигмы искусства. К началу 80-х в Москве образовалась группа художников, которые занимались современным искусством — не живописью и не скульптурой, не литературой как таковой; они занимались современным искусством, проблемами современного искусства.

Среда, в которой мы находились, была если не агрессивной, то непонимающей. Внутри нашей группы были нужны каналы связи, каналы передачи информации. Мы полагали, что необходима какая-то общая, объединяющая сеть рассылки. И практически самые лучшие художники старшего, среднего и младшего поколения решили делать такое издание. Фотографии, вложенные в конверт и представленные в папках, транслировали информацию на этот узкий круг художников.

Но круг был слишком мал. Когда мы собирали работы для второй папки, в нем было примерно тридцать человек, и мы пытались привлечь авторов, которые делали и могли дать хоть что-нибудь, кроме рисунка или живописи: хоть что‑нибудь дайте! Мы пытались выйти за круг московского… хотя тогда он еще не назывался московский концептуальный круг, он назывался круг МАНИ — Московского архива нового искусства.

Здесь слово «архив» — доминирующее: архив является специфической чертой этого круга. Важен элемент архивации, то есть сохранения информации, которая существует с целью передачи, передачи в будущее. Время создало некую форму, которую художники приняли.

Вадим Захаров, Виктор Скерсис. Видеоинтервью, май 2011

1981-07

Пять папок МАНИ: опыт моделирования культурного пространства, Александра Данилова и Елена Куприна-Ляхович при участии Екатерины Моисеевой






Папка МАНИ. Выпуск четвертый

ТОТАРТ

Среди московских концептуалистов возникла идея попытаться посмотреть на наш небольшой круг как бы со стороны. Редакторов сборников никто ни в чем не ограничивал. Поэтому в нашей папке есть художники, которые, строго говоря, скорее занимались тематизацией эстетических проблем, чем разработкой концептуального языка. Мы уделили большее внимание перформансам, к которым старшее поколение относилось довольно ревниво и настороженно.

От Ильи Кабакова, Эрика Булатова до Алексея Соболева все одинаково проявляли заинтересованность, готовность служить общему делу. Из художников, к которым мы обращались, не было ни одного, кто бы отказался, — участвовать в МАНИ было высокой честью.

Папки МАНИ отражают особую ситуацию, когда художники взяли на себя роль не только людей, производящих художественный продукт, но и анализирующих, пишущих тексты, выстраивающих новый концептуальный язык. Можно сказать, в этих папках заключается процесс создания языка современного искусства, который уже потом использовался и философами, и критиками, и искусствоведами, и историками искусства в 90‑х годах.

Кроме того, эти папки как будто хранят некий до сих пор непрочитанный текст и до сих пор нереализованный выставочный формат. Есть в этом какая‑то магия — этот до конца не прочитанный и не явленный текст… Может быть, кто-то в будущем полностью его поймет. Будем надеяться.

Наталья Абалакова, Анатолий Жигалов. Видеоинтервью, июль 2011

1982

Пять папок МАНИ: опыт моделирования культурного пространства, Александра Данилова и Елена Куприна-Ляхович при участии Екатерины Моисеевой






Папка МАНИ. Выпуск третий.

автор не указан

Закончился первый период неофициального искусства. Лианозовская школа уже совершенно оформилась — она была ориентирована на живопись, на социально-религиозные проблемы… И только зародился концептуальный круг. Это был круг «Коллективных действий», мы постоянно очень тесно общались.

Но в нашей папке был охвачен не только концептуальный круг. Хотелось в него включить как можно больше людей, которые вообще остались в Москве. Был какой-то застой, потому что очень многие уехали. И нужно было как-то сохраниться, поэтому мы в нашем кругу и решили собирать эти папки. Это было время фантастической энергетики: постоянно хотелось что-то делать, мы абсолютно не уставали.

Единственным инструментом распространения текстов в то время была печатная машинка. Надо сказать, что художники давали свои фотографии и материалы, какие могли, — поэтому они тут не все качественные, зато это свидетельства времени. Во всяком случае мы хотели собрать и представить новые работы, чтобы как-то зафиксировать их.

Многие авторы забыты, но они существуют. В дальнейшем они не вели активной деятельности, но они остались и создали определенный фон.

Здесь представлены не только лидеры. И это очень ценно, это свидетельство времени, и это нужная вещь — именно как артефакт.

К концу 80-х настало более свободное время; сами по себе, без нашего участия, стали появляться публикации в периодике. Была масса публикаций за рубежом. Внутренний самиздат уже выполнил свою задачу.

Елена Елагина, Игорь Макаревич. Видеоинтервью, июнь 2011

1981-12

Пять папок МАНИ: опыт моделирования культурного пространства, Александра Данилова и Елена Куприна-Ляхович при участии Екатерины Моисеевой






Папка МАНИ. Выпуск пятый.

Константин Звездочетов, Георгий Кизевальтер

Константин Звездочетов: Поскольку это был пятый номер, мы делали его почти пять лет, с перерывом на армию. Он делался в разных эпохах — начинался в одну, а завершался в другую. Наверное, благодаря нашей нерадивости мы имеем уникальную папку, на рубеже эпох. Эта вещь — эпохальная! Ответ на вызов времени — по этому принципу и составлялась эта папка. Никому не пожелал бы я жить в ту эпоху! Нас гнобили, преследовали. Мы страдали, проливали кровь. И практически под огнем неприятеля приходилось по крупицам собирать эти перлы московского романтического и вообще концептуального искусства. Я вижу пот, слезы и кровь моих друзей. Для меня лично это излучает теплоту. Как фотоальбом. Мой класс, мой детский сад, я в зоопарке на пони — вот это то же самое.

Георгий Кизевальтер: Пятый номер никак не могли закончить, я волевым решением его забрал и доделал. В начале 80-х было ощущение, что все гибнет, что после нас ничего не останется, все уйдет, советская власть непоколебима и вообще надо что-то делать. Журнал «а-я», который выходил на Западе, до нас доходил в двух-трех экземплярах, мы их просматривали и тут же они куда-то исчезали.

Папки сыграли свою роль. Определили круг МАНИ, то есть круг, который потом уже попер свиньей. 1986 год, когда разрешили 17-ю Молодежную выставку, был, по сути, годом конца неофициального искусства. Когда закончился сбор папок МАНИ, закончились и салоны этого времени. Как только начались выставки и перестройка, они сразу бульк — и исчезли. Так что для меня это некий памятник. Памятник первой половины 80-х годов. Сейчас это уже антиквариат.

Константин Звездочетов, Георгий Кизевальтер. Видеоинтервью, июнь 2011

1983/86

Пять папок МАНИ: опыт моделирования культурного пространства, Александра Данилова и Елена Куприна-Ляхович при участии Екатерины Моисеевой










   Каталоги






   Публикации


Газета.ру

2011-09-24

http://www.gazeta.ru/afisha/2011/09/15_a_3770345.shtml

Пять папок МАНИ: опыт моделирования культурного пространства

Велимир Мойст

            Совместный проект Фонда культуры «Екатерина» и «Е.К. АртБюро» посвящен архивам московской концептуальной школы – как известно, именно на документации реальных или выдуманных событий во многом базировалась та эстетика. Сама аббревиатура МАНИ (Московский архив нового искусства), предложенная некогда Андреем Монастырским, подразумевает именно творчество художников из концептуалистского круга. Упомянутые в названии папки собирались ими начиная с 1981 года, и в итоге возник богатый архивный материал, который и представлен публике вместе с изданием на ту же тему.

OpenSpace.ru

2011-09-23

http://os.colta.ru/art/projects/181/details/29845/page2/

Что смотреть во время Московской биеннале

Пять папок МАНИ: опыт моделирования культурного пространства
Фонд культуры «Екатерина»
Ул. Кузнецкий мост, д. 21 / 5
23 сентября — 23 октября
Открытие — 23 сентября, пятница, 19:00

            Выставка, подготовленная кураторами Александрой Даниловой и Еленой Куприной-Ляхович, впервые представит в полном объеме пять легендарных папок МАНИ — Московского архива нового искусства, представляющих собой уникальное (и неопубликованное) собрание документов, художественных произведений и текстов, собранных последовательно начиная с 1981 года представителями московской концептуальной школы. Составителем первой папки стал Андрей Монастырский (изобретатель самого термина МАНИ), второй выпуск подготовили Вадим Захаров и Виктор Скерсис, третий — Елена Елагина и Игорь Макаревич, четвертый — Наталья Абалакова и Анатолий Жигалов. Пятую папку начал собирать Константин Звездочетов, в 1984 году призванный в армию, а закончил Георгий Кизевальтер. По словам Виктора Скерсиса, «уникальность этого издания в том, что практически самые лучшие художники разных поколений участвовали в нем. Это был результат объединения микрокультуры». Кроме самих папок, на выставке будут показаны видеоинтервью с их составителями, записанные в рамках подготовки к выставке.